"Новогодняя звездочка".

"Новогодняя звездочка".

Мальчишка лет двенадцати быстро бежал по улицам ночного Нью-Йорка. Он не замечал вокруг ничего, не слышал, как в соседнем квартале полицейский свистел в свисток, пытаясь задержать мелких хулиганов, которых в канун нового года развелось несчетное количество, добавляя работы стражам порядка. Впрочем, как всегда в это время. Где-то вдалеке слышно, как товарный поезд подает гудок и оставляет после себя серое облако дыма.

Ночь с тридцать первого на первое января 1900 года выдалась сырой и ветреной. Хлопья мокрого снега усложняли видимость дорог и никто не смог бы разглядеть звезды на черном небе.

Никто, кроме маленького паренька, чьим желанием было добраться до окраины и всмотреться в темноту. Прищурив глаза, увидеть или подумать, что он видит звезду, ту самую, которая манила своей тайной и была способна помочь в сложной ситуации, в которой он оказался.

Вот он и на месте. Маленькое, чуть видимое в отличии от других светлое пятно, это и есть та самая звезда. Сейчас, сейчас, он переведет дыхание и прокричит.

-Я хочу, чтобы Сью нашлась. Чтобы она была счастлива! Слышишь? Пусть с ней все будет хорошо!

Ночное небо ответило тишиной, проигнорировав его просьбу.

***

-Даниель, сейчас же иди к себе.

-Но мама, еще рано.

-Скоро прибудут гости, отправляйся спасть, дорогой.

Закрыв рот и сжав кулаки, мальчик пошел к себе в комнату. Это было за две недели до нового годя, когда он только собирался сбежать на улицу и отнести угощения, приготовленные по его просьбе специально для милой девочки по имени Сьюзи. Кухарка Дора любила хозяйского сына и была посвящена в его тайну знакомства с девочкой из бедного квартала. Две недели Даниель не видел Сью.

Как-то мальчик отстал от своего класса и свернул не в том переулке, там-то он и увидел кудрявую девчонку, стоящую у магазина. Она глазела на разные угощения и прижимала к груди потрепанную куклу. Даниель хотел пройти мимо, но почему-то остановился и сам засмотрелся на пирожные. Немного подумав, он вошел в магазин и купил два больших куска торта.

«-Вот, угощайся.

Произнес он, но Сью отвернулась и убежала, оставив его стоять, растерянно глядя ей вслед. Тогда он вернулся и спросил у продавца, не знает ли он девочку, которая убежала, на что получил странный ответ.

-Какая девочка?

-Та, что стояла у окна. Она еще держала куклу.

-Нет, не видел. Может быть, я отвернулся и не заметил ее?»

Даниель потряс головой и вышел. Торт он съел по дороге домой, а второй кусок отдал прохожему нищему.

На другой день он сам пришел к тому месту и снова увидел Сью. Мальчик не стал входить и просто постоял рядом. Не понимая, что так его интересует в ней, он представился.

«-Привет. Я Даниель, а ты?

Девочка повернулась к нему, точно только что увидела, хотя он простоял рядом минут десять.

-Сьюзи.

-Красивое имя. Можно тебя угостить пирожным?»

Когда она снова на него посмотрела, Даниель понял, почему его тянуло сюда. В ее глазах он не увидел ничего кроме любопытства и странной для ребенка серьезности. Это так сильно отличалось от того, к чему он привык, что привело в восторг. А еще у него сложилось мнение, что Сьюзи из бедной семьи или еще хуже – она осталась без родителей. Стало жаль девочку. В отличии от нее у Даниеля были и родители и старшие брат с сестрой. До этого он видел много детей-сирот, но они были другими и многих бы он сам побил только за то, как они себя ведут. Понятно, что нужда заставляет воровать и обманывать, но не обязательно быть грубым с теми, кто по доброй воле им пытался помочь. Часто с добродушными людьми, хулиганье обращалось хуже всего, то есть их пускали в дом, а они выносили все, что только могли. По этой же причине в доме Даниеля благотворительность начиналась и заканчивалась в отчислении конкретной суммы денег на счет дома-сирот.

«-Ты хочешь купить мне пирожное?

-Да. Я еще вчера купил, но ты убежала и его пришлось отдать бедняку.

-Думаешь, я тоже бедная? Твое пирожное, это подаянье?

Даниель смутился. Да, он хотел накормить Сью, чтобы она не смотрела такими голодными глазами на витрину, ведь это унизительно!

-Нет, что ты! Я угощаю и еще не люблю кушать в одиночестве. Дома никого нет, вот и хожу голодным до вечера.

Мальчишка схитрил, но личико маленькой Сью порозовело и глаза засветились ярче.

-Хорошо. А ты можешь мне купить вон ту звезду, посыпанную сахарной пудрой и разноцветной посыпкой?

Даниель посмотрел на цену и кивнул.

-Конечно. Зайдем?

Сью нырнула в приоткрытую им дверь и они встали рядом. Даниель выбрал пирожное себе, а для Сью сахарную звездочку.

До самого вечера они бродили по городу, пока не стало смеркаться и Даниелю не пришлось признать, что пора идти домой.

-Давай я тебя провожу.

-Не стоит. Я сама доберусь.

-А в какой стороне твой дом?

-Он там.»

Сью неопределенно указала в сторону, попрощалась и ушла. Даниель хотел настоять на своем, но не стал. С ней было интересно общаться, для девчонки она говорила интересно и рассуждала почти, как взрослая, что приводило к мыслям, что в жизни у нее что-то произошло. Сью не рассказала ничего о родителях, о школе или друзьях. Складывалось впечатление, что она живет совсем одна, и нет никого, кроме Даниеля, с кем бы ей можно было поговорить. Если Даниель планировал провести веселые каникулы, то Сью с удивлением на него смотрела и, казалось, не понимала, что значит «веселиться».

Однажды Даниель задержался дольше обычного, за что получил выговор от родителей и ему запретили после школы ходить по городу. Половину ночи мальчик просидел на подоконнике и смотрел на звезды. Отчего-то Сью часто всматривалась в небо, когда они гуляли, и подолгу замолкала, будто чего-то ждала. Зря он не спросил, о чем она думает, тогда бы ему было о чем размышлять в эти долгие часы.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться