Новогодняя примета

Размер шрифта: - +

9

 

Спустя минут десять-пятнадцать-двадцать, а может, и больше, я постучалась в ту комнату, где скрылся зануда.

Там было слишком шумно – играла музыка, говорили все громко и наперебой, так что стук мой не услышали. Недолго думая, я просто толкнула дверь и вошла. И сразу, сию секунду, увидела Михалёва. Он сидел полубоком и общался с тем самым занудой. Кроме них за накрытым столом были ещё два парня и две девчонки. И все что-то увлечённо обсуждали.

Меня тотчас охватила паника – не ожидала я тут увидеть Серёжу. Это ведь не его комната, да и вообще...

От недавнего запала не осталось и следа. Бежать бы отсюда прочь скорее, пока никто меня не заметил, точнее, пока Михалёв меня не заметил, но я почему-то продолжала стоять на месте, поедая глазами его полупрофиль. Мне, конечно, было неловко до невозможности, но при всём при том теперь ещё больше захотелось присоединиться к этой компании.

Я лихорадочно соображала, что делать. Всё же уйти? Или стоять, пока не заметят и не пригласят? А если они меня ещё долго не заметят? А если заметят, но не пригласят? Если спросят, как тот зануда, мол, что тебе, девочка, надо? Вот стыдно-то будет!

Я тихо простонала. Господи, как я вообще тут оказалась?! То есть, разумеется, я пришла сама, но не понимала, как отважилась на этот безрассудный подвиг. Я же законченный интроверт, практически социофоб! Я же людей, а тем более парней, а тем более старшекурсников, обхожу по дуге. Но тут же напомнила себе, что ничего подобного – я красавица, я весёлая и обаятельная, так что стыдиться мне нечего. Удивительно, но вроде паника немного стихла.

– Я весёлая и обаятельная. Я красавица, – произнесла снова свою мантру, которая определённо помогала мне настроиться на нужный лад. Я даже поймала себя на том, что невольно приосанилась.

– Я весёлая и обаятельная! – набрав полные лёгкие воздуха, повторила громче и увереннее. Для большего эффекта. Всё равно в этом шуме мой цыплячий голос никто даже не услышит.

Музыка внезапно смолкла. Все тоже разом смолкли и повернулись к подло затихшему ноутбуку.

– Я красавица! – по инерции договорила я и ужаснулась. Слова эти прозвучали совершенно отчётливо в повисшей тишине, и все тотчас уставились на меня. Абсолютно молча. 

Я и сама стояла и хлопала глазами, не в силах вымолвить ни слова, чувствуя при этом, как щёки заливает жгучий румянец. Больше всего на свете мне хотелось сейчас провалиться сквозь пол. Ну а в сторону Серёжи я даже взглянуть не осмеливалась.

А он вдруг поднялся из-за стола и направился ко мне:

– О! Какие люди! Ты не уехала?

Умирая от конфуза, я подняла глаза на Михалёва. 

– Я завтра уеду, – пролепетала я, глядя на него заворожённо.

– Проходи же, красавица, присоединяйся! – он взял меня за руку, и у меня всё поплыло перед глазами. – Или у тебя там своя компания?

Я энергично помотала головой.

– Ну и здорово! Давай, иди сюда.

Серёжа подтянул меня к столу, как безвольную марионетку, и усадил рядом с собой, согнав зануду на другое место. И самое поразительное – он явно был мне рад. И это совершенно не укладывалось в голове. Ведь, по моим представлениям, он должен обходить меня стороной. А он даже не косился! Он смотрел открыто и очень тепло.

– Ты ведь из пятьсот первой, красавица? – спросил один из парней с усмешкой.

Я кивнула.

– Первый курс?

Я опять кивнула.

– Что привязался к человеку? – вмешался Серёжа.

– Последний вопрос, – благодушно ответил тот. – А имя есть у человека?

– Аня, – назвалась я.

– Аня, – одновременно со мной сказал Серёжа.

Тут я и вовсе зарделась от смущения и радости – он знает, как меня зовут! А я ведь ни разу ему не говорила своего имени. Значит, интересовался? Почему?

– Давай-ка я за тобой поухаживаю, – предложил Серёжа, затем повернулся к одной из девушек. – Иришка, дай чистую тарелку и вилку.

Девушка пристрелила меня взглядом, однако спорить не стала, молча поднялась, достала из тумбочки тарелку, протянула ему. Её смертоносный взгляд Михалёв не заметил. Он щедро накладывал мне всё, что было выставлено на столе. Я скромничала, заверяла, что вовсе не голодна, хотя на самом деле слона бы съела. Потому что перенервничала – от стресса на меня всегда аппетит нападает.

Парни шутили, смешно и не очень, а Серёжа, который обычно как раз балагурил, наоборот помалкивал. А если что и говорил, то только мне. Спросил, почему не уехала, где моя соседка, откуда я родом. И всё-таки полюбопытствовал, что я делала в темноте на столе. Помявшись, я созналась, что мы играли в прятки. Ждала насмешек, мол, какие прятки в восемнадцать лет? А он лишь широко улыбнулся.



Рита Навьер

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться