Носители времени

Глава 12: О трех и одном в тени

Мьон с нескрываемым отвращением озирался по сторонам, и каждый раз, когда его взгляд падал на острие какого-нибудь меча, (а их здесь было много) он внутреннее содрогался. Он слишком боялся и ненавидел холодное оружие, чтобы спокойно стоять в специализированном магазине в окружении сотни орудий убийства. Если раньше маг мог довольно быстро успокоить себя, то после того, как один ржавый обрубок проделал в нем дыру, это казалось непосильной задачей. Он в очередной раз дернул Сивиса за рукав, но тот отмахнулся и продолжил беседу с продавцом.

— Кажется, ваш друг очень нервничает, — приметил худощавый продавец.
— Парень слишком возбужден, — хмыкнул каратель. — Он просто обожает всякие кинжалы и кортики, а ваши ему в душу запали.

Продавец довольно улыбнулся, так как очень гордился своим товаром, но его улыбка значительно помрачнела, когда тяжелый взгляд черных глаз уставился прямо на него.

— Видите? — хихикнул мужчина и легонько ткнул пальцев в бок Мьона. — Просто вне себя от счастья.
— Что мы здесь делаем? — сквозь зубы спросил маг.
— Я сразу сказал, что тебе нужно оружие. Теперь заказы будут опаснее, не говоря уже об опасности на дороге, раз наши собакообразные приятели ищут помощь на стороне.
— Да, а я вроде сразу ответил, что не возьму больше в руки ни одного мерзкого ножа.

Сивис фыркнул. До этого момента он не особо верил в отвращение к оружию, так как прекрасно помнил тот молниеносный удар кортиком, что пригвоздил его кисть к полу. Каратель прекрасно запомнил отрешенное лицо друга, словно в тот момент он отключил в себе всякие эмоции и действовал исключительно на инстинктах.

— Мне так не показалось, — он взглянул на высокий сапог мужчины. — Кортик ведь ещё при тебе, да?
— Исключительно как подарок, и не напоминай мне о той драке. Ты напал на меня, и мне пришлось защищаться подручными средствами.
— Так не будет ли лучше, если в твоем арсенале будет лезвие побольше? — Сивис осмотрел комнату и заметил на противоположной стене три рядом висячих лука. — Или может быть лук?

Мьон только сильнее скривился.

— Ничего кроме магии, Сивис.

Мужчина промолчал. В голосе друга была такая твердость, какую он до этого момента не замечал, и каратель невольно подумал, что Мьону смерть пошла только на пользу. Он повернулся к продавцу, которого очевидно взволновала беседа двух мужчин.

— Любой инструмент может стать оружием, если его правильно использовать, — внезапно выпалил он. — Мечи убивают так же, как способен убить и магический огонь. Его вы тоже ненавидите?
— Люди увидели в огне оружие, но в нем куда больше свойств, — Мьон судорожно вздохнул, давая понять, что приступ гнева отпустил его. — У меча же одно предназначение — убийство.
— Он позволяет людям защитить свои дома и семьи!
— От таких же мечей, — парировал маг. — Или чего-нибудь похуже.
— Пацифист несчастный, — хмыкнул каратель и двинулся к двери. — Поищем что-нибудь еще.

Мьон не стал продолжать спор с продавцом, хотя тот весь пылал от желания убедить мага в полезности и важности мечей. Мужчина двинулся за другом, и вскоре они оба покинули город даже не смотря на стремительно приближающуюся ночь.

Сивис спешил выполнить свой заказ и все два дня пути почти не разговаривал, глубоко погрузившись в размышления. Он даже не торопился объяснить Мьону его новые обязанности, воспринимая его присутствие как что-то должное.

Когда на горизонте появились остроконечные крыши очередного города, Сивис внезапно сбавил темп, хотя при прежнем шаге уже в эту ночь он мог бы провести в таверне. Мьона вполне устраивало такое состояние друга. Иногда он даже забывал, что рядом с ним вообще кто-то есть, но длилось это недолго, и внезапное замедление его удивило.

— Мы разве не спешим?
— Похоже не стоило так гнаться. Она ещё не в городе, можно идти и помедленнее.
— Она? — Мьон вскинул бровь.

Обычно он не мог найти заказчика, если тот не находится хотя бы в десяти метрах от него, а тут только стены показались, и Сивис уже определил пол и примерное местоположение.

— Ульва обычно не опаздывает, — каратель вдруг нахмурился и прибавил шаг. — Нет, лучше поспешим.
— Знаком с заказчиком? — не отступал маг, хотя видел странное смятение на лице карателя.
— Сначала встретимся с моей знакомой, она тоже Каратель, — пояснил он. — Я попросил её прийти, чтобы передать часть тех заказов, что могу получить, чтобы тебя обучать.

Мьон понимающе кивнул. Сивис уже рассказывал ему о том, что Каратели могут передавать между собой заказы, если они одного ранга. Так же он помнил, что когда Ода призвала его в орден, то она тоже сдавала часть своих заказов в течении двух лет, хотя и не была карателем.

Он вдруг подумал, что только он был отделен от той сферы жизни ордена, где все казалось были взаимосвязаны. В течении пяти лет Мьон встречал мало торговцев, и ещё меньше он слышал их сообщения из браслета, но скорее всего, что из-за своего незнания он сам себя отгородил от связи с орденом. Маг оглянулся назад, где по его мнению находилась Йоровая башня, и не без грусти подумал, что все два года поиска мог связаться с ней или хотя бы спросить совета у других членов ордена.

— Тебе следует знать, что у меня украли не только браслет, — сказал Сивис, продолжая идти.
— Деньги?
— В некотором роде, — сильно нахмурившись, он прикусил губу, и Мьон заметивший такую реакцию, напрягся. Он не привык видеть Сивиса в таком настроении, хотя поведение последних двух дней казались ему удачное сменой характера.
— Они забрали одну монету, — продолжил Каратель. — Сама по себе гончим она никакой пользы не принесет, кусок железа в ненужных руках, но с её помощью члены ордена могут узнать мнение Воли.
— Я так понимаю, о пропаже ты Оде не сообщил. Она ведь смогла вернуть твой браслет.
— Я не шибко-то доверяю твоей подружке, — огрызнулся мужчина. — Потеря монеты сугубо личное дело и расценивается как недовольство Воли, что вообще-то недалеко от истины.

Мьон понимал напряжение между Одой и Сивисом, но в нём все же взыграло ехидство, и он сдержанно ухмыльнулся тому, что женщина могла хоть в какой-то мере поддеть карателя.

— И мне все же не понятно, почему Воля помогла обстоятельствам, точнее почему она вообще стала тратить на это свое внимание? Ты, Ода и даже Табиус признали, что мое нарушение не настолько серьезное, чтобы платить за это жизнью.

Сивис немного помолчал, раздумывая над сказанным и наконец ответил:
— Я кое-что нашел в библиотеке, и вполне возможно, что смутное время затронет весь орден.

Маг вскинул бровь не совсем понимая, о чем речь. Он был свято убежден, что какие бы дела не трогали мир, то орден будет отделен от всех волнений, и если понадобится, то пойдет по горящим деревням и горе трупов только для того, чтобы выполнить заказ учинившего все это.

— Раньше я не слишком задумывался над внутренними проблемами, но сейчас пришлось. Гончие могли оказаться лишь намеком на то, что пора побеспокоится о своей безопасности. Не секрет, что остальные ордены, знающие о способах нашего заработка давно обратили внимание, что мы ничего не производим, и все собранные деньги остаются…- он резко замолчал, подбирая слово, но быстро сдался. — Вообще-то я сам не знаю, куда их в конечном итоге отправляют, но то, что они остаются в каком-то месте — факт. Не удивлюсь, если Мариус жертвует их Богам, чтобы те терпели существование ордена. В любом случае другим сильно не нравится, что огромные суммы исчезают в наших тайниках и никогда не возвращаются обратно на рынок.
— Подрываем экономику? — хмыкнул маг. — Если бы им это действительно так мешало, то они бы расправились с орденом уже очень давно.
— Отнюдь. Ореол мистицизма прочно защищает нас от посягательств извне, а шпиону в наши ряды не пробраться, каждого изучает Воля. Возможно просто изменилось время и правила, и Волю что-то беспокоит, — Сивис оглянулся назад, словно заметил что-то, но затем обернулся обратно и пошел ещё быстрее. — И возможно твоя смерть значит, что ей нужно пополнение в рядах Карателей.
— Ещё не хватало, что меня опять затянули в войну, — с отвращение ответил маг.
— У тебя не будет выбора.

Мьон хмыкнул.

— Не было и тогда, как это не удивительно. Когда встает вопрос о твоей преданности, то сам факт какого-то выбора исчезает.

Больше товарищи не говорили и в полном молчании добрались до стен Кермаша. Мьон никогда не был в этом городе, но это, пожалуй, было единственное место, которое пришлось ему по вкусу сразу же. Кермаш был большим торговым городом, который очевидно заботился о свой безопасности как за стенами города, так и в них. На широких улицах глаза разбегались от пестрых цветных кладок домов. Тут и там мелькали серебряные шлемы городской стражи, что прочесывала каждую улицу и внимательно следила за происходящими на улицах событиями, ожидая неприятностей. Город был залит мягким вечерним светом, но приближающаяся ночь ничуть не убавляла шум бурных улиц. Торговые лавочки по-прежнему сверкали самыми разными товарами, а их продавцы зазывали покупателей со свойственным им воодушевлением.

Мьон озирался по сторонам, с жадностью примечая каждую мелочь: цветную каменную кладку дорог, сияющую нежным розовым оттенком вывеску какого-то магазина, танцующих у храма группу людей и шестиглазую, громадную черную кошку, что сопровождала могучего мужчину.

— Как прекрасно, — порывисто вздохнул Мьон и прикусил губу, когда зверь прошел мимо.
— Шумный город, но места более безопасного я не знаю. Здешние обитатели видели многое, но что еще интереснее — они многое принимают, — Сивис красноречиво взглянул на мага. — Чуть западнее есть район, где женщины и мужчины вольны ходить без одежды, но попасть туда не просто, и никаких смутьянов и чужаков туда не пустят.
— А змеев они принимают?
— Да, хотя мало какой наг захочет жить в столь шумном месте. Знаю одного, что торгует оберегами и…- каратель внезапно замолчал. — Да, точно, к нему мы заглянем попозже, а теперь пошли снимем комнаты.

Мьон кивнул и двинулся за другом в глубину торговых улиц города.
 



Любисток

Отредактировано: 20.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться