Новогоднее дежурство

Размер шрифта: - +

Новогоднее дежурство

Парень, которого звали Андрей Семенович Орловский, судя по документам, попался на том, что сцепился с бомжом. В принципе, он был симпатичным, если не смотреть на залитый кровью лоб, но драться с бомжом… Сколько надо было выпить? Или насколько отчаяться и наплевать на свою жизнь?

Выпить надо было много, потому что пахло от товарища так, как будто он купался в водке, а потом вместо того, чтобы вытереться, ещё раз полил себя алкоголем.

Лена проклинала новогоднее дежурство. Лена проклинала водку и мистера Орловского.

Везти в участок пойманного преступника пришлось на метро. В вагоне было почти пусто, но отсутствие аудитории и дребезжание поезда не смущало мужчину, и он начал свой концерт.

— Это оборотни в погонах! — кричал он, указывая скованные руками на Лену и её напарника Женю, который тоже был не в восторге от необходимости проводить новогоднюю ночь с бомжами и обрыганами.

— Заткнись ты! — сказал Женя.

— Беспредел творится! — продолжал Андрей. — Навального на вас нету!

Лена поморщилась от упоминания политики. Она предпочитала стоять в стороне от всего от этого. Её дело — сохранять порядок в Москве, а остальное — пусть решают более знающие люди.

— А у вас закурить нет? — внезапно спокойно спросил Андрей.

— Мы в метро, здесь не курят, — с раздражением сказал Женя. — Ты не местный, что ли?

— Не местный?! — Он встрепенулся. — Да я коренной москвич в пятом колене. Просто курить очень хочется.

— Чем вам бомж-то помешал? — решилась спросить Лена. Обычно за драки, да и просто так, задерживали самих бомжей, а так чтобы приличного на вид парня, так не бывало.

Андрей тут же посмурнел. Видно случилось что-то такое, что задело его до глубины души. Обида была заполирована водкой, и случилось то, что случилось.

— Да я ему сотку кинул, а он меня обматерил, тварь.

— Но драться-то зачем?

— Да кто знает, в глазах потемнело, вот и полез к нему.

— Но вы же понимаете, что мы не могли вас не задержать.

— Давайте на «ты», мы ж почти родные, Новый год вместе будем встречать.

— Ты тут не фамильярничай, — грозно сказал Женя

— Ого, какие слова, а я думал все менты тупые, хех.

— Так, ты напрашиваешься на пятнадцать суток за оскорбление представителя власти.

— Ну и что, мне всё равно праздновать негде.

— Вот ведь ты дебил, — удивился Женя.

Лена пыталась бороться с зарождающейся симпатией, но было видно, что даже Женя смягчился. Было в задержанном что-то такое обезоруживающее, почти наивное, детское. Он откинул со лба волосы так, что стало видно наливающийся синяк и ссадину.

— Как так вышло, что вам негде справить Новый год? — поинтересовалась она.

— Да девушка бросила, а друзья в Питер укатили культурно отдыхать.

Его хотелось пожалеть, но Лена сдержалась.

— И поэтому ты полез к бомжу драться?

— Хоть какой-то движ.

— Точно отбитый, — констатировал Женя.

В участке был только дежурный и гастарбайтеры в приёмнике.

— Ребята! — воскликнул Андрей, увидев своих будущих соседей. Они явно не обрадовались. Женя хмыкнул.

Ближе к вечеру товарища Орловского оформили, отмыли от крови, покормили и дали позвонить. Он, правда, никуда не дозвонился и очень по этому поводу расстроился. Чтобы его порадовать, Лена выделила ему ещё один ужин.

— А вас как зовут? — спросил Андрей, ложкой мешая кашу.

— Лейтенант Качалова.

Он надул губы.

— А имя? Вы слишком красивая, чтобы быть просто лейтенантом.

— Лена, — ответила она, поборов смущение.

— Так-то лучше. — Он облизал ложку. — А вот вы знали, что одно из главных произведений современного искусства — писсуар.

— Нет, не знала.

— Теперь знаете! — сказал Андрей с улыбкой до ушей.

— Вас совсем не беспокоит то, что вы находитесь в полиции?

— Да нет, не особо. Я же ничего плохого не сделал. Бомж жив, цел, орёл. А у вас лица честные, наркоту не подкините.

— Вы… Ты в этом так уверен? — спросил только подошедший Женя.

— А Лена в меня влюбилась.

— Ничего подобного! — возмутилась она.

— Очень даже подобное. Устоять перед моим обаянием невозможно!

— Пьянь проклятая, — буркнула Лена.

— Я всё же предлагаю посадить его на пятнадцать суток.

— Чтобы он тут с нами сидел и трепался? Ну уж нет.

— Да ладно, будет весело, — возразил Андрей.

— Мне не весело, мне грустно!

— Хорошо тут у вас, — сказал Андрей. — Я бы остался.

— Вот видишь, он тоже хочет остаться.

Лена махнула рукой.

— Ладно, пусть остается.

— А после пятнадцати суток пойдёшь со мной на свидание?

— Посмотрим, как будете себя вести, — сказала Лена, чувствуя, как краснеет.

Может, новогоднее дежурство — это не так уж и плохо.



Данила Москвитина

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться