Новые приключения Сне Гурки

Размер шрифта: - +

-2-

— Я не хочу к бабушке, не хочу, не хочу, не хочу! — Инга верещала на всю проезжую часть. От хорошо поставленного сопрано не спасали ни задраенные стёкла автомобиля, ни окрики мамы, ни удивлённые взгляды водителей и пассажиров соседних машин, застрявших, к несчастью, в предновогодней пробке на выезде из столицы.

— Инга, ты ведешь себя некрасиво. Минус один подарок от нас с папой, — Рита старалась быть спокойной. Покосилась на Андрея, тот хмуро изображал, что дочкина истерика его не касается, что он даже не слышит её. — Ты-то что молчишь? — Рита наклонилась к нему, чтобы быть уверенной, что он её расслышал. Муж плотнее сжал губы, промолчал. — Понятно, — Ритка откинулась на спинку, — снова мне разгребать.

— Не хочу в эту дурацкую деревню! — скандалила дочь. По её миловидному лицу, туго заплетённым тёмным косичкам с ярко-малиновыми бантами и общему виду прилежной отличницы и не скажешь, что этот ребёнок способен на такую отчаянную истерику.

Не поворачиваясь к дочери, тихо, но отчётливо Рита проговорила:

— Ещё один звук, и на вокальный конкурс ты не поедешь, — сказала, положила руку себе на колено и выставила указательный палец. В следующую секунду добавила к нему средний, потом безымянный и, наконец, мизинец.

Четыре секунды.

Истерика прекратилась. На заднем сидении воцарилась тишина. Рита победно покосилась на мужа, тот впечатлённо изогнул бровь и скривил губы.

— Так нечестно, — дочь надула губы, уставилась в окно. — Вы мне не оставляете выбора. А выбор делает человека, то есть меня, человеком.

— Скажите пожалуйста, мы уже философскую базу под свои истерики и выкручивание рук родителям подвели, — Рита деловито поправила полушубок. — Но выбора в данном случае у тебя, действительно, нет.

— Вот я и говорю — нечестно.

— Это жизнь, детка, — мать вздохнула. — А она вообще несправедлива.

Ехать к свекрови на Новый год Рита тоже не хотела.

Что она там забыла? Деревня. Наряженная блестящим мусором ёлка во дворе, квашеная капуста «по фирменному рецепту», вечные пирожки с зелёным луком и яйцом, от одного запаха которых воротило. Да, вкусный холодец. Это плюс. И свежий воздух. Но даже платье не наденешь. Фотки новогодние в Инстаграм не выставишь. Потому что — позориться. Но Андрея корёжило от осознания сыновьего долга.

Первого ехать он отказался наотрез. Новый год, чтоб его, семейный праздник. Дарья Ивановна ввиду возраста прибыть к ним не может, значит, они едут к ней. Точка.

Вот примерно так.

И это «Ты мне не оставляешь выбора. А выбор делает человека человеком», — это её, Риткин, финальный аргумент, подвешенный в кухне, словно ружье. Дочь со своим музыкальным слухом услышала их вчерашний спор.

И сейчас, по дороге к свекрови, дочь закатила истерику: она собралась в кино на каникулах, она хочет на ёлку — папа обещал, она хочет гулять и есть мороженое в торговом центре, с поездкой на все каникулы к бабушке это никак не совмещалось.

— Ну почему-у? — канючила Инга самым противным голосом из всех возможных.

— А, в самом деле, почему? — Рита решила, что и мужу пора включиться и отстаивать свою же собственную инициативу.

Андрей снисходительно покосился на супругу:

— Чтобы когда ты станешь старой и немощной, твоя дочь так же схватила семью в охапку и приехала к тебе встречать Новый год. Потому что Новый год — семейный праздник, и встречать его в одиночестве — преступление. Для этой самой семьи. Всем всё понятно? Или есть ещё вопросы?

Андрей — бывший военный. Хотя военные бывшими не бывают.

Ритка закусила губу, повернулась к дочери и выразительно щелкнула языком.

— Верно папка говорит. Я тоже хочу, чтоб ты с семьёй к нам приехала, когда-нибудь, когда я стану старой и немощной.

Инга надулась:

— Только если вы не будете кормить меня квашеной капустой.

Они свернули с МКАД на шоссе. Мелкий снежок сыпал под колеса, скрашивая накопившуюся грязь и пыль. Обочину украшала праздничная иллюминация, у торговых центров красовались гигантские ёлки.

— А ёлка у нас хоть будет? Иначе куда Дед Мороз подарки положит? — переживала Инга.

Андрей усмехнулся:

— Будет, куда ж она денется… Только в прошлом году ты, вроде бы, утверждала, что в Деда Мороза не веришь.

Инга промолчала. Веришь-не веришь — вопрос десятый. Но по старой привычке она спрятала в морозилке бумажку с желанием.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...)



Евгения Кретова

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться