Нонестиоз

Нонестиоз

В кабинете доктора Соловьева всегда пахло фенолом. Он не проводил операции, он говорил пациентам, что означает их «больно где – то здесь» после того, как диагноз подтвердят, но запах акварели все равно витал в воздухе. Впрочем, ему этот запах очень даже нравился, он напоминал ему о детстве, когда он ходил в художественный кружок до того, как он решил стать врачом.  Сейчас же из кабинета доктора в слезах вышла молодая темноволосая девушка, которой доктор поставил страшный диагноз неизлечимой болезни, способной убить ее за десять лет. «Нонестиоз».

Соловьев ненавидел неизлечимые болезни, он считал, что задача доктора – спасать жизни, а каждый раз, когда он ставил диагноз «лейкемия» или «ВИЧ», настроение падало от беспомощности. Только диагноз «нонестиоз» доктор ставил беспощадно и даже с каким–то странным чувством то ли зависти, то ли удовлетворения.

После девушки в кабинет зашел Константин Шведов, ставший в короткий срок очень известным певцом народной эстрады. Конечно, люди, узнавшие его лицо, задавались вопросом, что в этой маленькой больнице делает такой знаменитый человек, те, кто был чуточку смелее, просили автограф или селфи для инстаграма. Соловьев также узнал Шведова, но доктор знал его еще до того, как он стал знаменитым, в первую очередь Шведов был для него давно знакомым пациентом.

- Добрый день. – Ответил доктор. – Я вас ждал. – Соловьев улыбнулся.
- Добрый. Вас кто – то предупредил? – Удивился певец. Хотя поднявшиеся брови быстро вернулись вниз, изображая хмурость.
- Нет, я знал, что вы вернетесь.
- Давайте ближе к делу. – Шведов прошел в кабинет и сел на стул напротив Соловьева. – Около десяти лет назад вы сказали, что я неизлечимо болен и умру от нонестиоза через десять лет, сказали, что первые симптомы проявятся через семь лет, а боль будет постепенно нарастать с каждым днем. По всем прикидкам я уже должен был умереть, но вот я здесь. Более того, я обратился за помощью к лучшим докторам в Европе, но они подняли меня на смех, когда я назвал им свою болезнь.

Доктор поправил очки и сказал:

- Когда вы сюда пришли, я видел сироту, тревожащегося за свое существование ребенка. У вас не было ни семьи, ни друзей, даже девушку вы себе не могли найти. Скажите, что вы чувствовали, когда узнали, что больны.
- Я ненавидел судьбу за то, что она со мной так поступила, около месяца я пытался смириться с мыслью, что меня скоро не станет.
- Напомните, кем вы работали? – Перебил его ненадолго Соловьев.
- Я работал обычным разносчиком пиццы.
- Вы любили эту работу? – Пациент покачал головой.
- Я ненавидел ее. – Шведов сделал паузу, вспоминая, где он остановился. – Спустя месяц я вспомнил о своей давней мечте - стать музыкантом. Тогда я взял уроки игры на гитаре и стал учиться петь. Я тратил половину денег на обучение, а остальную половину на проживание, все ради мечты. О, да, я пел и играл день и ночь. Каждую свободную минуту я уделял своему увлечению. Соседи жаловались на меня, упрекали в том, что я им мешаю, что у них в любой день времени только что уснул ребенок, убеждали, что я впустую трачу время, что мне это не нужно, что нужно все бросить, и вообще у меня ничего не выйдет, жаловались, но я их не слушал, и они прекратили. Я учился быстро, через два года я уже начал играть в группе, а спустя еще год меня пригласила к себе более известная группа, обратившая на меня внимание. Так год за годом я и стал знаменитостью. Я не боялся сцены, не боялся тратить деньги, я решил, что когда я умру, после меня деньги никому не будут нужны, а если я буду дарить людям прекрасное, то я проживу не зря.
- Собственно, вы все сказали за меня, Константин. – Ответил доктор после небольших раздумий. – Дайте ответ мне еще на один вопрос: если бы я вам не сказал, что вы больны, вы бы стали знаменитым?
- Нет. Думаю, я бы стал таким же обычным, как и соседи, которые вечно со мной ругались, а сейчас выпрашивают у меня билеты «по старой дружбе», которой не было. Более того, думаю, я бы и сам стал говорить всем, кто пытался выделиться из общих масс, что они тратят время впустую.
Наступило молчание, Шведов посмотрел на тикающие стрелки часов, ритмично и монотонно отбивающих свое «тик – так». Доктор заговорил первым:
- Так получается, что ваша мечта сбылась с моей помощью, так?
- Получается, да. – Кивнул Шведов.
- Я поставил ложный диагноз, чтобы помочь вам. Не только вам. Та девушка перед вами. Ее родители погибли в автокатастрофе пол года назад, она разведена, без детей. Идеальная база. - Для не особо внимательного наблюдателя лицо доктора Соловьева не изменилось, но на самом деле на доли секунд лицо доктора изобразило печаль, а потом снова вернулось в норму. - Я ставлю такой диагноз только тем, кому нечего терять. Обычные люди пойдут к своим родственникам, они их будут утешать, и их жизнь не изменится. Вам же терять было нечего, поэтому вы легко решились рискнуть и стать звездой. - Непродолжительное молчание. - У вас есть вопросы? – Шведов задумался, снова посмотрев на часы. Он отсчитал пять щелчков, после чего к нему в голову пришла мысль.
- Что такое нонестиоз? – Доктор улыбнулся.
- Это происходит от двух латинских слов non est. Нон эст. Не существует. – И спустя паузу добавил. – Я ее выдумал.

Шведов посмотрел на Соловьева и вслед за ним улыбнулся, за улыбкой последовал странный хрюкающий звук, переросший в смех. Соловьев тоже засмеялся вслед за своим пациентом, а потом оба и вовсе расхохотались. Когда они оба успокоились, Шведов заявил:

- Вы на самом деле сделали великую вещь, изменив мою жизнь. В благодарность я вышлю вам чек на сто тысяч рублей.
- Нет, нет. Денег не надо, дорогой мой. Для меня лучшая награда – успех моих пациентов. «Спасибо» будет вполне достаточно.
- Золотой вы человек, прямо – таки неизвестный герой. – Шведов пожал руку своему доктору и довольный вышел из кабинета.



Данил Помазкин

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться