Номер 112m

Размер шрифта: - +

2.Глава тринадцатая, в которой изменения не всегда к лучшему

- Леон! С Вами всё в порядке?

Эти слова подействовали не хуже нашатырного спирта, мгновенно привели в чувства. Правда, ясность в голове устанавливаться никак не желала, а сумбурность всего происходящего наталкивала на мысли о возможном недосыпе. Леон с трудом оторвал отяжелевшую ладонь ото лба, ощущая пронзающую голову боль, машинально прижал указательные пальцы к вискам. Зажмурился, силясь восстановить ясность изображения.

... И вроде, линзы на месте...

Чья-то рука на плече. Тонкое запястье, узкая вытянутой формы ладонь и аккуратные пальчики со свежим маникюром пастельных оттенков.

- Леон!

Сьюзен37s - одна из особо юных и навязчивых работников пришкольной медицинской части нависла над психотерапевтом с крайне озадаченным и тревожным видом. Зрачки серых глаз расширены, тонкие тёмные брови неестественно изогнуты, так что на переносице проступили глубокие морщины, очки, сдвинутые чуть ли не на затылок, рисковали упасть и разбиться об пол.

- Д-да... Да... В порядке...

- А по Вам и не скажешь. - Отстранилась, наткнулась на стул позади себя и неловко опустилась на самый край. - Задремали в середине нашего разговора...

На часах 6:50 утра. Леон не привык выходить на работу в такую рань, не привык ночи напролёт возиться с отчётами. А ещё документы на перевод в ЦНР, которые на протяжении месяца никак не заканчивались, скорее, множились и расплывались, как и желание попасть на лучшую должность. И всё-таки, он не из тех, кто бросает дело на полпути, не из тех, кто упускает возможности, а потом месяцами жалеет и упрекает себя.

- Знаете, мне даже обидно... Неужели, я настолько плохой собеседник?... Впервые выхожу на дежурство, а уже так сильно утомила Вас... - Сью говорила отрывисто, явно на эмоциях, словно произошедшая нелепица действительно задела её за живое.

Даже через два слоя одежды, у самого локтя, Леон почувствовал всё ещё горячий кофе - сильно разбавленный экспрессо с порядком осевшей молочной пеной и пышной россыпью корицы. Неспешно потянулся к пластиковому стакану с бежевыми завитками на бумажной обёртке, насквозь пропитавшейся сетью паровых капель. Первый глоток сухой, но бодрящий, обдал горло жаром и застыл на кончике языка приятной горечью. Второй, обволакивающий и нежно-матовый, скользнул в глубь живота.

- Так, - Леон откинулся на спинку стула. Вокруг всё ясно, но в сон по-прежнему клонило. - О чём мы с Вами говорили?

Сьюзен уставилась на него круглыми глазами, будто в лёгком ступоре с минуту молчала, потом отвела взгляд в сторону и со свистящим смешком, наконец, проговорила:

- О Вашем отчёте. Вы, как-то расплывчато указали причину болезни одного из пациентов, а так же направления его в ЦНР. Я, конечно, понимаю, - в глазах сверкнула заискивающая нотка. - Это может быть врачебной тайной... Может, я лезу не в своё дело, но не одну меня заинтересовала эта ситуация. Сами понимаете... Всё началось с начальства и я...

Сью действительно лезла не в своё дело, но если быть честными, далеко не всё и всегда держалось в секрете. Это стоило признать. Конечно, личная информация и то, чем делились пациенты с врачом, не должно было оказаться за пределами кабинета, но... Причину психического расстройства Леон назвал очень невнятно, ещё хуже дело обстояло с направлением лечение в ЦНР - сухо, кратко, без подробностей и излишков, от которых вреда больше, чем пользы.

- Так, что Вы имели в виду под "глубокий шок" или, как Вы писали... "психическая травма"? - девушка продолжала допытываться.

- Нервно-психическая перегрузка, - поспешно поправил. - И да, психическая травма, тоже.

- Вас, ведь просили пояснить в более подробной форме, но Вы...

- Отказался, - категорически, имея на то полное право.

Сьюзен молчала, неотрывно смотря на Леона, причём так напряжённо, будто пыталась пробудить в себе телекинетические способности.

- Вы всё ещё ждёте от меня объяснений? - психотерапевт устало потёр глаза, на белке которых давно проступила паутина из алых сосудов.

- А Вы, я так понимаю, уходите от ответа?

Вопросом на вопрос. И оба риторические. Значит ли это, что их беседа зашла в тупик? Если Леон не вынесет приговор в виде категорического "нет", то Сью продолжит осыпать его вопросами или просто пустыми предложениями, смесью невнятных волнений и рабочего диалога. Она будет строить из себя не слишком умную, но чрезвычайно любопытную девушку, тем самым действуя на нервы и вводя мозг в сонливое оцепенение.

- Ладно, - идти на уступки было вынужденной мерой.

- А я и не подозревала, что Вы такой сговорчивый! - девушка скрестила пальцы, с глухим хрустом разминая их.

... И зачем ей это знать? Просто так, для интереса, для галочки или конкретной цели? В любом случае, Леон уже согласился...

- Пациентку зовут Хейден65aX. - стаканчик с кофе опустел и психотерапевт сжал картонную упаковку вместе с пластиковой крышкой. - Если вы захотите прибить её по базе, то компьютер сначала выдаст ошибку и только спустя десятиминутной перезагрузки появиться ссылка на необходимые сведения. Причина в букве "a", которая осталась ещё со старой схемы нумерации. Хейден была одной из первых, прибывших под Купол. Тогда буквы после номера толком не имели значения. Это уже после, буква номера - первая буква имени... Но мы не об этом... - стаканчик захрустел, покрылся глубокими трещинами, остатки напитка скопились на самом дне, перетекая по кругообразному основанию. - Хейден закончила восьмой класс технико-инженерной направленности, пусть не совсем успешно и благополучно, но достойно. Так, что же, в её случае, значило "нервно-психическая перегрузка" и "психическая травма". Всё довольно просто. Думаю, Вы слышали о несчастном случае в школе.

- Да, - Сьюзен кивнула. - Девочка насмерть разбилась, выпав из окна четвёртого этажа школьного общежития.



Дарья Каменева

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться