Новогодний самолётик

АНДРЕЙ

Я вытер тыльной стороной руки кровь из разбитой губы и носа. Подняв головы вверх, я крепче сжал мужчину. Казалось, прошло минут десять или больше, но взглянув на часы, я понял, что все это случилось за две минуты. Вбежала охрана, мужчину схватили. Он кричал о бомбе в самолёте и о заслуженной мести. Никто его не слушал, но нас всех эвакуировали. Все пассажиры нашего салона размещались в одной части уже другого зала ожиданий. Здесь была и скорая, и полиция, вызвали саперов, они осматривали самолёт. Я вытер рукавом кровь, а затем, улыбнувшись девушкам, направился получать первую помощь.  Пусть хоть какая-то польза будет от этой скорой помощи. Вроде бы, кроме меня и того мужчины никто не пострадал.

Из разговоров медиков, я узнал, что у этого мужчины сотрясения. После такой радостной новости, аж на сердце полегчало. Девушки не хило замахнулись, я уже подумал, что ему не жить. Настроение поднялось или же это подействовало успокоительное. Без разницы. 

В разговорах с медиками и полицией, а так же заполнением каких-то бумаг вместе с девушками, прошло два часа.

Мы стояли втроем в стороне ото всех. Мы немного разговаривали, но у меня сложилось впечатление, что эта история нас троих очень сблизила. Я рассматривал толпу и включал свой телефон. Как только я его включил, позвонила Маришка, я даже не успел проверить пропущенные звонки.

- Что за сюрприз? Ты не шути так, ты же знаешь, я к ним специфически отношусь. – Сразу заявила Маришка.

- Я приехать хотел, уже сидел в самолёте, но случилось ЧП. Я хотел еще поговорить … дело в том, что … родители … они, - я не знал, как сказать сестре о ситуации.

- Они разводятся. Я догадалась. 

- Что? Как? – Удивленно спросил я.

- Они изменились, вели себя иначе. Когда мы по скайпу общались, были холодны, а однажды отец не отключился, и я слышала, как они начинали ругаться. – Маришка говорила тихо.

- Я так боялся тебе сказать. – Прошептал сестре.

- Ты приедешь? – Спросила она.

В толпе я увидел два знакомых силуэта, это были родители.

- Я … перезвоню. – Сказал сестре и отключился. Я неуверенно шел в сторону своих родителей, сейчас они не ссорились, а отец сжимал руку матери.

Когда они увидели меня, то в глазах мамы появились слезы, она кинулась ко мне, прям как мама Марка сегодня в торговом центре. Отец пытался казаться сильным, что было бессмысленным. Я обнял его тоже.

- Как я волновалась, ты не отвечал ни одному из нас. – Шептала мама.

А я разблокировал телефон и увидел пятнадцать пропущенных и восемь сообщений. Обняв родителей, я просто молчал. Сейчас мы семья, мы вместе.



Юлия Матвиенко

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться