Новые Русские: Мертвы Закону

Размер шрифта: - +

ГЛАВА МАЙСКИЙ ЖУК, СКАЖИ ПРО ЗИМУ!

Дикая поездка в любую Колумбию приобретала все больший смысл.

 

МАЙСКИЙ ЖУК, СКАЖИ ПРО ЗИМУ!

Сообщения вечера 5 сентября 1994 года

«Крупнейшее ограбление за всю историю Макао!

Как сообвдило агентство РЕЙТЕР, двое неизвестных европейцев ворвались позавчера вечером в казино «Hyatt Reaency» на острове-курорте Таипа (Макао). Грабители, вооруженные автоматами АК-47, вынесли наличных денег и игровых фишек на сумму $ 3750000. Возможно, налетчики переправились в Китай».

«Зачем он ездил во Владивосток?

Вчера неизвестными во Владивостоке застрелен известный шанхайский юрист Ларри Эдельвейс, прибывший в Россию для самостоятельного расследования дальневосточных «брачных контор», поставляющих живой товар в Сингапур, Макао, Гонконг и другие богатые города Восточной и Южной Азии».

Эко д'Ориент»

«Возвращайся, Анита!

Экс-супермодель, очаровательная гречанка Анита Абар, успешно покорявшая Париж последние полгода, неожиданно прервала выступления в одном из престижнейших артистических кабаре города с целью провести незапланированную гастрольную поездку по странам Латинской Америки. Благодарить латиноамериканцам придется парижскую фирму «ASSO» и концерн «Астратур» (Россия), спонсирующих этот вояж. Вице-президент русского концерна является давним поклонником певицы... но, вопрос! Кого теперь ругать парижанам, в самом начале сезона лишившихся полюбившейся им звезды?»

Канар Анраже»

Эти сообщения были явно отмечены Игорьком Корневым поздним вечером пятого сентября, когда он в салоне неудержимо несшего нас из Хельсинки в Париж «Боинга» разбирал поднесенную стюардессочкой мировую прессу. Про Аниту я еще понял, почему он хмыкнул: сам все же за три дня умудрился организовать это «неожиданное турне», а вот чем удостоились такой же реакции дальневосточные известия... Я-то куда с большим интересом прочел заметочку в «Коммерсант-дейли»: «Никогда еще в Москве не стреляли так много!» Убийцы расстреляли в упор машину каких-то братьев-коммерсантов, выпустив по полному магазину от «калаша», а буквально через полчаса уже их тачку — из пистолета и автоматов — изрешетили мстители, сумевшие скрыться. По поводу этой информашки у меня возникла пара ассоциаций. Я был в Москве 29 августа и прокатился на «девятке». Нечеткая фотография изрешеченной днем позже машины той же марки могла выглядеть простым совпадением.

«Да-да, совпадением!» — убеждал я себя, вспоминая (к чему бы это?) фрагмент из давней моей беседы «не для печати» с достойным господином Кумачовым.

«Наши люди из автоматов не стреляют! — с гордостью сказал он мне тогда. — Слишком много треска, то ли дело из шпалера: раз! И на доски! Так что услышишь, что где-то из плевательниц очередями бьют, — смело можешь грешить на ментов или на .юных отморозков».

Таким было частное мнение знаменитого в Питере Кумача.

Видел я его тут, кстати... да всех видел, чего уж! В клинике «Астратура» меня исправили за пару дней, и четвертого сентября Корнев оттуда меня забрал. Прямо на похороны. Мне так и не удалось точно узнать, как погиб Смирнов. Если действительно, как это ни невероятно, его убил Богдан... а, ладно, что толку гадать!

Но сами похороны! Такого я не видел даже весной, когда, вместе с приятелями-журналистами, подъехал, без всякого приглашения, на отпевание одного из самых крутых людей города. Самой дешевой из машин, запрудивших тогда Полюстровский проспект, был «порш» девяностого года. «Шестисотых» мерседесов и бронированных «Бентли» было просто не сосчитать, столько милицейского камуфляжа и кожаных курток в одном месте можно было бы увидеть только на какой-нибудь выставке-продаже «Силовые структуры-94» (это не шутка, она так и называлась,  «выставка-прожажа Силовых струтур»)!

Тогда нас никто не приглашал, а поскольку подъехали мы на побитой «шестерке», то и вычислили нас мгновенно. Подошли. Не РУОП, «друзья друзей» покойного.

— У людей горе, а вы, что же, любопытствовать приехали?

Вежливая и хорошо аргументированная просьба отвалить дошла до нас сразу же. Извинившись, мы испарились.

Но четвертого сентября меня уже никто не мог «попросить»! Из машины Корнева-то! Я знал, что у «Астратура» есть пара бронированных «бэх»[A1] ранга «хай-секьюрити» и даже швейцарский «майбах», и то, что Корнев заехал за мной на обыкновенном «линкольне», наполнило меня оптимизмом.

Только на этих похоронах я понял, что ни хрена не знаю об истинном весе «Астратура». Правда, захоронение в некотором смысле было массовым: Смирнов и примкнувший к нему Шапиро, так сказать, а по обрывкам разговоров я понял, что в последние дни смертность в городе была еще выше. И впервые обрадовался, что был в Москве, отдыхал в деревне, лежал в отключке... Остальных мертвецов, видимо, просто лишили права участвовать в торжественной церемонии.

А она была пышной! Видимо, еще и потому, что унесшая столько жизней эпидемия пошла на убыль. Кроме традиционных союзников «Астратура» можно было заметить и прибывших с соболезнованиями недавних конкурентов: того же Ивана Кумачова и другого лидера «новых», Василия Царькова. Они, да Горин, да сто лет не виденный мной, дочерна загорелый Люблянский, да еще кое-кто составляли одно ядро траурной процессии.

В другую группу скучковались, как я понял, еще более чистые перед законом граждане: недавно прославившийся заместитель Генриха Шапиро, кое-кто из милицейских чинов, видные деятели, получавшие когда-либо поддержку «Астратура», Лэй Цзинь с ученицей. К ним же присоединился и Игорек, оставив меня в машине вместе с каким-то молодым казашонком. Еще одно новое лицо! Да и старые знакомцы — исчезавший куда-то года на два первый телохранитель Игоря Вадим Таранов — тоже проявились.



Дмитрий Осокинъ

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться