Ноша презренных

Эпилог.

-Ну, если бы ты сделала воздушную перспективу и нарисовала тени, то возможно оценка была бы выше, а так… Что есть, то есть. – сказал препод, проходя мимо моего проекта, который комиссия исчеркала карандашом.

Я посмотрела на «долгожданные» 2,5, и даже ни капельки не расстроилась. Конечно, всю неделю, вместо того, чтобы аккуратно выполнять задание, я в панике металась по столице, пытаясь спасти жизнь. И я это сделала. Комиссия этого, естественно, не знает, да и зачем им об этом знать? Главное, что я получила неимоверный опыт, я перестала бояться незнакомых людей, могу заговорить с ними. Однако, с одногруппницами я по прежнему не общаюсь, но мне от этого только лучше; всё таки одиночество всегда было неотъемлемой частью меня и оно, такое родное, уже можно сказать клеймом стоит на мне. Но меня это ни чуть не тяготит, мне так даже нравится.

Недавно с Пашей списывались по интернету. Он жаловался, что учительница по русскому языку постоянно выделяет его, как бы он ни старался откреститься от ярлыка отличника. Теперь ему приходится усиленно готовиться к экзамену, чтобы её не разочаровать. А ещё он написал, что решил вернуться домой, и родители приняли его, поэтому жизнь постепенно налаживается.

Кувшинников Олег Викторович нашел человека, который искал Антону информацию, как-то поощрил его. Я всё-таки замолвила словечко за таксиста; ему тоже выписали денежную премию. Мне так же торжественно пожали руку и даже вручили медаль за поимку особо опасного преступника. Вот почему я совершенно не расстроилась из-за плохой оценки: у меня было кое что получше.

Рождественский всё таки отлежал положенный срок в больнице, даже прошел экстренный курс реабилитации и как то раз, уставшая выходя из университета я увидела, как он топтался у забора с букетом белых лилий. Увидев меня он засиял и даже предложил пойти в ресторан. Я, не привыкшая к подобным вещам, тут же отказалась, тогда он просто подвёз меня до дома.

-Как же всё таки здорово, что ты побеспокоилась тогда обо мне. – говорил он.

-Не придумывай. Мне от тебя нужны были только мои деньги.

-Да, да. – всё равно соглашался он. – Как же хорошо, что ты корыстная и небогатая. Кстати, там в букете, конвертик, там всё, как договаривались.

Я тяжело вздохнула.

-Как же это всё таки здорово, - снова начал он. – Что ты тогда и собаке доверилась, а то хоронили бы меня сейчас в баночке из-под йогурта.

-Что будешь делать со своим сценарием? – интересовалась я.

-Он пропал куда-то… Всю квартиру обыскал, нигде нет.

-Ну и слава Богу… - сказала я, мысленно вспоминая, что сама же его и утащила. Надеюсь, что Павлу хватит ума выбросить это произведение искусства.

-А братец мой от тебя просто в восторге. – восхищался композитор.

-Кто? – не поняла я.

-Олег.

-Он твой брат? – подпрыгнула я на месте.

-Ну да, а что такого?

-Я думала, что у тебя никого нет, потому что никто тебя даже в розыск не объявил…

-Ну, мы люди взрослые… Тем более, я часто куда-нибудь уезжаю, вот все, наверно, и подумали, что я в очередной командировке.

-А фамилии у вас почему разные?

-Ну, - потупился он. – Мне никогда наша фамилия не нравилась, вот я и взял псевдоним. А Олег с Игорем под родными ходят… Кстати, а откуда у меня взялась жена?

-Ты ещё и женат!? – удивилась я, вспоминая обстановку квартиры.

-Вообще-то нет, но сосед сказал, что к нему приходила моя жена, ударила его книгой по голове, отобрала ключи от квартиры и всех ограбила.

Я сидела, замерев от ужаса.

-Это не я…

-Я так и подумал…

Он высадил меня у подъезда, где мы попрощались, и он уехал. Меня ещё несколько дней не отпускало то приятное чувство, которое я испытывала от того, что спасла человеку жизнь. Я вдруг почувствовала себя героем, о котором так давно мечтала. И я была очень рада, что всё таки это со мной случилось. Теперь я уже не боялась, теперь я уже могла почувствовать в себе сердце и душу. Теперь я уже действительно была человеком.



Серова София

Отредактировано: 16.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться