Новые повороты судьбы и нить тайного

Размер шрифта: - +

Глава 23 В доме Краурта.

  По крыше и вокруг дома топали люди. Они были везде. Их было довольно много. Ворвавшиеся в дом Краурта, явно не собирались церемониться, с богатеньким толстяком.
          –Господин Краурт, вы должны ответить нам на несколько вопросов! Где и когда вы познакомились с этим человеком? И какие из полотен этого списка есть в вашей коллекции? – прозвучал монотонный ледяной голос.
        На фото был изображен совершенно незнакомый человек, но самое ужасное, что список, перечисленных полотен, совпадал со списком Риколета Краурта, который только что сгорел. И, который составлял сам Краурт. Об этом списке никто не знал, кроме, конечно, самого Краурта.
        Миллионщик посмотрел на пол: пепел исчез, возле его ног лежал блокнот, в старинном переплете.
           –Не имею ни малейшего представления, кто этот человек, более того, в этом списке нет картин моего домашнего музея, – ответил уверенно миллионщик. Краурт хотел подняться, но не смог. Его тело отяжелело и не слушалось. Страха у Краурта не было.
        –Вам лучше не разыгрывать комедию, а рассказать правду! Вы порядком поднадоели определенному кругу людей! Вами интересуется спецотдел и не только! А нас… – незнакомец сделал длинную паузу, – интересует ваш пакет акций, связанный с ракетами, а также, ваши разработки новой модели общества. Не молчите, Краурт! Молчание вам не поможет! – неизвестный говорил громко, весь его вид был какой-то неземной и неестественный. Его огружали люди огромного роста, великаны стояли молча, не шелохнувшись.
 Краурт довольно злостно произнес:
           –Мне тоже, господа, хотелось бы задать вам вопрос. Кто вы? И, что вы делаете в моем доме? Я не позволю со мной так обращаться!  – произнес миллионщик зло, – и, что за дерьмо? Кто вы? Где вся охрана? Где моя жена?
        Краурт снова попытался подняться, но его тело было приклеено к креслу и не подчинялось ему, лицо наливалось пунцовыми красками. Миллионщик прилагал все усилия, чтобы справиться с оцепенением, он пытался заставить свое тело подчиниться, сделать хотя бы какое-то движение, но все было напрасно.
          –Это не так важно кто мы, как вам кажется, господин Риколет Краурт. И… более того, вы сейчас не в том положении, чтобы диктовать нам условия, и… что-то требовать! Лучше подумайте о своей женушке и сыне, –красивый мужчина говорил сухо и холодно. Он был уверен в себе.         
       Неожиданно… большое помещение, гостиная Краурта, осветилось яркими цветными спектрами неизвестного происхождения. Спектры были едкие и угрожающие. Увиденное окончательно испугало Риколета, но… тем не менее… Краурт не сдавался.
           –Что все это значит? Я не скажу ни слова без адвоката? – Краурт все же вскочил с кресла и заорал, – вон… из моего дома! Я уважаемый человек! Со мной так нельзя! Кто вы, черт вас дери? Вы за это ответите! Охрана! Я… т только я… диктую условия всем… в этой жизни! Я хозяин жизни!
         Внезапно… для него самого и Эмми, которая тоже была в комнате, его ударили прикладом, он свалился с ног. Удар слегка оглушил его, что позволило Риколету прийти в себя довольно быстро. Он увидел Эмми, малыша и индуса, которых подталкивали к нему, весь дом был наполнен чужими людьми, у которых на лицах были маски, в руках оружие.
        –У вас красивая жена, не так ли? Мы не притронемся к ней, к ребенку тоже, если вы будете более сговорчивы. Повторяю! Нас интересует пакет акций, ракетные установки, соображайте, быстрее, что дороже вам, жизнь вашего малыша, ваша женушка или простые банальные ответы, и… немного вашей собственности, Краурт?
       Человек, в черной куртке, говорил холодно и спокойно, ни тени эмоций, холод и спокойствие: внутреннее пространство, ворвавшегося в дом, было опасным, зловещим и каким-то неземным. 
       Минуту назад Краурту казалось, что этот человек из преисподней, ему виделось, что еще какие-то секунды, и в доме начнет происходить нечто, что будет граничить уже не с этой гранью жизни, а с какой-то другой, предельной чертой параллельного мира. Краурта знобило. Ледяная дрожь волной пробежалась по телу миллионщика.
          –Вы очень сообразительны, параллельные миры, но где они? Не так ли? Инопланетяне – космос! Ушедшие? Потусторонний мир? А что же остается – параллельные миры?! Это что? Прошлое, будущее, настоящее или нечто похожее на пятое или десятое измерение? Или? Все это одно и тоже для вас и для таких как вы?
          Человек, в черной куртке, смеялся, его хохот был невыносим! Никто толком, отчетливо, не видел сейчас его внешность: что-то непонятное и неизвестное не позволяло его рассмотреть.
        –Так, кто же мы для вас? Межгалактические спутники, проводники неизведанных тропинок? Я тебя последний раз спрашиваю? Кто изображен на фотографии, код доступа к банку памяти, хранящему коды, шифры, – нас интересуют ракетные установки и твои разработки нового общества, новой цивилизации... и, есть еще… кое-что! Небольшая тетрадь, в которой… сохранены откровения, данные тебе свыше! Где тетрадь? – разъяренный Незнакомец перешел на ты, это явно было дурным знаком.
          Наконец, совсем перепуганный Краурт указал на Эмми, и еле слышно промычал:
          –Она моя память, она медиум, но вряд ли… она ответит вам, состояние любви – это единственный ответ, вы потеряете время, уничтожите нас, но не получите ответов. –Краурт зарыдал. – Не я придумал это, не я!
          –Ты финансировал Зельру, не так ли? Хитрый лис, но мы ее уничтожили, и ее учителя Логоса тоже, но тебе не помешало начать новый проект, тебе нужен Энрио, но мы помогли ему скрыться от твоей погони. Ты нанял сыщика, этого странного и ответственного Лоренса. Но… о нем потом! Ты имел все, чего тебе не хватало? Зачем тебе музей? Липкая сволочь!   Ты хочешь снова открыть лабораторию! Ты хочешь присвоить полотна, которые принадлежат всем!
       Краурта снова ударили прикладом. Неизвестный не выносил эту жирную мразь, которой было все позволено.
       – Ты, изощренная тварь, тебе позволено ровно столько, сколько мы тебе позволили, но тебе удалось обдурить нас. Тебе казалось, что нас нет, не так ли?  Мы поймали тебя на твоей слабости, полотна Рубенса, Рембрандта, Пуссена, не так ли? Ты спровоцировал агрессию в нас, это хуже… нежели уничтожение нашего мира. Молись, чтобы эта агрессия… она…  всего лишь осталась в вашем земном мире! Ты вряд ли… понимаешь… о чем я, – холодный голос Незнакомца окончательно испугал Краурта. Он был нечеловеческий.
      –Что же ты медлишь? Почему теперь… тебе не помогают твои деньжата? – лукаво спросил, все тот же неизвестный человек.
        –Пожалуйста не надо, я все… отменю, все… все! Эмми, детка, Эмми! Прости! Прости! – Краурт махал в воздухе руками, – не… надо! Да, да! Это правда! Я финансировал не один проект – это правда, но ведь всем нужны мои деньги! Все лгут! Я понятия не имею, куда делась Зельра, ее этот… как его… Логос! Я ничего не знал, я не знал людей, которые работали на Зельру, я их никогда не видел! А о Энрио, я тоже мало, что знаю. Лоренс знает больше меня, – миллионщик всхлипывал, он был жалок. – А картины? Да, да это единственное, что меня волнует. Моя семья и картины. – Краурт плакал. – Картины выше всего. Мой план безупречен, мне ненужен Энрио, только картины.
         Глаза Краурта были крепко сомкнуты, он продолжал хныкать и болтать невпопад:
          – Какие проекты? Я всегда искал гармонию, я готов платить. Другие миры! Понимаете? – Краурт немного успокоился, он продолжал бессвязно лепетать, – пакет акций? Ракеты? Их скупают все, не только я, это в мире бизнеса нормально... Что еще вам нужно, какие ответы?
        Вдруг Краурт увидел, как его руки загорелись, их покрывал яркий серебристый блеск, пламя было неестественное, странное и непонятное, оно не обжигало, а быстрее пугало, мужа Эмми.
     –Пожалуйста, перестаньте, мне больно, хватит, я все понял! Эмми, прости, детка! – лепетал Краурт.
      Миллионщик махал в воздухе руками хаотично и очень нелепо; его сновидение было, как явь!
      Cознание Краурта продиралось сквозь дебри сна- кошмара: ему невыносимо хотелось проснуться, но все было настолько реально, что он верил происходящему, витражи и макеты сновидения ткались умело и каверзно. Краурт совершенно не мог управлять своим пробуждением. Это была странная, абсолютно реальная реальность сна.
         Помимо индуса, в углу комнаты, среди зелени, среди комнатных растений, стоял Агрон, только йог ощущал присутствие Неизвестного.   
        Войдя в комнату, Эмми увидела, как Краурт вздрагивал, он плакал во сне, он мучился, ему было больно, он, что-то повторял. Его лицо искажалось. Он внезапно заорал так громко, что индусу пришлось приложить ему руку на лоб. Йог, который не отходил от него ни на шаг, склонился и шепнул Краурту нечто, что заставило миллионщика окончательно прийти в себя. По всей вероятности, склонившись над Крауртом йог, читал какую-то мантру. Так подумала, вошедшая Эмми, но все было немного по-другому… (Предчувствия Эмми подтверждались, интуиция ее не подвела и на сей раз. Она догадывалась, что муж, что-то скрывает, и… что это… что-то напрямую связано с картинами и не только с ними. Войдя в гостиную, она увидела сновидение мужа, картинки внутри головы Краурта, были яркие и очень живые, его сознание боролось с реальностью сна).
          Наконец, уставший и измученный Краурт открыл глаза и увидел, что человека, в черной куртке, нет! Но все же миллионщик четко ощутил его. Краурт оглянулся по сторонам и как-то странно вздрогнул. (Жена Краурта человека, в черной куртке, не видела, Агрон сделал все, чтобы Эмми о нем не знала. Сон миллионщика был хитрый и замысловатый).
          –Ведь это могло быть реальностью, укради вы эти полотна? И прекратите скупать ракеты и гоняться за Энрио, – сказал тихо индус Краурту.  Поклонившись вошедшей Эмми, йог снова склонился над Крауртом и довольно четко и внятно произнес ему на ухо:
      –Господин Краурт, проснитесь! Быстрее! Нужно торопиться! – индус со всей силы тормошил только что проснувшегося, – хозяин, возьмите ваш айфон, вам лучше позвонить и немедленно, в Дрезден, скорее! Отмените все… Иначе… они снова вернутся! И… тогда – это будет уже не сон! – шептал настойчиво йог, склонившись над своим временным хозяином-учеником.
      Краурт онемел от удивления. Лицо индуса сохраняло беспристрастность.
      –Поймите, они настоящие! Они не земляне! – йог все же немного нервничал.
       –Вон! – прошипел, окончательно проснувшийся Краурт.
        Индус оставил Эмми и Краурта одних, но он все же наблюдал за тем, как его подопечный, приходил в себя, и к огромному своему сожалению, понимал, что теперь эти двое не нуждаются в нем и в его знаниях.
        Какие-то минуты Краурт медлил, но вдруг… в крайнем углу огромной комнаты, возле портьеры, миллионщик совершенно четко увидел человека, в черной куртке: Агрон был реален и крайне опасен. Его облик настойчиво давил на Краурта. Наконец… миллионщик окончательно пришел в себя.
        –Все отменить! – гаркнул в трубку Краурт. Он набрал дрезденский номер своих людей. Руки Риколета дрожали.
            Эмми смотрела на мужа удивленно. Миллионщик не был уверен, что приснившийся ему сон, не повториться. Сон не мог быть явью, но тем не менее Краурт прилагал усилия, чтобы забыть сон, вернее, ему не хотелось сейчас его анализировать, он понимал, что сон можно расценивать, как некое предупреждение, и, что грани реальности очень тонки. Он понимал, что йог рылся в его голове, он также знал, что человек, в черной куртке, реален! И, что индус не знает, кто этот человек, в черной куртке, на самом деле, и вряд ли, кто-то из присутствующих хочет или хотел бы с ним еще раз встретиться. Риколет понимал, что только что происшедшая реальность была и она – эта реальность, реальнее, чем он мог бы предположить: внутри его большого Я стирались грани, его сознание уплывало, и было очень шаткое, и неестественное.
         Краурт пытался отключиться от происшедшего, он стал прокручивал новые идеи, связанные с Эмми, малышом и этим несносным йогом, от которого, и в самом деле, как казалось теперь Риколету, нужно было избавляться.
          –Неужели это все этот йог? – мелькнуло в голове Краурта, – мой список… он сгорел… это точно! Эмми была права… ей не нравился этот йог!
          –Напрасно, вы хотите от меня избавиться, ваше тело? Вам еще далеко до совершенства! – слова индуса застряли в голове Краурта мягко и очень настойчиво. Индус смотрел с сожалением на своего подопечного.
         Краурт вздрогнул и не захотел разбираться, откуда он услышал голос, из глубины своего я или из дальнего угла комнаты. Какое-то время миллионщику было сложно разграничить, где сон, где явь, но в любом случае, холодок по спине у него пробегал, и только Эмми была его единственным спасением и утешением.
        –Все хорошо, дорогой, ты немного устал, – прощебетала женушка Краурта. Голос Эмми успокаивал, но внутри Краурта росла агрессия, он не привык к тому, чтобы его ломали, это злило и унижало его.
…………………………………………………………………………………………..
         В это же время, на параллели с событиями на Гавайях, люди Краурта, в Дрездене, были арестованы, но спустя какое-то время, их все же отпустили, из-за отсутствия состава преступления, поскольку такового, на самом деле, и не было.
         Картины принадлежат музею, попытка ограбления не подтвердилась. Вдобавок, никто из арестованных не проронили ни единого слова, так как на случай провала операции, кругленькие суммы зелененьких, в банках – аннулировались, в том случае, если… кто-то из задержанных развязал бы язык. Кому захочется болтать лишнего, если денег хватит на безбедную жизнь надолго.
          Правда, все-таки полицию тревожили некоторые обстоятельства: сообщивший, о возможном ограблении, назвал дату, картины, имена грабителей, кои по непонятным причинам, мирно посиживали на своих съемных квартирах и оказались иностранцами, приехавшими в страну, на совершенно законных основаниях.
           Дело было запутано и неясно. Фигурировало имя Краурта, который в это время отдыхал на Гавайях.
          Лоренс не ввязывался в расследование, Дрезден оказался для него не так приветлив, как ему хотелось. Люди Краурта были предупреждены, так же, как и полиция. Обе стороны понимали, что игра не начата, но уже потерпела фиаско с обеих сторон.   
          Но тем не менее сыщик Лоренс снова вольно или невольно, был втянут в нелепость ситуации. И тоже ломал голову, кому понадобилась вся эта каша с картинами. Детектив был уверен, что миллионщик хотел заполучить известные полотна. Но все пошло не так, как запланировал его босс. Хотя, последнее время, Лоренс не считал Краурта своим боссом. Он устал гоняться за ветряной мельницей. Тем более, что Энрио дал ему понять, что параллельный мир существует и не только это. Детектив был уверен, что с Крауртом, кто-то намерен играть по-крупному. И еще! Его так же, как и полицейских, занимал звонок неизвестного в полицию. Информацию Лоренс получил со своих старых источников.
        Сидя в своем небольшом домишко, Лоренс снова вспомнил слова Милли о любви…
       –Что я здесь делаю? Я сбежал, как трус! Нет, я не трус. Просто запутался, устал… Кати? Разве она может быть счастлива со мной? – мысли одолевали Лоренса. – И, что за игра с этими картинами? Зачем она Краурту?  Жажда приобретать! Одержимость! Мм-да, – Лоренс слегка улыбнулся. – Этот своего не упустит!
         Лоренс отпил несколько глотков свежего кофе. Кухонька была уютная, заполнена всякой всячиной. Меланхолическое состояние сыщика улетучивалось. Лоренс поймал себя на том, что о Кати, почему-то он стал думать меньше, нежели раньше, но тем не менее он о ней думал.
        Детектив Лоренс боялся встречи с Кати, он боялся потерять ее окончательно. Он любил ее сильнее прежнего, но реальность-жизни Лоренса разрушала романтику. Его образ жизни, вряд ли мог быть понятен молодой и строптивой Кати, тем более, что ее боссом был Энрио. Лоренс окончательно запутался в своих размышлениях и в своих поисках паранормального тоже. Такой поворот судьбы был для него новым, странным узлом, который он не в состоянии был распутать. Лоренс понимал, что осмыслить и понять можно то, что привычно или хотя бы немного выходит за грань нормы жизни, но объяснить причины и следствия мира, который не имеет земного зеркала нереально. Конечно, кое-какой порядок все же в голове Лоренса был. Он многое увидел и понял. Лоренс знал больше всех, больше тех, кто гонялся за оккультным и непонятным. Мир Ирллии был щедр к нему.
        Сыщик ощутил странный прилив сил, казалось, он от чего-то освобождался. Его будущее виделось ему иным, не таким, как раньше. У него не было точного плана, но все же… проблески мечты и надежды окутывали Лоренса и ему становилось хорошо.
    – Милая, милая Кати, как же ты мне нужна! – прошептал Лоренс, закуривая, очередную сигарету.
 



Инесса Завялова

Отредактировано: 06.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться