Новые Русские: Мертвы Закону

Размер шрифта: - +

«ДЕЛО ВАШЕ, НО БОГ НАКАЖЕТ» ИСТОРИЯ ЖАПОЛЯ С АВТОРСКИМ ОТСТУПЛЕНИЕМ.

«ДЕЛО ВАШЕ, НО БОГ НАКАЖЕТ»

ИСТОРИЯ ЖАПОЛЯ

С АВТОРСКИМ ОТСТУПЛЕНИЕМ.

«И еще говорю вам: будьте опытными меняльщиками денег».

Евангелие от Фомы

«И какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостоять идущему на него с двадцатью?»

Лк. 14, 21

Париж, лето 1994 года.

«Мулен Руж» — давно уже не по две лампочки на лопастях знаменитой мельницы, давно уже не случалось в престижном «кабаре артистик» неожиданных дебютов... разве что в филиалах, да и то при условии, что нечто экзотическое все же в дебютантке есть. Вот в венском филиале выступала Латойя Джексон — ни голоса, ни слуха, зато фигурка, зато сестра. И вдруг — громкий дебют на Белой площади, манекенщица, супермодель, певица — Анита Абар! И почтенные парижане, и любопытствующие американцы, и денежные люди из других стран немало бы удивились, узнай они, что этим открытием сезона Париж обязан русскому ВПК.

Казалось бы: свалил почтенный русский академик из России, поселился в Париже — чего тут необычного! И «Дезьем бюро» так посчитало, и военные... Тем более что почтенный академик как-то сразу исчез, не стал громких интервью давать... Не похитили, нет: денег посулили. И не государство, частная контора, которая одна только и поверила в невозможное. И поверила, и перепроверила: точно! Академик — создатель знаменитых русских подземных ракет, что на последнем году войны в Афгане изобретены были, чтобы душманов сквозь горы доставать. И все вроде бы об этом знали, но не верили, что русские его выпустят за кордон. А он взял — и приехал. «Да не может быть такого!» — наверное, решили спецслужбы.

С теми же мыслями пошли в гости к академику трое из частной фирмы. Но и не веря, спросили: «Эт иль врэ, кё вуз этие ун де констрюктеюр де миссиль сутерран?»

— Почему это «ун де»?! — возмутился академик. — Я единственный, можно сказать, создатель, главный конструктор! А что не верите, что выпустили, — не обижаюсь, братцы, сам не верю, да ведь нет у нас закона о государственной тайне!

Дальше — как в сказке все, почему только таким тоном об этом и рассказывать-то можно: поселили академика во дворце, денег дали, специалистов подсобных наняли — вспоминай, озолотим! А сами давай уже и в горные страны удочки закидывать: не нужны ли кому технологии таких ракет, которыми и тоннели бурить, и кабели прокладывать можно...

К слову: сказочный тон — сказочным тоном, но в свое время только громкий скандал вокруг отставки министра обороны Франции Шарля Пас-куа, покинувшего свой пост в знак протеста против бомбардировок Ирака авиацией союзников, заглушил шум другого скандала, потише — вокруг поставки одной из частных западноевропейских фирм тому же Саддаму Хуссейну свежайших военных технологий — только что из Пентагона, срок годности не ограничен.

Однако накладка вышла (может, потому на приезд академика и французские военные не среагировали, а может, и наши оттого его выпустили, ведь, хоть закона и нет, вон Мирзоянова только пламенная революционерка одна и отстояла, пригрозив, дословно, «еще больше ваших военных тайн рассказать»!). Видимо, неповторимы все же гениальные открытия — не смог академик вспомнить, как создавал свое детище. Вспомнил зато Жаполя — смешного маленького человечка, из эмэнэсов, что подносил все академику какие-то бумаги-расчеты, академик их и не проверял даже, подписывал, отдавал разработчикам — и вышла-таки подземная ракета!

«Беда, французы, господа, склероз!» — подобрал академик по разговорнику иностранные слова, чтоб яснее вышло, и пояснил далее: «Секретность, сам, все узлы, кроме один, самый важный, «плюз импортант», Жан-Поль Бельмондо!» Объяснил им все про Жаполя — такому, говорит, даже платить не надо, во имя любви к науке приедет, все сделает, увлеченный! Послали письмо, вызов на семинар.

Сказка закончилась. От Жаполя пришел неожиданно сдержанный ответ, в котором он сообщал своему бывшему шефу, что сейчас чрезмерно загружен работой, а тема предполагаемого семинара его не интересует. Впрочем, если будут предложены условия, соответствующие важности работы, то обсуждать их предварительно следует даже не с ним, а с его нынешним работодателем, вице-президентом фирмы «Астратур» Игорем Николаевичем Корневым.

В определенных слоях ноосферы быстро узнают про новичков, французы слышали от кого-то из окружения господина Демиса Стауроса достаточно эмоциональных, но информативных характеристик деятельности «Астратура», чтобы понять, что на помощь энтузиастов рассчитывать не придется. И — сделали чисто французский, галантный жест — пригласили Аниту Абар спеть в «Мулен-Руж», послали приглашение на ее выступление (от кабаре, разумеется) господину Корневу, заказали ему апартаменты в «Ритце».

Апартаменты так и остались пустыми. Игорь Корнев прилетел в сопровождении молодого подтянутого парня. Оставив своего курносого спутника внимательно осматривать и изучать холл отеля, прошел в «люкс» Аниты Абар, где пара и уединилась часа на два.

Затем последовала банальная экскурсионная поездка по городу, причем в выборе маршрута можно было разглядеть изрядную толику вкуса. Спутник Корнева, обосновавшись за рулем прокатного мерседеса, явно следовал пожеланиям шефа, а не путеводителю: сперва Анита и Игорь зашли в знаменитую «Ротонду», приют богемы начала века, затем посетили не менее знаменитый отель «Роган», где осмотрели и «Лебединый кабинет» Гюэ, и «Золотую гостиную». На выходе их подстерегли журналисты (еще бы — сенсационный дебют, супер-модель, манекенщица и певица, да еще русский друг — это экзотично!). Игорь процитировал им Бодлера, — насчет того, что из зла можно добыть прекрасное, после чего они с Анитой (прилетевший с Корневым парень — за рулем) покружили в прокатном «мерседесе» по городу. За час до начала выступления они подвезли певицу на Белую площадь и она пошла готовиться к выходу на сцену, а Корнев с шофером... растворились в толпе.



Дмитрий Осокинъ

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться