Новогодняя примета

Размер шрифта: - +

7

 

Наташка затаилась как следует. Я шарила в потёмках, вытянув перед собой руки, натыкалась на углы и всяческие предметы, присев, шарила под столом, ощупывала всё вокруг, но найти её никак не могла. В конце концов эта потеха мне изрядно надоела.

– Наташ, я сдаюсь, – жалобно позвала я подругу, но та даже не шелохнулась.

Я стала пробираться назад, к выключателю, и, видимо, немного не рассчитала траекторию, задев боком кровать. И тут же уловила скрип и лёгкий вздох. Вгляделась пристальнее и точно – Наташка была на кровати. Смутно угадывалась её голова на подушке. Всё это время, пока я тут мыкалась впотьмах, она преспокойно лежала себе и в ус не дула. Я схватила её за щиколотку, и теперь уж она завизжала от неожиданности.

Вот вроде и детская забава, а мы развеселились так, что я особо не упиралась, когда Наташка предложила ещё по разу спрятаться.

Она, всё ещё давясь смехом, покинула комнату, а я нырнула под стол. Однако поняла, что долго, не шевелясь, на корточках не высижу, да и хотелось спрятаться так, чтобы она тоже помучилась.

Я быстро сдёрнула со стола скатерть, повесила на спинку стула, скинула тапочки и забралась на стол. Встала посередине, вытянулась и замерла, точно гипсовая статуя на постаменте. Всё-таки стол нам достался преотличный – просто на удивление крепкий, даже не скрипнул, не покачнулся. Хоть танцуй на нём.

Наташка на этот раз долго не тянула. Почти сразу постучалась и вошла.

– Есть кто живой? – услышала я и оцепенела.

Михалёв! Он снова позвал, почему-то неуверенно:

– Девчонки?

Я превратилась в соляной столб, даже дышать перестала. Только сердце бухало оглушительно и мощно, как отбойный молоток.

Серёжа не уходил. Я слышала шуршание – он зачем-то возил рукой по стене. Соображала я тоже с трудом, но всё-таки в последний миг догадалась, что он собирается сделать. Я запаниковала. О нет! Только не это! Не надо! Уходи! Пожалуйста!

Но он уже нашарил выключатель, и в следующее мгновение вспыхнули обе лампы, залив комнату светом, таким ярким, что я сощурилась.

Михалёв, увидев меня, вздрогнул и тоже остолбенел. Он смотрел на меня в немом шоке, даже рот приоткрыл. Брови его взлетели вверх так, что на лбу образовалась морщинка, а глаза сделались совершенно круглыми.

Мы молча и неподвижно таращились друг на друга, потом в комнату снова постучались. Дверь медленно приотворилась, и внутрь вошла Наташка, крепко прижимая к глазам ладонь. Свободной рукой она закрыла дверь, произнесла замогильным голосом: «Я здесь!» и убрала ладонь.

Наташка в первый миг зажмурилась, потом в полнейшем изумлении и растерянности уставилась на Серёжу, а тот так и переводил ошарашенный взгляд с неё на меня и обратно.

Видно было, что он не понимает смысла происходящего. Мы с Наташкой понимали, но от этого легче не становилось. Особенно мне – Наташка хотя бы на полу стояла.

Наконец Михалёв настороженно спросил:

– А что ты там делаешь?

– Ничего, – пролепетала я.

Присев, спустила ноги и спрыгнула на пол, но Серёжа всё равно продолжал на меня смотреть так, будто у меня на лбу рог вырос.

– А ты просто так или по делу? – обратилась к нему Наташка, избавив меня от его дальнейших расспросов.

Он взглянул на неё и, хмыкнув, пожал плечами:

– Да я уж и забыл, зачем пришёл.

Когда Наташка его спровадила, я совсем расклеилась. Вот что он про меня подумал? Сначала костюм тот дурацкий, теперь поза на столе. Я попыталась взглянуть на себя его глазами, и меня аж передёрнуло. Это даже не просто глупо, это настолько странно, что отпугивает.

Теперь он наверняка будет обходить меня стороной, считая, что я с приветом. А ведь только-только всё стало налаживаться!

– Да никакой катастрофы нет, – уверяла меня Наташка. – Ну удивился человек, это пройдёт. Вернёмся с каникул – уже всё забудется.

– Угу, – буркнула я сердито. – Как забудет, так и вспомнит, едва меня увидит.

Я злилась на Наташку за то, что затеяла эту дурацкую игру, но на себя ещё больше – за то, что повелась на эту затею, которая мне с самого начала казалась глупой.

– Нет, ну правда, – хихикнула она. – Ты на стол-то зачем вскарабкалась? Других мест разве нет?

– Каких? Я вот хотела сначала под стол залезть…

– Так и надо было!

– И что бы это изменило? Он бы так же подумал, что я чокнутая, когда включил свет и обнаружил меня сидящей под столом. В темноте!

– Но ты всё равно не огорчайся, это же пустяки! Завтра тебе самой смешно будет.

Я отмахнулась от неё. Расстроенная легла спать, а проснулась… в общем, смешно мне не было.



Рита Навьер

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться