Новогодняя примета

Размер шрифта: - +

6

 

Сессия прошла как по маслу, мы больше боялись.

Может, потому что это была наша первая сессия и нас, желторотиков, пощадили, а, может, в преддверии праздника преподаватели не хотели портить настроение ни нам, ни себе.

Результат: сплошные «отлично» и у меня, и у Наташки. Даже по мат.анализу.

Мы с Наташкой купили в институтской столовой кексы – отметить последний экзамен – и довольные приехали в общежитие.

Тут и раньше никогда не бывало тихо, но сегодня и вовсе царило необычайное оживление, аж стены вибрировали.

Народ бурно праздновал окончание сессии и отнюдь не кексиками, как мы с Наташкой. Буквально из каждой комнаты грохотала музыка, перебиваемая взрывами хохота. Невозможно было представить, что уже завтра все разъедутся и привычный галдёж стихнет.

В комнате Михалёва тоже гуляли. Наверняка там и девчонок полно. Они к нему вечно бегают. Я снова загрустила.

Наташка, уловив моё настроение, попыталась меня растормошить:

– Давай сыграем в нарды на желание?

Я кисло улыбнулась.

– Что-то не хочется.

– Тогда в "Монополию"?

– Ой нет! Меня от цифр сейчас слегка подташнивает.

– Слууушай! – у Наташки аж глаза загорелись. – А давай сыграем в тёмные прятки?

– Как это – тёмные?

– Ну обычные прятки только в абсолютной темноте. Разве ты в такие в детстве не играла?

Я мотнула головой.

– Только в обычные.

– О, это гораздо интереснее и волнительнее, чем обычные, – заверила Наташка. – Значит, так: шторы плотно задвинем, выключим свет. Я выйду в коридор, ты спрячешься. Я досчитаю до ста и вернусь. И буду тебя искать. В темноте. Но ты должна замереть, менять места нельзя!

– Прости, но это какой-то детский сад. Я в прятки перестала играть ещё классе в пятом.

– Взрослая тётя нашлась! – хмыкнула Наташка. – Иногда, знаешь, полезно вспоминать, что когда-то, не так уж давно, между прочим, мы были детьми. И я тебя уверяю – это очень интересно. С обычными прятками не сравнится!

– Давай лучше в нарды? – предложила я. – Или в быка-корову?

– Нет-нет, уже не хочу. Ну давай? Ну хотя бы попробуем? Если не понравится – перестанем играть.

– Ладно, – согласилась я нехотя. Просто спорить не люблю.

Наташка ещё раз повторила правила игры, задёрнула портьеры поплотнее и, выходя из комнаты, щёлкнула выключателем.

На миг её силуэт замер в светящемся проёме двери.

– Я буду на кухне считать, чтобы не подслушивать. Досчитаю до ста и приду. Постучусь – типа, приготовься, вхожу. И заходим с закрытыми глазами, чтобы не подглядывать! А то из коридора свет идёт. Открываем глаза только после того, как плотно закроем дверь. Поняла?

Я кивнула, потом сообразила, что в темноте Наташка не видит мой кивок.

– Поняла, – голос прозвучал уныло. Я даже устыдилась: вот что я за человек? Она так старается меня развеселить – вон прятки какие-то дурацкие выдумала, а я даже изобразить интерес не могу. И добавила бодрее: – Иди уже, считай.

Наташка затворила за собой дверь, и комната погрузилась в полный мрак.

С полминуты я стояла столбом, пытаясь привыкнуть к темноте. Затем осторожно шагнула в одну сторону, в другую, стукнулась коленом о стул, чуть не свернула этажерку. Наконец наощупь пробралась к окну и прикрылась портьерой.

Место я выбрала неудачное – из окна легонько поддувало, а батарея, наоборот, прижигала ноги даже сквозь плотную ткань джинсов. Я хотела переместиться куда-нибудь, но тут, пару раз предупреждающе стукнув, вошла Наташка. Я замерла, но стоять неподвижно у меня не получалось.

«Чёртова батарея! – ругалась я про себя. – Так и до ожогов недолго».

Я завошкалась, и Наташка двинулась на шум. Я слышала, как она медленно подходит и отчего-то разволновалась. Это ожидание в полнейшей тьме здорово нервировало.

Потом она на несколько секунд затихла – я тоже затаилась. А когда она наконец дотронулась до меня, я неожиданно взвизгнула. Наташка вздрогнула и тоже коротко вскрикнула.

– Ты чего? – спросила почему-то шёпотом.

– Не знаю.

И мы тут же расхохотались.

– Вот видишь, я же говорила, что в тёмные прятки играть очень весело. Это мы ещё вдвоём, а когда несколько человек, да с мальчиками… прямо ух! Ладно, иди в коридор, считай. Теперь я прятаться буду.

Я послушно доползла, придерживаясь за стену, до двери и вышла в коридор, в первый миг буквально ослепнув. Проморгавшись, побрела на кухню. Хорошо хоть там никого не оказалось. Покрутилась, подошла к окну. Облокотившись на подоконник, принялась разглядывать морозные узоры на стекле. Виньетки и завитки казались такими изящными, будто их кто-то старательно нарисовал белой с блёстками краской.



Рита Навьер

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться