Новый мир для Киани. Начало.

Глава 2

Прошло около суток. За это время я научилась говорить мысленно с Мирхом. Это было вынужденное умение, так как вопросов было много, а в камере я теперь была не одна. 

Говорить в слух стало неудобно, особенно когда мужчина очнулся и начал испуганно коситься на меня. Мои попытки поговорить с ним ни к чему хорошему не привели, а когда я стала тихо говорить с Мирхом, так он вообще начал паниковать и биться в дверь.

На шум пришел охранник и избил мужчину до потери сознания. Мне тоже досталось, когда я попыталась остановить эту жестокость. Меня легко отшвырнули в стену с такой силой, что я еще минут пять приходила в себя. А когда пришла, паникер валялся без памяти весь в крови, а охранник выходил в дверь. Почувствовав мой взгляд, он обернулся, его взгляд был все таким же неэмоциональным и ленивым, как и раньше. После этого я замолчала, так как почувствовала себя виноватой в неврозе мужика, и новых избиений не хотела. Мне стало страшно от того, как охранник, жестоко избив человека, даже никак не отреагировал на это. Такие действительно убьют не задумываясь.

Мирх молчать не хотел и не хотел, чтоб молчала я. Из-за чего я три часа выслушивала его нытье. Видите ли, с ним давно никто не говорил, и он больше  не может терпеть и молчать, когда человек, который его слышит и может говорить, никак не реагирует на него. Я очень сильно захотела ему ответить. Концентрировалась и посылала ему, как мне казалось, мозговые импульсы, но все было тщетно, пока острая режущая боль не прошила голову, и я, тихо охнув, схватилась за лоб и мысленно заныла.

- Как больно.
- Где больно? - Отозвался тут же Мирх.
Я, осознав, что не говорила вслух о боли, и, отметив, что боль постепенно стала проходить, спросила мысленно:
- Мирх, ты меня слышишь?
- Ну разумеется! Я же говорил, что слышу тебя.
- Тебя не смущает, что я говорю с тобой мысленно? - Уточнила я.
-А ведь ты права, канал связи поменялся. Интересно. Скажи, что-нибудь.
- Что-нибудь, – боль прошла окончательно, и я выпрямилась и уселась поудобней в своем углу. На мужчину я старалась больше не смотреть.
- Ты магичила? – Озадачил меня вопросом Мирх.
- Нет. 
- Удивительно. Это твой Дар. Он позволяет тебе говорить мысленно со мной. Потрясающе. Он действительно уникальный!
Прервал восхищенную болтовню духа охранник, который приволок очередную жертву и ведро с какой-то едой и стопкой мисок. Я осознала, как долго не ела, когда запахи еды донеслись до меня, и мой желудок заурчал голодной трелью. Осторожно поднявшись, подошла к ведру, которое оставили у входа, и принюхалась. Пахло довольно аппетитно. Схватив одну из мисок, своим видом напоминающую глубокую пиалу, навалила себе целый большой половник, который был тут же в ведре. Дверь распахнулась, напугав меня, но миску я не выпустила, только болезненно приземлилась на пятую точку. Охранник, лениво оглядев меня, поставил рядом большой кувшин и стопку деревянных стаканчиков, бросил в стоящие миски с десяток ложек и ушел. Когда дверь закрылась, я проверила кувшин, там была чистая вода. Налив себе в стаканчик, выпила все залпом, и поняла — мне мало. За ним последовал второй и третий и, только налив четвертый, я поняла, что моя жажда ушла, и, подхватив миску с ложкой и очередной полный стакан, ушла на свое место, дав возможность соседу по камере тоже поесть и попить. Мужчина же пытался привести новенького в сознание. Результат был, как и у меня с его пробуждением — никакого.
- Мирх, а почему они не приходят в себя сразу?
- А ты думаешь переход из одного мира в другой проходит без последствий? Ты вот три дня провалялась без движения, пока не пришла в себя. Мужик видимо покрепче тебя. И в сознание быстро пришел и после избиения оклемался быстро.
После этого дни стали однообразными. Два раза в день приносили ведро с едой и кувшин с водой. В довесок к еде прибывали и новые жильцы. Мужчины и женщины, разного возраста и национальности, но явно из моего мира, если судить по речи и одежде. К моему сожалению, таких как я, в коконе, не было, и люди боялись и сторонились меня. В один из дней у них даже мелькнула мысль, что я шпионка их похитителей, и хотели скинуть меня с обрыва. Благо Мирх подсказал что делать, и я начала громко плакать и просится к маме. И от меня отстали, но и близко не подходили. Если честно, я и не напрашивалась. Мне с головой хватало общения с духом. Когда приносили еду, мне разрешали первой налить себе воды и положить еду. Как мне потом сообщил Мирх, они боялись, что еда отравлена, и ждали, когда первой поем я. Предусмотрительно. 
Я много спала и когда поделилась этим с духом, тот сказал, что это нормально. Дар и Душа все еще в процессе слияния, и Магия, что наполняет моё тело в результате этого процесса, сильно выматывает организм, и я засыпаю, чтобы экономить силы. Раз в день я по совету Мирха разгружала свои эмоции. Становилась под камень контроля, с удивлением отмечая, что каждый раз чувствую себя все более спокойной и могу полностью себя контролировать. 

Иногда, во мне просыпалось любопытство, и я расспрашивала Мирха о его мире. Тот рассказывал с большим удовольствием. Так я узнала, что жители называют этот мир Миола, что здесь есть три больших континента. Каждый из которых соединен с соседними цепочками островов. В самом мире разумные существа разделены на местных и пришлых жителей. Местных видов всего семь осталось, а раньше было больше сотни.

Просто в один из дней в мире открылись порталы, и больше десяти пришлых  видов людей и нелюдей хлынули в Миолу. Завязались войны за территорию. Воевали кажется все, кто мог держать в руках оружие и владел магией.
- В один из дней, – рассказывал Мирх, - сошлись два клана черных магов. Они воевали за владение чудесной долиной вроде той, что расстилается у подножия Перста, это так скала называется, где ты находишься. И стали уничтожать друг друга. Их черная магия стала пожирать все живое вокруг, и я не выдержал. Обратился к Создателям. Я умолял прекратить это и спасти меня и мой мир. Я ведь просто дух мира. Я слежу, куда текут реки. Как играют ветра. Как растут горы, и леса. Я не могу контролировать своих жителей. Им дана свобода выбора, как жить и что делать. На моё счастье Создатели услышали меня. Они открыли один портал и пригласили в мой мир Драконов. Созданий большой магической силы, которые получили из рук Создателей законы моего мира и были призваны хранить и оберегать его. Они уничтожили кланы черных магов и выжгли все их магические артефакты, но даже по прошествии трех тысяч лет там до сих пор ничего не растет. Дальше драконы собрали представителей всех разумных видов, и объявили новый Мировой закон, обязали принести клятвы на соблюдение этого закона. После все иномирные проходы были запечатаны, за их вскрытие казнили сразу. Также на собрании были поделены территории. Но не все ушли довольные, вследствие чего некоторые отринули закон и больше не подчинялись драконам. Снова начались войны, но в это раз были те, кто принял Мировой закон и встал на страже. Так все конфликты были погашены. Но появились земли отчуждения, где процветало беззаконие. Стражи закона до сих пор ведут борьбу по уменьшению этих земель, но сейчас больше поддерживается нейтральное отношение. Отступники не лезут в земли Законников, открыто, а те не трогают их. Но даже сейчас в мире неспокойно, так как с десяток лет назад появись плавающие меж мировые порталы. Из них появляются жуткие твари, которые убивают все живое вокруг и уходят обратно изгоняемые Драконами. Кто они, откуда приходят —  никто не знает, и остановить это не получается.
- Ты же подключен к вселенским знаниям, неужели не можешь выяснить? – Удивилась я.
- Ты, когда приходишь в библиотеку, всегда знаешь, где и на какой полке находится книга? – обиделся Мирх. - Картотеки у вселенной нет, а то количество знаний, что есть, быстро не разобрать. Да и смысл? Ну узнаю я, кто это и откуда, кто меня услышит? Еще тысячу лет назад были среди драконовых и других народностей те, кто слышал меня, и мы неплохо общались, но со временем они все умерли, а новые больше не появляются.
- Ну пока я здесь, поговоришь со мной, - постаралась приободрить я Мирха. Мирх ничего не ответил, мне показалось, что он задумался. Я не стала его отвлекать и незаметно опять уснула.
Проснулась я от крика. И открыв глаза не сразу сообразила, что происходит. В камере были гости. Знакомый охранник у двери, черная пантера посередине камеры и двое неизвестных существ, похожих на минотавров, но только с головой кабанов, они вытаскивали из кучи сбившихся в угол людей по одному и подносили за шкирку пантере. Тот вглядывался в глаза пленникам и качал головой, пленника откидывали в сторону и принимались вылавливать очередного проверяемого. Один из кабанов заметил меня и грозно хрюкнув направился ко мне.
- Не сопротивляйся, - тут же заголосил Мирх. - Мастер только посмотрит, как сливаются Дар и Душа, и отпустит. Тебя точно, у тебя процесс не завершен минимум на половину.
Кабан поднял меня резко, сильно схватив за плечо, от боли я чуть вскрикнула, но он не обратил на это внимания. Резко толкнул к ногам пантеры, я, пролетев несколько метров, не смогла удержаться и, упав, проехала по полу, сильно сдирая кожу с ног. От боли выступили слезы, но стон я сдержала, это не те, кто меня пожалеет. Пантера, на удивление, не стал дожидаться, когда меня поднимут до уровня его глаз, а присел на корточки сам и, когтем заставив меня поднять голову, снова впился в глаза своим гипнотическим взглядом. Я тоже посмотрела ему в глаза. Большие желтые, только какая-то беловатая дымка по краям глаз.
- Ты видишь его магическую ауру? - удивился Мирх. - Беловатая дымка — это активный магический процесс. И в моем мире не наберется и десятка одаренных таким даром.
- Потрясающе! - Восхитился кошак, - твой дар распускается как цветок Рохатаи. Уникальный, невероятный талант. Просто удивительно, что он зародился в твоем мире. Я буду с нетерпением ждать, когда твоё слияние закончится.
Пантера снова выпрямился, и, проходящий мимо кабан, отбросил меня обратно к стене. Тихо постанывая, я отползла к себе в уголок с удивлением обнаруживая, что по поврежденной коже начинает просачиваться красная кровь. Это меня как-то ободрило. Значит, я человек, и это действительно просто кокон, который можно снять. Когда последний человек был осмотрен, пантера и его сопровождение вышли. Пленники по-разному реагировали на такое вмешательство: кто-то рыдал, кто-то сидел в шоке. Я же терла царапины на ногах в надежде, что саднящая ноющая боль поскорей пройдет, и жалея, что моя кожа такая тонкая. 
- Закрой глаза, - сказал вдруг Мирх, - кое-что попробуем. – Я послушалась его и, закрыв глаза, прислушалась к нему. - Расслабься, подумай, что внутри тебя белое марево, которое течет по всему телу. А теперь представь, как это марево затягивает все ссадины и царапины у тебя на ногах.
Я представила. Только в голове упорно виделось не белое, а перламутровое сияние и, решив, что цвет не важен, я все же попробовала затянуть им раны на ногах. Боль прошла практически мгновенно. Открыв от удивления глаза, я успела увидеть, как восстанавливается кожа, и проходят выступившие синяки. На коже остались только небольшие подтеки от крови, которые я стерла краем своей рубашки.  Больше никаких следов не осталось.
- Круто, - порадовалась я, - не люблю боль.
- Я тоже, - пожаловался Мирх.
- А разве ты можешь ее чувствовать? – Удивилась я.



Юлия Галл

Отредактировано: 24.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться