Новая жизнь. Мир Безлюдный

Часть первая. Первая осень. Начало сентября. Дорога на лесопилку

 

  Михаил Бойкич не спеша крутил педали. Современные велосипеды позволяли без излишних усилий спокойно проезжать километр за километром. Солнце ласково согревало спину, она под легкой штормовкой уже начинала покрываться потом. Он оглянулся по сторонам: слева тянулась череда опустевших полей, урожай с них был благополучно снят. Справа, за канавой, начинался редкий перелесок. Осень вступала потихоньку в свои законные права, листья на деревьях желтели, краснели и облетали. Хотя в сравнении с их холодной родиной, здесь еще было позднее лето. Людям еще сложно привыкнуть к словам - "Новая Родина"! Неведомая катастрофа галактического масштаба согнала их с насиженных мест и привела через многие испытания сюда. В этот тихий уголок Белоруссии, где нашлись живые люди. Ведь всего чуть больше месяца они здесь. И столько всего произошло!

   Мужчина остановился на невысоком пригорке. Вдали виднелись развалины механизированного двора, он стоял чуть в стороне от поселка. Когда-то большое и крепкое при советской власти хозяйство, теперь не могло содержать столько техники, и мехдвор был запущен. Сейчас там работала бригада с их поселка. Они отовсюду подбирали и вывозили необходимые для работы механизмы и технику, собираясь восстановить и само здание, а также обустроить прилегающую территорию. Михаил направлялся в данный момент именно туда. Чтобы зря не гонять на ближние расстояния машины и не жечь бензин, "мародерщики" привезли из Витебска целый грузовик велосипедов и раздали всем желающим.

    Бойкич присел на брошенную рядом с обочиной покрышку, достал из седловой сумки флягу и промочил горло. Калашников был снят и также положен рядом, «Ярыгин» же всегда оставался в кобуре. Веление времени - без оружия сейчас никуда. Только в жилом поселении можно было еще чувствовать себя в относительной безопасности. Оба поселка охранялись дозором и ночными патрулями, они же обеспечивали и противопожарную безопасность. Пару раз именно патрули спасли жителей от большой беды, вовремя увидев разгорающееся пламя. МЧС нынче не дождёшься.

  

    Основная часть приехавшей с севера команды поселилась в Долже, кто-то остался в Герасимово. Мамоновы устроились в маленьком хуторе возле озера, в двух километрах от Довжи. Целая неделя ушла на новоселье. Созданная в явочном порядке комиссия распределяла среди приезжих пустующие жилые дома, и все равно они заняли меньше трети свободных зданий. Люди старались выбирать жилища с автономным отоплением, колодцами или скважинами. Здание администрации решили использовать аналогично, для общего правления и собрания там же актива. Школа и фельдшерский пункт вскоре заработали по назначению, сейчас там решали вопрос с отоплением.

   Одновременно с заселением пришлось заниматься и уборкой урожая. Окрестных полей оказалось больше, чем едоков. Все-таки в Беларуси сельское хозяйство запущено не было. Для ускорения процесса уборки использовалась найденная по наводке местных жителей разнообразная техника. Современные немецкие картофельные комбайны, плюс многочисленные трактора белорусского и иностранного производства помогли очень быстро засыпать в бункера огромный урожай картошки и прочих корнеплодов. Для этого пришлось использовать и хранилища окрестных сельских хозяйств.

   На еду уйдет, хорошо, если одна пятая часть урожая, а остатки они решили пустить на переработку. Инженерная мысль уже билась над проблемой топлива, и отличным заменителем бензина был признан пищевой спирт. Ну, и у мужчин также была своя мысля про использование энного производного. Правда, они пока не представляли, как именно будут перегонять спирт, но надеялись на помощь белорусских инженеров. В Орше, по слухам, сложилась небольшая индустриальная община, имеющая в своем распоряжении и технику, и квалифицированный персонал. Хотя, по слухам и в Белоруссии была собственная нефть, так что пока вопрос экономии и перехода на новое топливо так остро не стоял.

  

    Сама страда прошла на удивление слаженно, без лишней суеты. Три недели не покладая рук, приезжие и местные люди убирали овощи, готовили соленья и консервацию, благо большой опыт оного имелся у северных огородников. "Мародерная команда" в это время спешно занималась поиском и доставкой всевозможных "ништяков". Большой для маленькой страны город Витебск был совсем рядом. Мародерщики всегда действовали в связке с разведкой, и уже два раза привозили в поселок найденные ими группы выживших людей. Первыми нашлись люди, эвакуировавшиеся с Гатчины. Всего 56 человек во главе с отставным капитаном второго ранга Андреем Ивановичем Подольским.

  

   Судя по их рассказу, в Питерской области Катастрофа проходила небывало ужасающе. Там была и замеченная в видеороликах пресловутая черная стена, и огромные воздушные воронки, страшенные смерчи, и даже небольшое землетрясение. Выжили в этом бедствии только обитатели крайнего квартала города. У них сильно потрясло дома, но наибольшие разрушения принес последующий ураганный ветер. Довольно-таки быстро у выживших организовалась инициативная группа и стала наводить некое подобие порядка.

   Всего выжило более ста человек, в основном пожилые люди и дети. Большинство взрослых находилось в этот момент на работе в городе. Кавторанг в отставке вместе с выжившим оперативником криминального отдела Ильей Вязунцом и составили костяк этой инициативной команды. Поначалу потрясенные чудовищной бедой люди быстро соглашались на их предложения и указания. Ведь большинство из граждан уже привыкло, что их проблемы обычно решает кто-то другой, а не они сами.

   После первоначального обуздания стресса и начинающейся истерики пришлось срочно решать вопрос с отъездом из разрушенного города. Жить нормально в нем уже не представлялось возможным. Но далеко не все из выживших на этот переезд согласились. Часть стариков-одиночек и группы откровенных маргиналов захотели остаться в Гатчине. Тогда же и произошел первый конфликт активистов с шайкой молодых наркоманов, дело даже дошло до стрельбы и у них погиб один из пенсионеров. В итоге наглых молодчиков пришлось просто перестрелять. Хорошо, что Вязунец сразу сообразил обзавестись оружием, а в группе выживших нашлась пара отслуживших в армии мужчин. Иначе этот конфликт мог бы закончиться еще большей кровью и последующими проблемами. Слабых в новой ситуации никто защищать не собирался. Воцарился обратно древний культ Сильного кулака, и некоторые личности посчитали, что «Право имеют».



Алекс Мич

Отредактировано: 20.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться