Новогодняя история в черно-белых тонах

Размер шрифта: - +

Новогодняя история в черно-белых тонах

В час кончины
Ангел стоит в головах человека,
а Смерть - в ногах его.
(из славянского фольклора)

Слышите? По городу мчится машина с красным крестом. О да, ее сирену трудно с чем-либо перепутать. У одних этот звук вызывает безотчетный страх, у других наворачиваются слезы на глаза, третьи - увы, есть и такие - испытывают радость: "Какое счастье, что это случилось не со мной!"
История, начавшаяся воем сирены, - о людях, которые едут в той самой машине. Их двое: невысокая худощавая Зоя - врач, и здоровяк-Алексей, ее муж, а также - по совместительству - водитель. На самом деле в бригаде должно быть трое, но в новогодние праздники столько вызовов, что людей просто не хватает - приходится обходиться без фельдшера.
Когда Зоя объясняет кому-нибудь, кем она работает, рассказ неизменно завершается словами: "...и не путайте с неотложкой!", потому что отличия действительно стоит запомнить. Там, где пожарные разбирают обугленные руины, полиция разнимает пьяную драку, а безмозглый юнец, променявший жизнь на горсть таблеток, делает шаг в окно, нужна помощь Зои. А ей чуть ли ни каждый раз требуется поддержка мужа, вооруженного газовым баллончиком и гаечным ключом. Пациенты скорой нечасто испытывают к врачу благодарность.
Иногда, рассказывая о работе, Зоя делится своей заветной мечтой. Многие люди, услышав, чего именно хочет молодая симпатичная женщина, крутят пальцем у виска. А Зоя загадывает желание уже который Новый Год, но Дед Мороз, Санта, и прочие ответственные волшебные лица либо слишком заняты, либо не принимают ее мечту всерьез...

* * *

"Довольно!" - решила 31 декабря Зоя, отправляясь на работу. - "В этом году надо загадать что-нибудь попроще. Или совсем ничего - чудес нынче и так хватает!"
Чудес в тот день и в самом деле хватало с лихвой, да еще каких. Жертвы изнанки праздника - пьяных аварий, драк, алкогольных отравлений - оставались в живых, хотя, по логике, им не полагалось дождаться скорой вовсе. На разгульной вечеринке мужчина получил сквернейшее ножевое ранение в шею, но доехал до больницы, даже не потеряв сознание. Любитель дешевых фейерверков открыл Зое дверь сам, и это - с ожогами четвертой степени. Болеутоляющие внезапно стали самыми востребованными лекарствами.
- Какая жизнь, такие и чудеса, - мрачно повторял Алексей, а Зоя невольно гадала, что за чудо подсунет им последний вызов уходящего года.
- Не заморачивайся, - как умел, утешил Зою муж. - Вызов наверняка ложный. Приколисты чертовы! Сама подумай: Заокраинная 131/3 - глухая промзона, кому там нужна помощь в такой час?
По указанному адресу не было ни людей, ни даже зданий - только бурый кирпичный забор, от которого веяло теплотой и дружелюбием Берлинской стены. Немногие фонари рассчитались на "первый-десятый-никакой" и светили еле-еле. Ветер немузыкально выл, гоняя поземку по изъеденному временем асфальту.
- Ну? Что я тебе сказал? - хмыкнул Алексей и стал осторожно разворачивать машину - мороз успел основательно подпортить и без того скверную дорогу.
Машина не подчинилась водителю. Она продолжала ехать вперед, все набирая и набирая скорость. Очень скоро карета скорой помощи в буквальном смысле слова обогнала собственную сирену. Кляксы полуживых фонарей слились в тускло-желтый тоннель. Алексей что-то кричал, матерился и отчаянно жал на бесполезные тормоза, а Зоя застыла на своем сиденье, не в силах произнести ни слова. Она смотрела прямо перед собой, туда, где, по утверждениям тысяч и тысяч людей должен был возникнуть пресловутый свет. Но свет был вокруг, а впереди - лишь неумолимо надвигающаяся темнота.

* * *

Тоннель закончился внезапно, вернее - просто исчез, словно кто-то выключил все фонари разом. Машина так же внезапно изволила подчиниться водителю и остановилась. Ее окружала тьма, с которой не справлялись ни фары, ни далекие бледные звезды. Некоторое время Алексей терзал мобильник, потом отшвырнул его и осторожно выглянул наружу. Вылез, прихватив на всякий случай верный гаечный ключ, и помог выйти жене. Их шаги растревожили то, что на первый взгляд показалось Зое грязноватым снегом. Но это оказался не снег: вокруг, на сколько позволяли видеть фары, лежал серый песок, легкий и тонкий - почти как пепел.
- Мы умерли, да? - хрипло спросил Алексей, и неестественно чуткий песок откликнулся на его слова крохотным смерчем. Прежде чем ответить, Зоя несколько раз неглубоко вздохнула. Профессионализм беззвучно рявкнул "Соберись!", отвесив панике заслуженную оплеуху. Врач должен выполнять свою работу, в какую бы черную дыру его не занесло.
- Навскидку - живы, - подчеркнуто-бодрым голосом ответила Зоя. - но, разумеется, надо проверить пульс, зрачки и...
- Хватит болтать! - раздался откуда-то из-за пределов света фар низкий скрипучий ("Женский!" - с удивлением поняла Зоя) голос. - В медсестру наиграетесь дома! Вас вызвали оказывать помощь, вот и оказывайте! Ну? Сколько мне еще ждать?

* * *

Машина намертво завязла в песке.
- Придется обойтись фонариками, - развел руками Алексей и полез в бардачок.
Он шагнул в темноту первым. Зоя держалась чуть позади, ощупывая лучом каждый сантиметр под ногами.
- Эй? Ау? Пациент...ка, вы где? - осторожно окликнула Зоя. - Пожалуйста, не волнуйтесь и не двигайтесь с места! Если можете - продолжайте разговаривать с нами, мы уже идем.
- Черт! - буркнул ее муж, споткнувшись. Оказалось, вокруг был не только песок, камни тоже попадались. Алексей раздраженно пнул ни в чем не повинный булыжник, и тот с удивительной легкостью улетел в темноту.
- Вашу ма-а-ать!.. - снова раздалось скрипучее контральто. Голос послышался с той стороны, куда Алексей отфутболил камень. При этом обладатель (или все-таки - обладательница?) голоса явно удалялся.
- Ах ты, засранец! Еще раз так сделаешь - я за себя не ручаюсь! - теперь контральто было не только скрипучим, но и очень-очень недовольным.
Зоя и Алексей бросились на голос.
- Теплее. Совсем тепло! Холодно, блин! Нет, ну что за тормоза, - сварливо приговаривала невидимая пациентка. Своим брюзжанием она живо напомнила Зое уборщицу бабу Варю, острого языка которой в больнице побаивались все - от главного врача, до последнего медбрата.
- Хватит! - не выдержал в конце концов Алексей. - Либо ты показываешься, либо мы уезж... - он осекся, вздохнул, и сердито закончил:
- Либо лечи себя сама!
- Побереги нервы. Минут пять уже вокруг меня бегаете! - флегматично отозвались ему в ответ.
Зоя устало опустилась на песок.
Вздрогнула и уставилась перед собой - из песка на нее таращился человеческий череп.



Дикая Яблоня

Отредактировано: 11.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться