Новогодний букет. Любовь с доставкой на дом

Размер шрифта: - +

Часть 1

21 декабря.

Нога подвернулась на ровном месте и если бы не стоящий рядом мусорный бак, вполне возможно, что моя попа встретилась бы с землёй-матушкой и далеко не факт, что мне эта встреча понравилась бы. Не смотря на то, что за этот день я вымоталась больше, чем за предыдущую неделю, сидеть возле мусорки, как и получать синяк на мягкое место, хотелось меньше всего.

- Вернусь, убью, - буркнула сквозь зубы, продолжая балансировать на укатанной до состояния катка дороге.  Сохранить равновесие и не растянуться мне всё-таки удалось, ценой неимоверных усилий, вспотевшей спины и некоторого количества потраченных нервов. Любовь к заказчику, проживающему в этом районе, стремительно двигалась от нуля к минус бесконечности.

В голове медленно, но верно зрел план страшной мести в адрес собственного начальника, волей судьбы, являющегося ещё и моим старшим братом.  Вернусь, накостыляю ему, за использование труда младшего поколения в корыстных целях. И за такие вот приключения, по пути к цели моего визита в данный спальный район!

Перехватив поудобнее огромный букет нежно-розовых роз, засеменила в сторону нужного дома, про себя обещая все мыслимые и немыслимые кары представителям мужского пола, коли я всё же растянусь где-нибудь.

Возле третьего подъезда, в коем, если верить путевому листу и циферкам на железной двери с домофоном, находилась квартира под номером шестьдесят шесть (как символично-то, ей богу), на лавочке умостилась стайка бабулек, пенсионного возраста. Усиленно обсуждая последнюю серию сериала «Ефросинья» и поведение Малахова на очередном «Пусть говорят», они, тем не менее, рентгеновским взглядом прошлись по моей персоне, остановив оный только когда добрались до букета.

- Евгеньевна, чай, не к тебе ли такой веник тащут? – поинтересовалась одна из них, критически осматривая несчастные цветы. – В нашем возрасте давно пора другие цветочные композиции заказувать.

- Ну шо ты, Сергеевна, - неспешно откликнулась другая, видимо та самая Евгеньевна. – Какие наши годы. Ещё успеем обложить себя гвоздиками. Деточка, а ты к кому?

- В шестьдесят шестую, - пропыхтела, пытаясь одной рукой удержать цветы, второй набрать нужный номер.

- А, к этому, к Казанове нашему, - бабульки, выяснив к кому пришёл посторонний человек, вернулись к своему бурному обсуждению, предоставив мне самой разбираться с дверью и делая вид, что не слышат, как я шёпотом матюгаюсь на всех, кто пришёл на ум.

Надеюсь, икаться им будет долго…

Наконец, домофон соблаговолил принять обе цифры и даже запиликал, пытаясь связаться с нужной квартирой. Правда, ответили где-то минут через пять, когда у меня не только ноги, но и сопли замёрзли, улучшая настроение до такой степени, что даже самой страшно становится.

- Кто? – голос напоминал скрип дверей в электричке. И при этом даже не понять, кому он принадлежит, женщине или мужчине. Учитывая характеристику, данную бабульками, возможны оба вариант. Местное «КэГэБэ» редко когда ошибается.

- Доставка, - гаркнула в ответ, подпрыгивая на месте от холода. Нет, братик у меня малой кровью точно не отделается. Раскатаю как блинчик по сковородке! И жене его нажалуюсь, вот!

Хихикнула, представив, как бедный Коля, высотой под два метра и плечами шириной в полтора, пытается стать меньше ростом и вообще прикинуться мышью под веником, когда любимая жена Иринка, обладательница домашнего прозвища «Ириска», начинает читать ему нотации или просто, тихим, вкрадчивым голосом, показывать и рассказывать, где и когда он ошибся. К примеру, когда появился на свет. Да, это будет достойная месть за все мои потраченные сегодня нервы.

- Проходите, - пролаял голос владельца квартиры (ну я надеюсь, что это он) и дверь открылась, позволив мне нырнуть в темноту и теплоту подъезда. Хоть что-то хорошее, за весь день.

Дом был обычный, панельный, девятиэтажный. И даже с лифтом. Одна проблема, оный не работал, а клиент, судя по номерам квартир на первом этаже, обретал где-то на пятом, если не выше.  Простонав от досады, покосилась на свои сапоги на тонкой шпильке и клятвенно пообещала больше никогда не страдать добротой и отзывчивостью в отношении родственников.

Шла медленно и осторожно. Не потому что скользко, а потому что ноги идти ну никак не хотели, спотыкаясь обо всё, что только попадалось на пути. А падать лицом вниз чревато. Да и цветы, честно говоря, жалко. Они ж не виноваты, что тот му… мужчина, который их заказал, живёт в доме со сломанным лифтом!

Однако аутотренинг не сильно помогал и, не смотря на повторяемую про себя мантру «Я не бью идиотов, особенно цветами по лицу», когда на пятом этаже моему взору предстал заветный номер, я была в каком-то шаге от членовредительства самой тяжёлой степени. Глубоко вздохнув, прежде чем постучать, и постаравшись успокоиться, натянула на лицо милую улыбку (больше смахивало на оскал голодной акулы), встала прямо (как медведь после спячки, когда из берлоги вылазит) и отрывисто (со всего маху) ударила кулаком по металлической поверхности двери.

Одно радует, на руках всё ещё были толстые варежки ручной вязки из пуховой нити. Иначе точно бы все костяшки разбила.

Послышался звук лёгких шагов, затем скрежет открываемого замка и на пороге появилось нечто, при ближайшем осмотре оказавшееся цыпочкой. То есть, крашеной рыжеволосой девушкой, с аппетитными формами и большой, едва ли не неоновой надписью «Стерва» через весь лоб. Окинув её задумчивым взором, отметила отсутствие белья, наличие мужской рубашки и пушистых тапочек-зайчиков на ногах. Добавьте к этому не смытую с вечера косметику (женщина такое всегда определит), стоящие дыбом волосы и пару засосов на шее…



Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 25.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться