Новый год для инквизитора

Новый год для инквизитора

Дни в пасмурном Шальгорне тянулись медленно и тоскливо. Дополняла мрачную картину лежавшая повсюду грязь с примесью мокрого снега, в которой утопали по самое голенище сапоги. Лорд Альраад пробирался в замок сквозь отвратительнейшую морось, прикрываясь полами плаща. Его длинные черные волосы слиплись, лицо было мокрым, но, вместе с тем, не утратило своего строгого выражения.

Привезли ещё одну ведьму, и ему нетерпелось как следует допросить ее. Своими особыми методами, разумеется. Он усмехнулся. На самом деле лорд Альраад был очень жестоким человеком. Он выполнял роль инквизитора и палача в королевском замке, и подходил к своему делу с особой тщательностью. Которая, порой, пугала самого правителя.

Спустившись в подвал, лорд снял плащ, встряхнул его, пригладил волосы, бросив быстрый взгляд в мутное зеркало, висевшее здесь. На него смотрел молодой мужчина, тем не менее на лбу его пролегла поперечная морщина от часто нахмуренных бровей, а взгляд темных глаз был колок.

Он прошел по темному коридору и оказался в небольшой комнате, если ее можно было так назвать. Каменная кладка потемнела, покрылась пылью, помётом крыс. Из освещения был лишь одинокий факел, а в стенах блестели цепи. Сбоку стоял шкаф, в котором Альраад хранил свои излюбленные предметы экзекуции. Сейчас цепи не были пустыми, в них была закована молодая девушка. Тонкие руки сомкнуты над головой, худые ноги болтаются в воздухе, а голова склонена — то ли это сна, то ли в обмороке. Услышав стук его каблуков, она шевельнулась.

«Живая, значит, – подумал Альраад, — Надолго ли?»

Ведьм он ненавидел всей своей душой. Все это колдовство, магия... Их хитрые взгляды, улыбки, лживые слова – все это казалось ему отвратительным и подлежащим немедленному уничтожению.

Мужчина подошёл к шкафу, взял оттуда небольшой кнут и направился к девушке. Приложив кнут к ее подбородку, он заставил ее поднять голову. Темные волосы, то ли вымазанные, то ли просто мышино-серого цвета свисали вниз, прикрывая нескромный наряд из грязного тонкого льна.

— Имя твое? – грубо спросил он, стараясь не смотреть на ее лицо. Ведьминых чар все же следовало опасаться.

В ответ она совершенно неожиданно расхохоталась. Он замахнулся и со свистом опустил кнут на ее белоснежное бедро. От тонкого кончика орудия проступила кровь, но ведьма будто и не ощутила. Лишь усмехнулась, глядя на него.

— Паршивка, отвечай, когда я с тобой разговариваю, – начал выходить из себя Альраад. Он чувствовал, как в жилах закипала кровь от такой ведьминской наглости. И это ему нравилось.

— Какой грозный, – наконец проговорила она с издёвкой. Он тут же ударил ее снова. А затем ещё и ещё. Для профилактики.

Но этой девке как будто и вправду было все равно. Как он не бил ее, как не лилась кровь на грязный каменный пол, она лишь шипела и продолжала улыбаться ему. Именно эта улыбка выводила его из себя. Когда-то его собственная мать так улыбалась ему, а местная ворожея уверяла, что она обязательно поправится, если будет пить зелье. Мама верила, и Альраад тоже верил. Верил даже тогда, когда его руку легонько сжали сухие тонкие пальцы, словно прощаясь. И она действительно прощалась, все с той же улыбкой, говоря ему что-то тихо-тихо.

В тот момент его вера в колдовство навсегда умерла вместе с ее улыбкой.

Неизвестно, сколько минуло времени, только Альраад сам устал. А ведьма все продолжала смотреть на него.

— Сколько злобы в тебе и ненависти, – прошептала она вдруг. — Вижу душу твою, вся она поросла шипами колючими, черными, бездонными.

«Выжгу огнем и мечом,

Душу твою

Найду

Водой и землёй

Излечу... » – проговорила ведьма тихо.

Вмиг стало холодно. По спине проползло что-то склизкое, мерзкое, обхватило горло и сжало. Альраад побледнел. Прежде, чем он успел прийти в себя, висящая на цепях ведьма противно захихикала. Ее хризолитовые глаза сверкнули зеленью в тусклом свете факела.

— Пора тебе вспомнить, что ты человек, а не зверь, – прошипела она сквозь зубы, — что там, за твоими одеждами, тоже есть сердце.

Мужчина щёлкнул кнутом — неуверенно, будто в панике. Но ведьма даже не вздрогнула. Она знала, что великий инквизитор Альраад не убьет ее.

Он больше никого не убьет.

 

***

Мутно. Сквозь густой, вязкий туман пробивается чей-то настойчивый голос. Кажется, вдалеке играет незнакомая музыка. Альраад медленно открывает глаза и несколько мгновений не видит ничего. Перед глазами сплошная белая пелена, словно кто-то зажег очень яркий свет. Только что, казалось, он был в темноте подземелий, потом ведьма произнесла заклинание, а после – мгла…

— Ты чего, поскользнулся? — послышалось совсем рядом. — Дай-ка я помогу тебе подняться!

Кто-то подхватил его под плечи, попытался поднять. Альраад медленно приходил в себя, зрение возвращалось, звуки становились чётче. И вот теперь перед ним стоял смешной хлопец в шапке с торчащими ушами, с красным носом и улыбкой до ушей.

— Девчонки! Айда кататься!

Мужчина не успел ничего понять, как тут же их окружила гурьба девиц, и его потащили куда-то, схватив за руку. Он хотел было вырваться, но одна, с золотистыми косами, вдруг повернулась к нему и звонко расхохоталась. Через мгновенье на нем уже были странные сапоги с лезвиями, его снова подхватили и куда-то повезли. И только Альраад поднял глаза, как остолбенел. Огромная ель была вся в огнях! Шарики, ленты, фрукты, орехи – и все это такое яркое, что мужчина невольно засмотрелся. А на самой верхушке, сияя, блестела огромная красная звезда. Мужчина постарался не разинуть рот от удивления. Не иначе как ведьмино колдовство заставило всё это гореть.

А вокруг были люди. Мужчины ходили за руку со своими дамами или катались в ботинках с лезвиями. Дети бегали туда-сюда, крича, кидаясь друг в друга снежками и валяясь в снегу. Альраад на миг вспомнил, как в детстве так же играл с сестрой. Он норовил забросить ей снег за воротник, а она лишь хохотала. И тогда мама кричала с окна, чтобы они шли есть вишневый пирог. Впервые за сотни лет Альраад улыбнулся.



Лея Несс

Отредактировано: 31.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться