Новые Русские: Мертвы Закону

Размер шрифта: - +

+ + +

«Все, что нужно было человеку, занимающемуся духовной практикой, — это не привязываться ни к добру, ни к злу. Не стоит стремиться к добру или избегать зла все это преднамеренные деяния».

Мацзу

«Если на пути к Просветлению ты встретишь какое-либо препятствие — убей его! если встретишь Патриарха — убей Патриарха! Встретишь Будду — убей Будду».

Линцзи

— Пусть сами они не убивают, а подсылают наемников, сколько же смертей на их счету?! Именно на них, заказчиках убийств, все эти смерти! — эти слова не были выкрикнуты, но их произнесли так энергично, с такой внутренней силой и убежденностью, что казалось, оратор кричит миллионам.

— На Нюрнбергском процессе были приговорены к смерти не рядовые расстрельных команд! И главные наши сегодняшние враги мало чем отличаются от повешенных в Нюрнберге! Но вспомните, сколько смертей понадобилось для того, чтобы заслуженная кара постигла главарей рейха? Десятки миллионов! Мы не можем ждать! Что ни день на улицах гибнут люди. Неужели для того, чтобы дождаться создания пустоголовыми политиками юридической базы, для справедливого воздаяния — а мы вступили в бой во имя интересов правосудия, мы не занимаемся карательными операциями, — неужели, дожидаясь этого, мы должны продолжать оставлять неотмщенными наших погибших сограждан, наших товарищей, дожидаться, когда счет тоже пойдет на миллионы?! Конечно нет! Враг- не ожидал того, что с ним будут сражаться его же оружием... но мы начинаем это сражение!

Говоривший поправил очки. Мягким интеллигентным жестом.

Аплодисментов не последовало, хотя на взгляд одного из присутствующих, речь Николая Вильгель-мовича Петрова и отличалась некоторой эмоциональностью, излишней для мрачной обстановки подземного тира в одном из бывших гэбистских центров подготовки. Остальные так не думали. Их лица — прекрасные русские лица, над которыми так легко можно было представить себе древние сияющие шлемы витязей, выражали явное одобрение. Руководители секретных пятерок отряда «Фита» были как на подбор русоволосы, сероглазы и сдержанны. Бесстрастные кивки, у кого-то чуть дрогнули решительно сжатые губы — вот и все жесты, которыми они выразили одобрение услышанному. В полутемном помещении тира специально не было включено верхнее освещение, — собралось около тридцати мужчин, каждый из которых при желании мог бы спокойно взять под личный контроль любой из небольших городков среднерусской полосы: от безымянного поселка, до безымянной высоты включительно. Но не так давно они предпочли вернуться на государственную службу, чтобы при помощи своих проверенных и тщательно отобранных бойцов из законспирированных «пятерок» дать наконец достойный отпор распоясавшимся любителям легкой наживы.

Каждый из них в недавнее время около полугода провел в самой гуще жизни, без привычной работы — кто охранником, кто телохранителем, кто инструктором или учителем самбо, — и они лучше кого бы то ни было в органах представляли себе масштабы развернувшегося в стране беспредела, его размах.

Размах... Вся жизнь рассчитана на размах: как размахнешься, так оно и получится.

Но теперь командиры пятерок «Фиты», крепко размахнувшись, собирались вышибить дух из опоясанных патронташами боевиков, а главное, из их корректных хозяев в дорогих костюмах.

И только один из них, кроме закончившего речь и с наигранной интеллигентностью поправившего очки на своем носу докладчика, знал, кто на самом деле оплачивает «чистилыциков». Как знал он и то, что эти парни могли бы работать и на чистом энтузиазме. Но если энтузиазм слишком уж очищен, то им автомат не зарядишь. И рацию. Поэтому считалось, что финансирование отряда «Фита» идет из секретных государственных фондов.

На самом деле эти секретные фонды были не совсем государственными.

— Теперь инструкции дня. Гибель наших товарищей на Петровке вчера днем вынуждает нас еще больше ужесточить методы нашей работы. К сожалению, двое подручных «объекта № 2» были задержаны на шоссе с соблюдением ненужных официальных формальностей, что позволяет предвидеть их скорое освобождение из-под стражи. Но щупальца спрута, — говоривший вспомнил любимый телефильм, — волнуют нас только в той степени, в какой они тянутся к его сердцу и мозгу. Наружное наблюдение за этой парочкой будет осуществлять капитан Глямань, как только наши коллеги из Бутырок сообщат об их возможном освобождении. Есть основания предполагать, что сам объект еще не покинул столицы или ее ближайших окрестностей. То, что в дело замешались китайцы, как мне кажется, не осложняет, а облегчает оперативный поиск. Группам капитанов Еканозова и Бакумова в тесном контакте с информаторами и осведомительной сетью ФСК надлежит прочесать кемпинги и пригородные гостиницы, контролируемые китайской мафией. Группе майора Ягодина — тоже самое в черте города, особое внимание обратить на чайна-таун. Остальные — не покидать центра без моего приказа!

Даже шум, пронесшийся по аудитории, можно было назвать сдержанным: кто-то переменил позу, кто-то кашлянул в ладонь, четверо названных офицеров поднялись и подошли к координатору.

— Позвольте обратиться... Следует ли ожидать контрударов?

— Не думаю, «объект № 2», скорее всего, попытается дождаться освобождения своих охранников и попытается прорваться в Петербург. Как сообщают из Гатчины, на базе «Астратура» он еще не появлялся, там относительно спокойно, хотя в городе уже начинают постреливать. Еще вопросы?



Дмитрий Осокинъ

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться