Номер 112m

Размер шрифта: - +

2.Глава восьмая, в которой начинается посадка, Лас-Вегас - Эли

"Начинается посадка..." - громко оповестил грудной женский голос, мгновенно оглушив всех тех, кто находился в промерзшем здании аэропорта, эхом разлетелся меж пустынных стен и глухим осадком застыл вблизи сознания. И один вопрос, на грани изумления и отчаяния, где-то под ледяной кожей, с хрипом в лёгких, со срывающимися связками, с ослепляющей надеждой, заставил сотни людей затаить дыхание.

... Неужели?...

 

Хелен Фоссер - высокая, фигуристая женщина в классическом костюме мышиного цвета и лёгкой гипюровой блузе, лихорадочно водила пальцем по сенсорному экрану кофейного автомата. Тот отвечал ей категоричными гудками, наливался алым цветом в раме из помех или просто не реагировал на выбранную программу. Хелен сдавила, дрожащие от холода челюсти, прикусила посиневшие губы, с нервозностью во взгляде достала замусоленную пачку сигарет. Огонёк серебристой сигареты мгновенно вспыхнул, опаляя светлую обёртку. Едкий вишнёвый запах, отдавал дешевизной, неприятно щипал ноздри.

- Мааам, пошли! - девочка лет одиннадцати, всё это время стоявшая рядом, потянула Хелен за рукав пиджака.

Клетчатый плед, скрывающий тонкий силуэт, чуть ли не до ушей, неровными краями касался пола. Медные волосы, собранные в неаккуратный хвост, местами свисающие лохматыми прядями, липли к коже шеи и потрескавшимся губам. Девочка поежилась, бросила на мать хмурый взгляд, изогнув при этом капризные, тёмные с рыжим брови.

- Ну, мааам, - протянула она, пуще прежнего насупившись. - Нам же сказали, что он не работает!

- Сейчас, Хейден, сейчас, - слова сопровождались то ли облаком белого дыма то ли не густым паром. Хелен устало прикрыла глаза. - Сейчас, попробую ещё раз, и пойдём.

Но автомат явно не желал спешить. После длительной перезагрузки он, наконец, соизволил предложить меню и снова надолго завис. Настройки сахара застряли на одной ложке. Как ни крути, Хелен пришлось согласиться с тем, что есть, закинуть в ячейку пару-тройку монет. С довольным клокотанием автомат сглотнул добычу, принялся за работу. Одноразовый стаканчик с минуту наполнялся сильно разбавленным экспрессо, норовил опрокинуться под тяжестью тонкой пены, расплескать содержимое по чернеющему от грязи поддоннику.

- Мам, пошли!

- Я же тебе сказала! СЕЙ-ЧАС! - Хелен смяла окурок каблуком массивных туфель.

Громкий звонок вперемешку со щелчком сотряс аппарат, оповестил о готовности заказа. Игнорируя надпись "Осторожно, горячее!", женщина поспешно отодвинула полупрозрачную перегородку, изъяла экспрессо. Новая партия густого пара вырвалась наружу, тут же растаяла, смешавшись с вязким воздухом. Хелен поднесла стаканчик к губам, сделала первый большой глоток. Неожиданно её лицо подернулось сетью морщин. Она прижала, окоченевшие пальцы ко рту и слабо разжав челюсти, достала изо рта скрученную прядь волос.

- Что за...

Хелен передернуло. Хотя, чего ещё можно было ждать от этой загнивающей развалюхи! Стаканчик в одно мгновение оказался в мусорке, скрылся в куче разнородного хлама.

- Мерзость... тфу... - Хелен хотела было сплюнуть, но сдержалась.

"Начинается посадка..." - слова резанули слух. Хелен с недоверием посмотрела на массивное табло, на котором одна за другой всплывали надписи ближайших рейсов.

... Неужели?...

 

Сначала был перелет из родного городка Данглоу в Лас-Вегас, штат Невада. Дальше, предстояло спустя два часа по прибытию, вылететь в Эли, но что-то пошло не так. В первый раз, рейс задержали на полтора часа по техническим причинам. Во второй, ещё на пять из-за отсутствия персонала. Потом, была не летная погода и на несколько дней прекратились абсолютно все полёты. Небо над Лас-Вегасом потухло и замерло на ближайшую неделю.

Хейден не переставала удивляться тому большому количеству людей, что находились в то время в аэропорте. И что самое интересное, все без исключения ждали перелёта в Эли. Десятки... сотни... тысяча... Это было лишь предположение, но забитое под завязку здание подтверждало его. Если бы не прекратились перелёты в сам Лас-Вегас, приезжих стало бы раза в два больше.

Денег на отель или хотя бы хостел, катастрофически не хватало. По крайней мере, так говорила мама, подкрепляя своё желание переночевать в аэропорту, тем, что большинство туристических организаций давно заброшены. Кажись, ещё 2034 году денежная жемчужина самого крупного года Невады, пустила глубокую трещину, потянув за собой на дно основной доход населения. Под откос пошли отели-казино, тематические отели, эко-отели, всевозможные бары, где цена на алкоголь от неприемлемо высокой упала до абсурда.

В середине декабря 2042, система отопления отказала. Четыре градуса тепла стали ощущаться, как никогда чётко, ведь температура в аэропорту разнилась с ними от силы на три единицы. Большим спросом стали пользоваться мини-кафе и близлежащие маркеты. Но спустя пару дней непредвиденная прибыль сменилась опустевшими полками, проблемами с поставками и скорым завозом. Смели даже просрочку.

Администрация аэропорта держала строгое молчание до самого конца недели, а потом привычный женский голос оповестил всех о новом рейсе. Как оказалось, последнем.

Хейден помнила, с какой дикой скорость толпа хлынула к выходу на взлетно-посадочную полосу. И они с матерью поддались этому движению. Брошенными остались сумки, чемоданы, рюкзак с учебниками и мамин дорогущий фотоаппарат.

Хелен крепко схватила дочь за руку, ринулась, вперёд расталкивая рядом стоящих людей. Хейден не поспевала за ней, спотыкалась, то и дело, хотела остановиться и перевести дыхание, но понимала, видела - это не забег на скорость, не сдача норматива, не соревнование с кем-то. Последний шанс. Здесь нет кнопки "restart", нет жалости и помощи окружающим, нет гарантий и обещанного "happy end". Только гул мотора впереди, непроглядная стена человеческих тел вокруг и ничто позади.



Дарья Каменева

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться