Новый Вавилон

Размер шрифта: - +

Глава 7

Три года назад.

            Я проснулся посреди ночи. Лариса перестала всхлипывать и крепко спала в обнимку с мужем на соседней лежанке. Я боялся шевелиться, чтобы ненароком не разбудить друзей, но самодельная кровать предательски хрустела соломой. Раз нельзя ворочаться, то лучше вылезти из землянки под открытое небо.

            Шалаш был вполне комфортным. В таком климате можно не строить капитальных строений, так что вырытое в земле углубление, усиленное деревянными опорами вполне сносно выполняло функцию маленького бунгало. В землянке можно было стоять, от земли до крыши из деревянных лагов покрытых хворостом было никак не меньше двух метров.

            Красивое ночное небо с сочной полной луной встретило меня на пляже. Я отошел от палатки ближе к воде. На всей территории этого врытого в землю городка не было ни души. Остановившись, не доходя до моря, я опустился на песок и наслаждался тишиной. Шум волн долетал отчетливо, но он не мешал, а скорее убаюкивал, настраивая на физическую прострацию и размышления.

            Зоопарк. Заповедник. Сама мысль о подобном явлении затмевала разумных прямоходящих черепах. Я оказался в западне на прекрасном, но совсем не туристическом острове. Нас разделили, сейчас я даже сожалел об отсутствии неприятного, но отважного Вадима, который в отличие от меня был готов на авантюру. За полдня я соскучился по Пашке. Мой самый близкий друг редко впадал в отчаяние, без его поддержки было неуютно и одиноко. Миша с Вероникой по моему мнению не пропадут – Миша был очень коммуникабельным человеком, легко устанавливал дружеские связи, а Вероника излучала наивность и доброту, таких людей как она может обидеть только редкостный идиот или подлец.

Марина. Она была одна. За несколько дней в плену, постоянно мелькая друг у друга на глазах, можно разобраться в характерах и отношениях. Геннадий был прав – брак Потаповых превратился в формальность. Не знаю насчет насилия, но нежных чувств между супругами не найти даже с микроскопом. Совместный бизнес, имущество и общий ребенок удерживали семью от раскола, но Вадим наверняка имел множество внебрачных связей, а Марина при живом муже выглядела одиноким человеком.

Мне хотелось остаться с Мариной, заботиться о ней. Я уже длительное время не был с женщиной, и с беспокоившей меня регулярностью в голове появлялся образ Марины.

Я уже несколько раз задумывался о судьбе своих женатых друзей на этих островах. Конечно, близкий, родной человек помогает преодолевать трудности, мотивирует и не дает опускать руки. Но у любой медали есть две стороны. В условиях увеличивающейся неопределенности и беспомощности такая ответственность должна сводить с ума. Как защитить свою женщину от огромных монстров? Каждая черепаха превосходила среднестатистического человека в росте и весе. Их непомерные кисти могли вместить мою голову, уверен, что и раздавить череп этим тварям не составит труда.

Я опасался не только рептилий. Тот же Крис не внушал доверия. Он был явно доволен своим положением, смирился или даже охотно принял роль вечного пленника черепах. Его статус надсмотрщика (надо называть вещи своими именами) над людьми, давал преимущества и власть. Вряд ли бразилец поступится своим статусом и рискнет поддержать наш побег или неповиновение. Мы находились в этом месте полдня и общались только с Крисом, но я уверен, что такую территорию обслуживал не только он.

А ведь вся долина была застроена многочисленными поселками населенными людьми. На втором уровне разместили моих друзей, большую часть нашей группы. Оставалось гадать, как они устроились, какие у них соседи и как они встретили компанию запуганных русских туристов. В селениях, которые я видел, проходя по плато, стояли бесконечные бараки и сараи, напоминавшие хижину Геннадия. Если весь этот Вавилон заполнен, то там должно насчитываться несколько сотен таких же несчастных. Среди людей всегда найдутся те, кто попытается подмять других, взять власть над жизнью и продовольствием. Сколько там крисов и ему подобных? Как организован быт и жизнь пленников?

Ребят было пятеро. Две женщины и три здоровых крепких парня. Немного для сопротивления черепахам, но достаточно для независимой и умеренно безопасной жизни в общине. Главное не лезть на рожон и держаться вместе.

            Мои мысли прервал шорох за спиной. Я резко обернулся, не зная как поступить. Инстинкт подсказывал не дергаться и замереть на месте. За мной стояла рептилия и, протянув ко мне перепончатую лапу, демонстрировала, что всё в порядке. Небольшая черепаха, наверное, ниже меня, аккуратно, чтобы не напугать присела рядом. Я косился на рептилию, в лунном свете она не казалось такой отвратительной, и я с удивлением понял, что рядом со мной не взрослая особь.

            В целом я привык к их виду. Они уже не вызывали панического ужаса и отторжения. Рассматривать черепах, особенно их лица было по-прежнему омерзительно, но терпимо. Я начал различать их, они имели разные оттенки кожи и панциря, мягкие клювы отличались размерами и незначительными деталями. У моего Уикла по все лысой каплевидной башке пролегли два застарелых шрама. Тонкие полоски как напоминание о драке или несчастном случае. Если смотреть внимательно, то заметишь, что все особи обладали индивидуальностью.



Евгений Чернобыльский

Отредактировано: 15.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться