Новые Русские: Мертвы Закону

Размер шрифта: - +

В ХОРОШЕМ РАЗГОВОРЕ НЕ ВСЕ ГОВОРИТСЯ

В ХОРОШЕМ РАЗГОВОРЕ НЕ ВСЕ ГОВОРИТСЯ

«Когда не говоришь с тем,

с кем можно говорить, —

теряешь людей.

Когда говоришь с тем,

с кем можно не говорить, —

теряешь слова.

Мудрый не теряет

ни людей, ни слов».

Изречения Конфуция, 15—8.

Греция, вилла под Филиатрой, апрель 1994 года.

— Каково ваше мнение о русских проститутках? — Господин Стаурос-младший был денежным человеком.

И стал еще более денежным с тех пор, как его отец, еще при правительстве Папандрео, доверил ему контроль над всеми увеселительными заведениями западного берега полуострова Пелопоннес — от Коринфского залива до мыса Тенарон. Конечно, он продолжал оставаться лишь «младшим», но — не маленьким. Элида, Аркадия — мекка Древностей. И неплохая кормушка.

Южнее Филиатры заканчивались даже железнодорожные пути и начинались полторы сотни километров пляжей — больших и маленьких, «диких», у самых гор. На одной из гор (представьте себе в десятки раз увеличенное «Ласточкино гнездо», реконструированное и почти сплошь остекленное), над самым морем, и находилась вилла господина Стауроса-младшего. Старший, Демис Стаурос, мог бы позавидовать своему отпрыску — у него условия на «рабочем месте» были куда менее благоприятными: небоскребы Афин, в сравнении с которыми древний Акрополь год от года начинает выглядеть все более и более неуместно. Зато у сына накапливалось больше забот.

— Итак, — повторил он, — мальчики мои, расскажите мне о русских проститутках.

Два мальчика сорокалетнего возраста, не сговариваясь, повели могучими плечами, переглянулись. Они понимали, что господин Стаурос-младший не хочет рассказов о жгучих ласках, да и эстетическая оценка красавиц славянского типа тоже не могла волновать этого человека.

— Их крепко держат. И те, кто их держат, похожи на крепких людей. Наши коты воют уже второй год. Все прошлое лето рядом с каждым нашим заведением они методично открывали свое. Демпинг: наши девочки не могут позволить себе получать даже и в десять раз больше, чем русские сутенеры оставляют своим работницам. Это демпинг!

— К этому туристскому сезону они подготовились еще основательней, — вступил второй. — Последняя новость, русские начали торговать живым товаром прямо на пляжах...

— О Боже! А законы?

— Законы не запрещают продавать на пляже мороженое. В прошлом году они, видно, взяли достаточно денег, чтобы снабдить чуть ли не каждую свою шлюху тележкой с мороженым из ближайших маркетов. Две продавщицы — многовато, да? И у всех лицензия на торговлю товарами потребления.

— Это даже забавно, — лениво протянул господин Стаурос.

— Да, основной «товар потребления» — это тело продавщицы. Парочка сговаривается прямо у тележки и отваливает в притон, а оставшаяся торговать подружка тем временем столковывается с другим клиентом: «Да, господин, я не прочь с вами, вот только нужно подождать сменщицу...» И она точно говорит время, когда ее сменят, ведь напарница договаривалась при ней. И потом, всегда где-то рядом «кот», который может ввести в дело резерв.

— Господин Стаурос, — понятно, что младший, говорил о Старшем, а не о самом себе, — заверил меня, что скоро будет рассмотрен законопроект об иностранных рабочих...

Элида, Аркадия — мекка древностей. И неплохая кормушка? Да, древний Пелопоннес был ею для семьи Стауросов — пока не началось нашествие северных варваров.

— ...хотя они и сейчас уже начинают регистрировать свои гм... предприятия... на подставных лиц греческой национальности. Но все равно, так дальше продолжаться не должно. И не будет.

В том месяце господин Игорь Корнев две недели беспечно отдыхал на Кипре: дел было настолько мало, что он от души расслаблялся — посетил «Малибу» — знаменитый дансинг-холл, со стенами из аквариумов, в которых плавают живые экзотические рыбины, пару раз зашел в «Мадеру», ресторан с русским вокалом и французской кухней... На пляжах удалось отыскать и развлечение для жарких дневных часов: парасейлинс.

Катер набирает ход, рывок, и ты уже высоко над морем, небольшой парашют тянет вверх и назад, но катер неудержимо летит вперед... Он летит по волнам, перепрыгивая с одной на другую, но вы, вы сами летите над волнами! Истекает оплаченный километраж, катер останавливается, и вы медленно опускаетесь на парашюте в море. Парасейлинс: 50 долларов за десять километров полета, если вам угодно отлетать все десять.

Стандартных четырех километров Игорю вполне хватало, но он не смог отказать себе в удовольствии заказать полчаса непрерывного полета для Богдана: все же бывший парашютист!

В сущности, и у вице-президента, и у его «секретаря» (в качестве которого Корнев прихватил с собой на Кипр экс-десантника и шофера) была только одна серьезная задача: загореть. Это было очень важно. Особенно для Богдана. Для той проблемы, которую ему предстояло выполнить в Греции, не стоило использовать никого из местных сотрудников «Астратура», занимавшихся размещением и охраной русских туристов, девяносто процентов из которых составляли девушки. Впрочем, у Игоря на Кипре имелось и еще одно дельце: ожидание. От полуночи и до восьми утра он должен был находиться в своем номере возле телефона и ждать. Ждать звонка из Филиатры.



Дмитрий Осокинъ

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться