Новогодняя история

Размер шрифта: - +

Новогодняя история

Он вытаскивает из ножен меч и, присев, осторожно высовывается в покосившийся дверной проем. Никого, хотя несколько секунд назад путник мог поклясться, что слышал, как кто-то кричит.

В проржавевших остовах автомобилей и обломках полуразрушенных домов, что острыми зубцами возвышаются над городом, проносится бродяга-ветер. Его завывания нарушают тишину на редкость холодного вечера. Хлопья снега летят в лицо человека. Он отворачивается и, стараясь не шуметь, идет за своей поклажей. «Неужто показалось?» – размышляет мужчина, скребя грязными ногтями уродливый шрам на правой на щеке.

Подхватив тощий рюкзак с вышитыми, но уже потускневшими от времени словами: «Егор. ...нская община», человек забрасывает его за спину и, еще раз оглядевшись, покидает здание, выйдя в припорошенный снегом двор. Солнце, обагряя радиоактивные облака красным, что придает им несколько зловещий вид, уже садится за горизонт. На небо лениво поднимается Луна. Колючие снежинки, медленно кружась, опускаются на мускулистую грудь, скрытую тканью комбинезона, широкие плечи и длинные, заплетенные в конский хвост, волосы Егора, отчего кажется, что они поседели раньше времени. Путник вздрагивает, – по коже пробегает рой ледяных мурашек, –  проверяет карман своего комбинезона и быстро, почти бегом, направляется к окраине города.

Мысленно человек корит себя за то, что ушел так далеко от общины. Здесь, в этой части города, ходоков почти не бывает. И дело вовсе не в суеверных предрассудках и легендах, коих за долгие две сотни лет после Войны накопилось столько, что хватит, наверное, на сборник, а в более насущном и материальном: мутантах. Из рассказов немногих выживших, чей рок заставил их посетить это ужасное место, Егор знал, что центр города, через который ему обязательно придется пройти, облюбовали рукокрылы. А чуть правее, у кольцевой автострады, клан нео обжил огромное по своей высоте и ширине здание, превратив его в неприступную крепость. Благо, скоро ночь – для путника верный шанс остаться незамеченным. Однако с приходом темноты мороз, и так переваливший за тридцать, только усилится, и на то, чтобы попасть домой может не хватить сил. Но вопреки здравому смыслу, сейчас это кажется пустяком: ведь цель с лихвой оправдала средства.

Сердце Егора бешено бьется от желания побыстрее вернуться в общину и обнять Людмилу с детишками. А потом, отогревшись, и побеседовав со Старейшиной, дождаться полуночи, чтобы в самый Новый Год подарить любимой семье настоящее чудо. Ведь не зря же для поисков путник выбрал именно неприступную часть города: ходоков здесь очень мало, а мутов не интересует подобная, на первый взгляд, безделушка, которую нашел человек в ворохе какого-то тряпья. Егор не станет упоминать, что среди этого самого тряпья попадались и человеческие кости. Главное – сделать приятное Людочке да детям. А откуда столь дорогой подарок, можно и умолчать.

Перебежками мужчина пересекает площадь города и сворачивает влево, направляясь к огромному ржавому каркасу – все, что осталось от железнодорожного вокзала. Ноги Егора начинают неметь от невыносимого холода, пальцы коченеют, а меч, будто живой, выскальзывает из рук, и удержать его все труднее. Медленно, но верно усталость и мороз берут свое...

Под ногой у Егора что-то хрустит, нарушая идиллию мертвого мира. Человек тут же падает и откатывается под укрытие постамента, сверху донизу поросшего крыш-травой. С громким писком с крыши соседнего здания срывается стая рукокрылов и, покружив над площадью, уносится куда-то в ночь. Егор, убедившись, что рядом никого нет, поднимается на ноги и, переводя дыхание, смотрит вслед черным силуэтам, почти невидимым на фоне темнеющего неба. Бережно проверяет содержимое кармана. «Слава Богу – цело!» – проносится в голове человека. Вдохнув-выдохнув, он продолжает свой путь.

Почти бегом минуя обрушившуюся стену пятиэтажки, путник резко останавливается. Взгляд цепляется за красный цветок, сильно выделяющийся на фоне сплошного снежного покрова. Удостоверившись в отсутствии врагов, человек нагибается, рассматривая бутон: зеленые, ярко блестящие прожилки на крупных темно-красных лепестках. Так и есть: перед Егором зимний мак – редчайшее, цветущее исключительно зимой, растение. Очередная странность мира, пережившего последнюю Войну, но для него, Егора, – верный шанс вернуться домой благодаря недолгому эффекту, производимому пыльцой растения. Путник знает, что нет худа без добра, и зимний мак не исключение, однако риск будет оправдан. Слегка поколебавшись, Егор срывает цветок и подносит вплотную к носу, вдыхая пыльцу. Ноздри щекочет, сердце бьется быстрее, силы восстанавливаются, а по телу разливается приятное тепло – зимний мак подействовал.

Отбросив ненужный больше цветок, человек продолжает путь. Ледяной ветер обдувает его лицо, пытаясь залезть под ткань комбинезона; снежная пелена, будто свинцовый саван устлавшая землю, тускло блестит в свете полной Луны. Несмотря на недавнее происшествие с рукокрылами, Егор спокоен и умиротворен. Мысли о родном доме старательно вытесняют все, что сейчас кажется лишним и смертельно опасным – страх, тревогу, ежесекундное ожидание опасности. «Интересно, что делает Людочка? – спрашивает себя путник, приближаясь к скелету вокзала. – Наверное, помогает бабам стол накрывать. А детишек у Тихомировны оставила – им в компании веселее будет. Вот вернусь я домой, сядем за общий стол, всей общиной, как раньше. А пробьет полночь, я Людочке-то чудо найденное и подарю. Ей с детишками на радость – где еще такую красоту узреют?.. »

Громкий рев разносится над привокзальной площадью, разрывая тишину в клочья. Егор реагирует мгновенно: резко разворачивается, выставляя перед собой меч и нео, решивший исподтишка атаковать человека, сходу напарывается на острую, внезапно возникшую преграду. В голодных глазах мута, скользящих то по оружию, то по снегу, то по своей груди, из которой толчками вытекает темная кровь, ясно читается непонимание, смешанное с удивлением. Пробормотав что-то нечленораздельное, нео падает замертво.



Андрей Амельянович

Отредактировано: 15.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться