Новые Русские: Мертвы Закону

Размер шрифта: - +

+ + +

Но уж едем-то по прямой! Достойное шоссе с легкой подсветкой, темные высокие пальмы с кустиками какими-то...

С тех пор как реальность кончилась и началась сказка, я больше ничему не удивлялся. И с каждой минутой у меня оставалось все меньше оснований для удивления. Сейчас вот нас всех вырубят, а очнемся мы уже на Территории, за высокой стеной...

Ошибся. Очевидно, хозяин расширил Территорию, поместив аэродромчик прямо на ней.

Зато дом оказался точной копией того дома в Карелии, вкусы хозяина не изменились.

Вкусы Хозяина.

— Спасибо за помощь.

— Не за что, Михаил. Пожалуй, все теперь стало еще лучше, чем прежде. — Ни голос, ни внешний вид Хозяина не изменились.

Прошло пять лет! Но мертвецы и не имеют возраста!

— Ты, как всегда, помог ближнему не без вы годы для себя... — Горчев был единственным, кто выглядел не слишком почтительным.

Чуть более скорбным, чем в прошлый раз, показался он мне.

— За настоящую бескорыстную помощь и воздается, не так ли?

— Ты считаешь себя уже на небесах?

— Оставим пока наши беседы, мне нужно познакомиться с молодым человеком, показавшимся мне перспективным, ну а тебе, вероятно, хочется поговорить с твоим учеником о его «глубоких богословских интересах».

Иная память живых, иная — мертвых. Этот не забывал ничего: «Помнит всегда и всех», — сказал Горчев. Верно, только не люди. Мертвецы. Да о них... о нем он и говорил! В центре доброй сказки сидел недобрый волшебник.

С меня мою веселость, как шляпу, сдуло, едва я поймал на себе взгляд Хозяина. Там, в его глазах, были все те же великие пустоты, которые не рождаются ни от великих страданий, ни от больших познаний, ни от несчастной любви. Разве — от всего вместе, от абсолютной власти... Я поклонился, он оказал мне честь ответным кивком:

— Бурная жизнь, молодой человек? Когда-нибудь вы переборщите с инсулином.

Он не забывал ничего!

— Думаю все же излечиться от диабета, — от ветил я, еще раз поклонившись.

И мы отправились с Горчевым по залам и кабинетам нового «Гранд-отеля» (ха, двойные кавычки!) обсуждать мои «глубокие богословские интересы».

Знакомый китаец прикрыл за нами дверь кабинета... Мертвяка. Но какое-то мгновение его дынное лицо вдруг приобрело удивительное — для обычно бесстрастной «дыни» — выражение. Что такое?! Но нет, он смотрел в это мгновение не на меня, на недопущенного в кабинет Хозяина Олега Погудина. Тот тоже весь как-то странно изменился, подобрался... Рыбак рыбака? Или знакомые встретились? Дверь затворилась.

Мы с Горчевым пошли от нее подальше.

 

* * *

Схватка со Старшим Братом? Что ж, если потребуется! Олег Погудин чувствовал себя готовым, хотя тоже мгновенно узнал китайца. Тот из Старших Братьев, что исчез из монастыря лет десять назад, тот самый, что когда-то ночью учил его, новичка, пользе движений и пользе слов...

 

* * *

— Ай-ай, господин Корнев, если уж вы приле тели сюда с оружием, следовало его оставить на входе в здание, охране.

Корнев сделал над собой усилие и оторвал свой взгляд от устремленных на него странных глаз этого, такого обычного с виду во всем остальном, моложавого старичка... О котором он слышал столько легенд!

«Останемся сами собой!» — приказал себе Корнев, чуть сместился в небольшом креслице из карельской березы («Приятно, черт, на другом полушарии-то!») и совершенно искренне изумился:

— Какое оружие? Как вы знаете, я и к стрелкам Санчеса ходил без пистолета!

Что Хозяин знает все, Корнев понял не только по тем объемнейшим томам досье на «Астратур» и на каждого из его лидеров по отдельности. Он принял это по определению.

— Я имею в виду вашего молодого спутника, так называемого Олега Ивановича. Хорошо хоть, его попросили остановиться у моего кабинета, иначе мог бы произойти инцидент. Хотя такой бой был бы познавателен и для нас, зрителей. Но оставим это, вернемся к основной теме беседы. Итак, я начал с комплиментов, для меня это редкость. Ваш стиль ведения дел и ваше поведение в социуме мне импонирует, что означает вашу, не обижайтесь, целесообразность. Удачно, что вы не заняли оказавшееся вакантным место президента вашей компании. Репутация иногда что-то значит. Теперь я хотел бы предложить вам следующее. Вы вновь становитесь только консультантом — но самым высокооплачиваемым, сохранив фактически, но не номинально вес в своей форме, начинаете оказывать платную консультативную помощь иным концернам... скажем, дружественным мне в России. И, наконец, самое главное, к чему нас это должно привести. Летом 1996 года в России состоятся президентские выборы. Понятно, я выставлю на них несколько своих кандидатов, один из которых, безусловно, дойдет при моей финансовой поддержке до последнего тура. Однако мне кажется, что и у вас имеются шансы на подобный успех. А мне было бы забавно, если б в решающем туре, оба кандидата пользовались моим расположением. Результат выбора народного стал бы весьма показательным.



Дмитрий Осокинъ

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться