Номер 112m

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава первая, в которой много бытовых проблем

  • "И как им не стыдно! " - возмущённо подумал Алан, когда увидел на доске с объявлениями у центрального входа расписание экзаменов. Ещё целая неделя, а учительский состав, так явно напомнил о них. Физика, химия, математика - обязательные, от них никак не отвертеться, чего не скажешь об остальных предметах. Нет. Вовсе нет, учёба не доставляла Алану проблем. Высокие балы, даже когда он практически не напрягался, тешали его самолюбие. Он сдаст экзамены, без зубрежки ночи напролёт втихаря под одеялом, может не пытаться списать или ещё лучше, получить освобождение по болезни. И всё же, какая наглость отнимать у Алана его последние семь дней, заглушая их предэкзаменационной суматохой.
    Лидер класса покинул Клуб Фотографии последним. Закрыл дверь, и как то полагают правила, оставил ключ у охранника. Плечо приятно оттягивал фотоаппарат, который впервые за последний месяц Алану разрешили забрать на день. Сумка старовата, что выдавали пушащиеся нити швов, измятая обшивка ручки, стертая ткань в правом нижнем боку. Внутри, в небольшом отделе в маленьком бархатном мешочке лежал новый профессиональных объектив, о чём говорила тонкая красная полоса вокруг линзы. Конечно, Алан взял его в тайне, боялся, что глава клуба заметит, но желание опробовать свежее оборудование побороть не смог.
    В тот день, начиная с самого утра, всё складывалось замечательно. Алан с удивлением достал из шкафа чистую рубашку, с еле уловим запахом стирального порошка и мяты.
    - Ого! А я и не думал, что ты ещё жива. - Изумленно произнёс парень, и соседи по комнате в недоумении на него уставились.
    Ни свет, ни заря собирали вещи на стирку. Мешок еле застегнулся, когда Алан запихнул туда последнюю пару брюк, осознав, что одежды в принципе не осталось.
    - Отнесешь мой? - лидер класса обратился к Айзеку, тот возмущённо фыркнул, встрепенулись его рыжие вихры.
    - Я так похож на твою горничную? - недовольно бросил он.
    - Нет, ты похож на человека, который так и не вернул мне галстук.
    Эти слова подействовали не хуже веского аргумента. Айзек потянулся на носочках, отвесил Алану звонкий щелбан, забрал мешок с его вещами и скрылся во мраке дверного проёма. Уроки потеряли своё значение, когда за завтраком краем глаза Алан увидел дыню. Тонкая жёлтая кожура, изрезанная мелкими жилками, округлый бок, высившийся над тарелкой, сладковатый запах, затмили всё.
    - С тобой, всё в порядке? - окликнула его Мейлин, положила руку на плечо, и хорошенько дёрнула Алана.
    - Д-да, там дыня просто... была... ладно, не важно. - Попытался объяснить он, но девушка уже не слушала.
    Одна дыня на двенадцать человек. Одна дыня на один ученический стол. Ничтожно мало, если подумать. Во время полдника, дыня, сравнимая разве что с богиней, красовалась посреди стола, привлекая к себе слишком много внимания. Алан, как лидер класса, взял на себя честь разрезать её, ну и заодно, взять кусок побольше. Помнится, старший брат на свой первый и последний заработок прикупил всевозможных вкусностей, тогда, Алан впервые попробовал дыню. На восприятии сказался голод и присущий детям максимализм, но...
    За соседним столом ножом орудовала Хейден. Под её рукой дыня издавала неприятный треск, от которой ребята впали в ступор или предлагали передать дело в руки кого-то из старших. Староста неумело разделила ягоду на двенадцать кривых частей, со злобой в глазах сжимала челюсти, каждый раз, когда пальцы мокрые от сока соскальзывали с рукоятки ножа. После, с отчужденным видом Хейден устроилась на краю скамьи, взяв, самый маленький из лежавших на тарелке кусков.
    Первый этаж пустовал, а Алан с трудом поверил, что припозднился. Остановился меж доской с объявлениями и вахтой, с улыбкой посмотрел на сумку с фотоаппаратом, мысленно покрутил всё планы на день. Результаты медицинской проверки на столе в учительской, документы с соревнований у классного руководителя Миранды82m, бассейн тщательно вычищен, списки учеников, которые находились в медпункте в Хейден, в Клубе Фотографии, вроде, всё тоже в порядке. Алан переступил с ноги на ногу. Мейлин задержалась, готовила очередную картину на ежегодную школьную выставку, а значит, лидеру класса просто некого ждать. Нащупав мыло на дне школьной сумки, Алан вспомнил про душевую, нехотя зашагал к выходу из школы.

  • Постепенно, плавно и неторопливо, солнце клонилось к закату, скользило по земле ярко жёлтыми лучами, настырно светило в глаза, слепило, пряталось за далёкими кронами деревьев. Плотной сетью тянулось цветастое месиво клумб, поросшее густой разнообразной растительностью, чуть ли не оплетало стены школы. Центральной дороге с системой крупных ответвлений, Алан предпочёл протоптанную им самим, которая вилась меж гладиолусами и тюльпанами, потом становилась значительно шире, скрывалась в тени юной берёзы. Земля пыльная и сухая дышала теплом, нередко порастала мелкими сорняками, которые с приходом Алана, гибли под подошвой бордовых туфель. Садовник, следивший за растениями у школы, давно заметил новую тропу, но жаловаться или ругаться, как то обычно бывает, не стал. Сам нередко пользовался ей впоследствии, чтобы добираться до цветов в глубине.
    Два аккуратные здания, соединенные узким коридором, находились в отдолении от школы, представляли собой душевую. Серые стены, пластиковые двери, миниатюрные вывески с разделением на мужскую и женскую половины, узкие ступени, скользкие от влаги. Нередко, там, в слепой зоне камер находили раздавленные окурки. Ничего нового и странно, если подумать. Алан и сам становился свидетелем нарушения правил школы, касательно сигарет, и... к тому же, один раз пробовал курить.
    Утром субботы возле душевой всегда царил хаос, в то время, как в другие дни, особенно ближе к вечеру - тишина и практически безлюдье. Внутри Алан пересёкся с группой учеников из младших классов, троицей старшеклассников, которые собирались и двумя одноклассниками: Айзеком и Брайаном, пришедшими пятью минутами раньше. Первый, скорее всего с тенниса, второй из Клуба Плавания, где душевую закрыли на ремонт. Они довольно громко переговаривались, стоя на входе в раздевалку.
    - Долбанная химия...
    - Да, ладно!
    - Ну, с этим ничего не поделаешь.
    Алан разулся. Немного подумав, оставил сумку с фотоаппарат в глубине полки для школьных папок. Волнуясь за сохранность аппаратуры, придвинул сумку к самой стене и хорошенько заставил её.
    Вдоль стены тянулись глубокие акриловые раковины приторного белого цвета. Алан оперся на одну из них руками, уставился в запотевшее зеркало, на поверхности которого застыла череда капелек воды. Парень смахнул их рукой и его отражение проглянуло сквозь дымку. На его лице отпечаталась усталость, нотка напряжения, лёгкое раздражение, ставшее привычным. Алан зачесал чёлку на бок, прощупывая корни волос. Последний раз, когда он мыл голову сопровождался спешкой, в результате плохо сытый шампунь и будто маслянистые волосы. Алан мотнул головой, позволяя чёлке вернуться в привычное положение. Теперь на лидера класса из зеркала взирал крайне не отёсанный, потрепанный парень в белой рубашке, липшей в шее и бордовом галстуке, зажим для которого валялся в глубине тумбы у кровати.
    Мыло и мочалка выдавались каждому ученику, как личные принадлежности, в то время как шампуни, бальзамы и полотенца входили в общее пользование. Напротив моек расположился целый шкаф, полки которого ломились от стопок со свежими полотенцами и баночек с цветными этикетками. Алану были противны все эти химические запахи цветов, ягод, дёгтя, псевдо полевых растений и прочие виды ароматов, с силой, ударявших в нос, стоило открыть шампунь. Смущало разнообразие флаконов геля и с мелкими гранулами, создающими так называемых "эффект массажа". Однажды, Алан принял душ с одним из таких гелей, в результате два дня от него на метр разило молочным шоколадом.
    - Ммм... От тебя так вкусно пахнет! - заявила Мей, принюхиваясь с очень серьёзным видом. - Гель с шоколадом, что ли?
    - Да какая к черту разница! - возмутился Алан.
    - Ну, - протянула девушка. - Просто я таким же пользуюсь.
    Раздевалка представляла собой четырехугольное замкнутое пространство, заваленное скомканной одеждой. Особо неряшливые учащиеся оставляли там свои вещи на целый день и не забирали даже до закрытия душевой. Особо досаждал запах пота и мускуса, избавится, от него не помогали ни вытяжки, ни уборка, которую ученики проводили самостоятельно по два раза на дню. Вонь круглосуточно держала оборону и сходила на нет, смешавшись с освежителем воздуха, после чего возвращался в ещё более мерзкой форме.



Дарья Каменева

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться