Носители времени

Размер шрифта: - +

Глава 2: И имя ему Воля

Каратели.

Такая категория людей есть абсолютно везде, в любой системе, в каждом ордене. И все потому что человек одним своим существованием нарушает естественный ход событий в круговороте земных процессов. Когда же вопрос касается особо тонких материй, вроде времени, то Каратели необходимы как воздух. Вопрос только в том, будут ли они исполнять свои прямые обязанности или предпочтут расширить свой карман. Иногда они бывают на редкость тупыми и тут уже ничего не поделаешь.

Сивис же не подходил под эти параметры. Он представлял собой преданную собаку, хозяин которой стоит за углом, так что она крепко накрепко запомнила, что любая пакость и хозяин может увидеть. Хотя не всегда было понятно, собака это он сам или кодекс, который он трактовал порой изощренным образом и при этом не нарушал того.

Мьон печально вдохнул.

— Какой многострадательный вздох, юноша. Ты так грустно вздыхаешь, что меня самого продирает на жалость, — ухмыльнулся Сивис, при этом продолжая закручивать шестеренки на своем браслете, что в отличии от украшения Мьона напоминал связку из голубоватых цветов.

— Знаешь, я вообще-то ожидал наказания, — буркнул мужчина и резко откинул голову назад, из-за чего больно шмякнулся затылком о ствол дерева.

Сивис глухо хохотнул.

— Или то, что я уже битый час смотрю как ты смазываешь свой…как ты его назвал? Ледя, да? Так вот, я уже битый час смотрю как ты смазываешь Ледю и как дворовый пацан подтруниваешь меня, это нормально? В смысле, у карателей ордена так и принято работать?

— Я могу и побить тебя для разнообразия, если так хочется, — мужчина поднял руку к небу и довольно кивнул. — Особенно после того, как ты стал задавать лишние вопросы покупателю, да ещё и в моем присутствии. Довел женщину до слез без всякой на то причины.

Глаз дернулся. Мьон в очередной раз недовольно вздохнул и демонстративно отвернулся к проселочной дороге, что хорошо виднелась с поляны на которой они расположились.

В его понимании причины были, но все же он осознавал, что лезть в душу покупателю права не имел. Теперь подобная игра в праведника обернулась лишь ещё большей проблемой для его членства в ордене.

— Нравится мне твоя кислая морда, так мою племянницу напоминает, — он хлопнул ладонью по коленке, словно собирался встать, но остался сидеть на земле. — Знаешь, что произошло в Габерне два месяца назад?

— Какой-нибудь крестьянский бунт? Они сейчас как зараза прокатываются по стране.

— Не совсем, — Сивис глубоко вздохнул сырой лесной воздух.

Сейчас только наступало утро и в лесу гулял легкий утренний туман. Было морозно и сыро, но обоим путникам такая погода не доставляла неприятностей, словно у них в телах были встроены обогреватели и какая-то там утренняя сырость не представляла никаких неудобств.

— Мальчишка двенадцати лет совершил успешное покушение на жизнь местного лорда.

Мьон зажмурился и подставил лицо под солнечные лучи.

— Ну, видимо напросился.

— Проблема только в том, что за два дня до убийства лорда сестра этого мальчишки была клиенткой нашего ордена, — Сивис выразительно посмотрел на отрешенное лицо собеседника. Тот продолжал наслаждаться солнечным теплом, словно беседа его совершенно не интересовала. — Её, к слову, линчевали во время волнений.

Мьон дернулся. Широко распахнув глаза он уставился на Нелейно-Рана.

— Как линчевали? За что?

— А ты прям-таки и не знаешь, бедный маленький барашек, — оскалился мужчина. — В любом случае суть в другом. На что она купила время?

— Я не обязан отвечать, — фыркнул торговец и вновь вернулся к созерцанию дороги.

Сивис видел злобу с какой вспыхнули глаза его коллеги и все больше понимал, что тот от наказания не отвертится.

— Клиенты имеют право на анонимность, но до тех пор, пока их заказы напрямую не угрожают ордену.

— Её просьба была безвредна.

— Не сомневаюсь, служанки обычно очень мягки характером, — мужчина подпер голову рукой, — А те, что служат при самом лорде ещё и видные красавицы. Уж не знаю, как она выглядела, но наверняка у неё были чудесные зеленые глаза как у Оды, а?

 Мьон скрипнул зубами и медленно перевел взгляд на Сивиса.

— Не смей её приплетать, — прошипел тот.

Мужчине было уже тяжело дышать от злобы, которая волнами растекалась по телу. Сейчас он подумал, что лучше бы ещё раз посмотрел на шестеренки браслета, чем терпел такое вероломное вмешательство в личную жизнь.

— Она хотя бы осознала свою ошибку и ушла из ордена, а ты похоже совершенно не заботишься о своих братьях и сестрах.

— Да что им сделается с гибели одно озабоченного лордика в глубинке?!

Сивис не успел ответить. В этот момент на поляну к ним выбежал растрепанный паренек. Он запыхался и сильно промок, пока бежал по мокрой утренней траве.

— О…а вот и наш клиент, — прошептал Сивис и наконец встал с земли, подбирая дорожную сумку. — Мы немного заплутали, так что не смогли найти вашу хижину.

— Торговцы? — юноша снял капюшон и оба носителя времени увидели до безобразного исхудавшее белое лицо, обрамленное светло-русыми волосами.

Юноша был слеп на правый глаз, а вторым судя по всему он видел слабо, так как сильно щурился и постоянно фыркал носом, принюхиваясь, словно обоняние заменило ему зрение.

— Да, они самые, — ответил за двоих Сивис, отчего словил хмурый взгляд Мьона.



Любисток

Отредактировано: 20.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться