Новогодняя мистерия-бум

Новогодняя мистерия-бум

НОВОГОДНЯЯ МИСТЕРИЯ – БУМ
для сторонников милитаризации


ЯСНЕЕ САМОГО ЯСНОГО

Эпиграф:
«Какой солдат не мечтает стать солдафоном…»

(народное)

ОТ АВТОРА

    Все персонажи, представленные в произведении, носят вымышленный характер и имеют полное право на существование лишь в фантазии автора. Совпадения с реально действующими лицами или событиями являются глубоко символичными, но случайными.


    Открыв глаза и узрев сквозь мутноватую пелену привычные очертания своего кабинета, Владимир Андреевич был донельзя обрадован этим незамысловатым пейзажем. После вчерашнего он с легкостью мог очутиться спозаранку где угодно – в сыром подвале, на крыше 16-ти этажного здания или даже в уютном мусорном ящике возле собственного дома. Поэтому его настоящее местопребывание наиболее полно отвечало его представлениям о комфортном пробуждении. В результате прошедшего предпраздничного перепоя голова гудела, словно церковный колокол, а все окружающее казалось немножко нереальным и осознавалось лишь с большим трудом. Как всякий нормальный мужик, Владимир Андреевич питал явную слабость к 3-м вещам: пить до одурения, спорить после этого о жизни до изнеможения, а затем спать до полусмерти. Весь этот джентльменский набор он с успехом и продемонстрировал на вчерашней вечеринке. Правда от обычного мужика Владимира Андреевича отличало немаловажное обстоятельство: он являлся полковником милиции, начальником УБОП г. О... и посему  должен был время от времени следить за порядком в родном городе. Это вносило некоторое разнообразие в плавное течение его жизни.

Впрочем, сегодня было 31 декабря, предстоял Новый Год, и можно было позволить себе немного расслабиться. Вспомнив после непродолжительных усилий свою фамилию, имя, отчество, место работы и сегодняшнюю дату, Владимир Андреевич ощутил внезапную потребность сделать людям что-то хорошее и полезное. Начать он решил с себя, протянув правую руку, слегка онемевшую после длительного сна, в район предположительного нахождения мужского достоинства во всей его неприкаянной красе. Сейчас эта щепетильная часть организма требовала одного: немедленного почесывания вдоль и поперек, что Владимир Андреевич не преминул выполнить с должным усердием. На душе сразу стало светлее. «Эй, пивка бы сюда…» - эхом пронеслось где-то в подсознании, но не успел Владимир Андреевич как следует отработать эту версию, как раздался оглушительный телефонный звонок. «Наверное, будут поздравлять», - вяло подумалось полковнику.

Он нехотя протянул уже задействованную правую руку и снял трубку с рычага.
-    Геращенко слушает.
-    Да, да слушай старый осел! – произнес квакающий голос. – Слушай внимательно! У тебя в кабинете заложена бомба! Если в течении  4-х часов не будут выполнены мои требования, то – Бум! – и все, концерт окончен, костей на новые погоны не соберешь…
-    Хватит морочить мне голову, - прервал полковник. – Знаете, сколько таких как вы звонят? И все чего-то требуют, террористы доморощенные . А бомбы – как нет, так и нету. Да и откуда ей здесь взяться? Не занимайтесь чепухой! .. Владимир Андреевич собрался было повесить трубку, но тут квакающий голос вкрадчиво произнес:
-    А под елочкой подарочек посмотри, полковник…

Владимир Андреевич машинально перевел взгляд на наряженную милицейскую елку в углу кабинета. Украшениями на ней были в основном трехцветные мигалочки, крошечные дубинки и маленькие светящиеся точки. То, что предстало взору Геращенко, существенно дополняло предновогоднюю картину:  из кадки, в которой была посажена елка, торчали куча спутанных проводков, а почти на уровне основания виднелся мигающий кроваво-красный огонек.   Может это и был розыгрыш, но во всяком случае уж больно реалистичный. В голове у Геращенко сразу прояснилось, и он слегка приподнялся со стула.

-    И чего вы требуете? – спросил он уж другим тоном.
         - 5 млн. долларов и твоего увольнения. У тебя есть целых 4 часа. И учти: бомбочка-то с сюрпризом, если кто из Вас скажет самую распространенную армейскую фразу, то все полетит на воздух. А не выполните, что я хочу, она и так у вас все разнесет. Так что поспешай, полковник, а не-то бум!.. – и обладатель лягушачьего тембра разразился мефистофельским смехом, после чего в трубке раздались звуки отбоя.

Без промедления полковник набрал номер дежурного охраны.
- Алло, это дежурный? Говорит Геращенко. В здании бомба! Без паники, срочно эвакуировать всех людей и оцепить район. Вызвать специалиста по разминированию. У нас 4 часа времени. Действуйте! – скомандовал полковник и повесил трубку.
Мозг Владимира Андреевича заработал четко, как военные часы. Самая распространенная армейская фраза? .. Может быть это … … ?  Или  … …?  Или же … гм … … …? И тут догадка озарила полковника. «Да это же … … !» - и он едва не произнес вслух несомненно ключевую фразу. – «Да, да, сомнений быть не может», - и Владимир Андреевич с подозрением посмотрел на мигающий огонек. Загвоздка была в требованиях преступника. Первое – ну еще куда ни шло, но вот второе… И потом, он назвал Геращенко старым ослом, а ему не было и 60-ти лет. «Нет, он явно полоумный», - решил полковник.

Сотрудники действовали исключительно оперативно. Спустя 20 минут в здании О...ского УБОП остались лишь Геращенко и несколько ребят из охраны. Вдоль всего периметра здания разместились милицейские машины и посты наблюдения, ограничивавшие доступ к объекту. Вскоре прибыл и специалист по бомбам, Антон Степанович Гордеев, низенького роста тщедушный человек в очках. За этой непритязательной внешностью скрывался истинный гений саперного дела., прославившийся на всю Европу успешной работой с минами на дне Черного моря. На его счету было 268 удачных обезвреживаний бомб и одно неудачное, в результате которого Гордеев лишился 2-х пальцев на левой руке, членораздельной речи и толики самолюбия. Он прибыл с маленьким черным чемоданчиком, в котором были скрыты от посторонних глаз новейшие секретные разработки саперской кухни. Войдя в кабинет Владимира Андреевича, он застал полковника стоящим в нескольких шагах от бомбы и внимательно изучающим.
- Ну что Вы думаете? – таким вопросом встретил Гордеева Геращенко.
- Тык мы ды я выдл…пш? – ответил Гордеев, очевидно имея ввиду: «Что я могу думать если я ее еще не видел?».
- По сведениям террориста должна взорваться через 3 часа 25 минут. – сказал полковник, игнорируя ответ Гордеева. – Ни при каких обстоятельствах не произносите …», - Геращенко прошептал на ухо Гордееву заветную фразу. – А не то бабахнет. Разберетесь здесь?  - И не давая Гордееву возможности что-либо сказать, добавил: Работайте. Я подойду попозже. – с этими словами он вышел из кабинета.
- Чыж нэ сдэл? Сдэл дык сдэл! А нэ… - вдогонку сказал Гордеев. Это значило: «Чего ж не сделать? Если сделаем, так уж сделаем. А как не сделаем… ». И приступил к работе.  



Дмитрий Огненный

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться