Нога судьбы, или Истории, рассказанные за чашечкой кофе

Размер шрифта: - +

История вторая, кладбищенская. Очень страшная

Исключений из правил, увы, не бывает. И ведьм совершенно точно боятся все. Я-то это точно уж знаю.

Сколько я сменила в своей жизни съемных квартир — так и не сосчитать, пожалуй. И так сложилось, что одна из них располагалась в доме на окраине города — прямо над кладбищем.

А что? Экологичненько, между прочим, вид из окна на реку, деревья, могилки, воздух опять же свежий, чистый, благодать, одним словом. Вот из-за этого самого вида из окна цена совершенно отдельной замечательной квартиры была ниже раза в три, чем за любое другое жилье по городу. А мне могилки под окном совсем не мешают, я-то знаю, что уж если бояться кого — так живых надо.

Словом, квартирка меня совершенно всем устраивала. Опять же и погулять есть где в тишине и спокойствии.

Собственно, в тот раз я и направлялась погулять вечерком. Хотелось посидеть немного у реки, посмотреть на воду — такое было настроение. Городская набережная заканчивалась задолго до моего дома. Зато совсем неподалеку от него был очень удобный спуск к воде и замечательная лужайка на берегу. Правда, дорога к спуску шла через кладбище, ну да меня, как сказано, это мало смущало. Вечером там было совершенно тихо и пустынно, так что встретить кого бы то ни было я вовсе не ожидала.

Тем более — встретить кого-нибудь настолько... особенного.

Сначала, заметив юношу, сидевшего на старой могиле и картинно вздыхавшего, я решила, что это кто-то, хм... из наших. Из тех, кто ходит через Врата и принадлежит двум мирам. Уж очень был у него необычный вид. Однако присмотревшись повнимательнее, я поняла, что это просто представитель какой-то из субкультур — то ли гот, то ли сатанист... кто их там разберет.

Словом, выглядел юноша до крайности занятно. Одет он был во все черное, худ был и бледен до чрезвычайности, а иссиня-черные, явно крашеные волосы лежали в таком беспорядке, что даже мое воронье гнездо на голове могло бы позавидовать. Глаза его были густо подведены черным же карандашом, что придавало лицу некую театральную трагичность. На шее у него болталась масса побрякушек, сплошь на вид серебряных — я заметила перевернутую пентаграмму в круге, египетский анх и пару каких-то иероглифов.

А еще паренек, сидевший на могильном камне, заметно дрожал, и я резонно предположила, что ему попросту холодно. Здесь, над рекой, ветер по вечерам бывал прохладным порой даже летом, а сейчас была только середина весны. Между тем короткая кожаная куртка на молодом человеке была распахнута, а под ней виднелась тонкая футболка.

— Эй, — окликнула я его. Парень крупно вздрогнул и поднял на меня глаза. Впрочем, осмотрев меня с ног до головы, он как-то хмыкнул про себя, как будто успокоился и потерял ко мне всякий интерес. — Вы замерзли?

— Н-нет, — хрипло ответил парень и вопреки своему заявлению поежился, плотнее запахивая куртку. — Вам лучше уйти.

— Почему? — удивилась я.

— Ну... — юноша покрутил рукой в воздухе, потом оглянулся вокруг. — Вечереет... а сегодня пятница, тринадцатое. И вот... кладбище же! Сегодня что угодно может случиться.

— Да? — я изумилась еще больше и подумала, что, пожалуй, прогулку к реке можно пока немного отложить. Меня всегда забавляли человеческие суеверия, связанные со сверхъестественным и с созданиями, подобными мне. — А вас самого это не смущает?

— Нет! — он гордо поднял голову и с невыразимым пафосом сообщил: — Я готов к встрече с неведомым! Я жду его!

Ой-ой, подумала я. Кажется, здесь будет интересно.

— А хочешь, я составлю тебе компанию? — обращаться на «вы» к парню, с трепетом ждущему неведомого, показалось не слишком уместным. Впрочем, он, кажется, и не заметил моей фамильярности. Не дожидаясь приглашения, я присела на соседний могильный камень.

— Зачем? — растерялся парень.

— Ну, знаешь... Вдвоем с неведомым всяко веселее встречаться. Я, кстати, Славка. Ярослава.

— Вася, — поморгав, ответил молодой человек. — Вообще-то я тут один должен быть... а тебе что, совсем не страшно?

— Ну, с таким-то защитником... — я пожала плечами. — А зачем ты тут должен быть один?

— Посвящение у меня, — буркнул он. — Если узнают, что я в компании был, могут вообще не засчитать. Вдруг еще духи испугаются и не придут?

Ага, подумала я. Духи.

— Ну откуда же они узнают? — мягко спросила я.

— У них... свои методы, — туманно пояснил юноша.

Впрочем, судя по всему, парень испытывал и некоторое облегчение оттого, что ему не придется встречать загадочное «неведомое» в одиночестве.

Как я узнала в течение следующего получаса, Вася с детства увлекался эзотерикой, а также телесериалами про сверхъестественное и всяческих охотников за призраками. Ему нравилось одеваться во все черное, вычерчивать загадочные знаки и пугать окружающих, бормоча себе под нос нечто зловещее на ломаной латыни. Разумеется, со временем он нашел и единомышленников. Тайное общество «Некрономикон» занималось именно тем, что всегда так манило Васю — контактами с загадочным неведомым и вызовом духов.

— Вот Катька — она настоящая ведьма, — горячо рассказывал  он. — По ней сразу видно. От нее, ну, знаешь... сила идет. Такие, как я, это чувствуют. Очень мощная аура. Как зыркнет глазищами — так все.

— Красивая? Катька-то? — полюбопытствовала я.

Несмотря на сгущающиеся сумерки, было заметно, что Вася покраснел.

— Еще бы... ведьма же! Ведьмы все красивые.

Я вздохнула про себя. Мало ты ведьм знаешь, дружок. Меня бы точно уж красавицей не назвал.

Ночь, проведенная на кладбище в пятницу, тринадцатого, была обязательным условием некоего посвящения, после которого Вася будет считаться то ли магом высшей категории, то ли еще каким крутым масоном.



Наталья Филимонова

Отредактировано: 19.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться