Нос императора

Нос императора

Домой идет когорта. На войну выходили два легиона. Они возвращаются героями.

А вчера ему сломали нос.

***

Он выжил в нескольких боях без единой царапины. В тех боях, откуда сейчас возвращается огрызок императорского войска. В боях, откуда не вернулся почти никто из бунтовщиков.
Он сражался на передовой, а не сидел в безопасном тылу с командованием. (Повезло еще не оказаться в первых рядах.) Он бежал в атаку вместе со всеми. И никого не убил. К счастью, никто не убил и его.
Он - не трус. Не пытался прятаться за спинами товарищей и, на время, забыл о ненужной на войне морали. Конечно, убивать людей плохо. Но бывают исключения: например, когда эти люди изо всех сил пытаются убить тебя. Он честно нападал на врагов, и даже дрался с несколькими из них. Но нанести решающий удар не пришлось. То схватку прекращала случайная стрела, то на подмогу поспевал кто-то из товарищей.
В одном из боев он едва не потерял меч. От такого позора тяжело избавиться. Лучше уж потерять заодно и голову. Меч у него из рук выбил очередной противник, но он успел заметить, куда тот отлетел. Отбившись кое-как щитом и дождавшись помощи, он поднял оружие и продолжил сражаться, как будто ничего и не было. Если кто-то и заметил эту неприятность, то вряд ли выжил, чтобы рассказать остальным.
Ни разу его не ранил противник, не задела случайная стрела, не затоптал ничей конь.

А нос ему сломал какой-то крестьянин.

***

Три дня назад, после того как они выиграли последнее сражение, командиры объявили, что бунтовщики разбиты, регион возвращен под надежное начало империи, и можно собираться домой.

Это было очень кстати и вовремя. Их осталось ровно столько, чтобы по пути назад в столицу не бояться разбойников. В еще одной серьезной битве людей хватило бы только держать стяги и трубить в трубы. Драться было бы некому.
Они похоронили своих мертвых и аккуратно собрали их вещи. Трупы врага ограбили и сожгли. На этом с делами было покончено. Им дали день передышки, который пришлось потратить на то, чтобы привести себя хоть в какой-то вид. Ведь не может императорская армия выглядеть, как свора побитых собак.

От такого отдыха он устал еще больше и весь следующий день шагал, ничего не замечая вокруг. Он не был мысленно на войне. Мыслей вообще не было. Еще ночь потребовалась, чтобы он немного ожил и оглянулся.
Вокруг он увидел лица людей. Они проходили через деревни, еще недавно охваченные бунтом. Они освободили эти деревни, и справедливо могли ожидать, что их будут провожать с почестями, благодарностью. Не тут-то было. Лица были угрюмы, глаза смотрели исподлобья. Если так в этих краях выражают радость, он рад, что не родился здесь.
Может быть, эти люди не поняли, кто победил? Может быть, они думали, что верх одержали бунтовщики? Но ведь не зря же они провели целый день прихорашиваясь. Командование тщательно проследило, чтобы на каждом из оставшихся солдат отчетливо были видны знаки отличия, указывающие на принадлежность к императорской армии. Это было вопросом не только чести, но и безопасности. Они и так еле выжили в сражениях; не хватало еще, чтобы их, не разобравшись, добил один из патрульных отрядов.


***

Когда идешь в полном обмундировании, обвешанный своим и трофейным оружием, то вполне естественно захотеть воды. А когда идешь по деревушке, за которую только что сражался, можно рассчитывать на то, что вода для тебя найдется.
Именно так он и рассуждал, когда заходил в какой-то двор в поисках колодца.
Вместо того, чтобы напоить, его избили несколько мужчин, а один - сломал нос. И не посмотрели, что он - солдат императорской армии. Не обратили внимание на то, что он - герой.
Согласно приказу, ему следовало тотчас убить всех в этом доме, а затем донести командованию об инциденте, чтобы они могли устроить показательную казнь над случайно выбранными жителями деревни.
Но согласно тому же приказу он должен ощущать себя героем-освободителем. Однако же, не ощущал.

 

***

Сейчас, сидя у палатки последние минуты перед отбоем, он пытался понять, за что его били.
В детстве, когда кто-то из солдат проезжал мимо их поселения, он не мог (да и не старался) сдержать восторга. Он смотрел на этих титанов с обожанием. Им не то что воды, свои дома отдать было мало.
Разве можно достойно расплатиться с людьми, которые жизнь положили на то, чтобы враг не дошел до столицы, не захватил империю, не угнал бы в рабство женщин и детей? Тогда напали подлые соседи, а они защитили родину.
Конечно, император после той войны всех наградил. Всех выживших. Им выплатили двойное жалованье и дали две недели отпуска, чтобы навестить семьи перед ответным походом. Правда, навестить смогли только те, кто жил неподалеку от столицы. Империя большая, некоторые и до дома-то не успели бы добраться. Так что и ехать смысла не было. Зато народ их на руках носил.

А его этими же руками побили. Правда, эти люди не были похожи на его народ. Он сам светловолосый, со светлой же кожею. А здесь все смуглые, темноволосые. Одеваются не так, и говорят по-другому.
Он как-то слышал, что раньше империя была меньше. А затем император (не нынешний, а его отец) ее расширил, победил каких-то варваров, забрал их территории. Видимо, это они и есть.
Так что же, они злятся на него за то, что их захватили? Но это же не он их захватывал. Он тогда и не родился еще, наверное. А если бы и родился, не стал бы их захватывать. Зачем ему эти земли? Ему вполне хватало своих. Это же император так решил. Может, ему министры насоветовали или еще кто. Тут отдает политикой. А он в политике не разбирается. Его дело маленькое - иди да воюй, куда скажут.
И даже идти воевать не очень-то хотелось.

***
Когда пришли армейские рекрутеры, он пас коз. Не дали даже переодеться. Только родным успел передать, чтобы за козами кого-то отправили, а то ведь разбредутся.
В столице выдали ржавый меч, дырявую кольчугу и погнутый шлем. В этом уже кто-то успел умереть, но было не до сантиментов. Когда тебя чуть ли не палкой на войну гонят, будешь рад, что хотя бы не голышом.
По пути наспех объяснили, что один из окраинных регионов бунтует. Хотят отделяться от империи, как будто для этого их император-отец завоевывал, культуру насаждал, дороги строил. Какой это регион, кто бунтовал и зачем им отделяться, он не понял. За всю жизнь (надо сказать, не очень долгую) он видел только свою деревню, да еще пару раз ходил по делам в соседнюю. Немного слышал про столицу, конечно. Знал, что теперь империя большая, а раньше была маленькая.



Tolerant Citizen

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться