Новый Вавилон

Размер шрифта: - +

Глава 11

Три года назад.

- Добрый день, молодой человек, - обратился ко мне мужчина, держа свою трепещущую маску в руках. – На каком языке вы говорите?

- На русском, - ответил я, не пытаясь скрыть своё изумление.

- Очень приятно! Великолепно, - мужчина пожал мне руку. – Пётр Алексеевич Чуватин. Учёный.

- Что это? – я говорил о пульсирующей медузе, которую Пётр Алексеевич с видимым усилием оторвал от лица.

- Органическая маска. Для дыхания под водой.

- Их изобретение? – я показал на рептилий.

- Рептилии почти ничего не сооружают, но очень внимательно изучают подводный мир. В химических процессах они большие доки, - учёный уважительно взглянул на проходящую мимо черепаху. – Так что, эта штука не изобретение, а морской организм, приспособленный для наших нужд. Кто-то назвал его шнорхелем и прижилось. Людям свойственно давать названия в соответствии с назначением, а не биологией.

            Мы вышли из пещеры. Там был не полный мрак, но всё же на солнце пришлось щуриться. Вокруг происходило нескончаемое движение. Рептилии сновали туда-сюда, перетаскивали бесконечные тюки с какими-то вещами, складировали груз рядом с гротом.

- Оборудование, инструменты, - Пётр Алексеевич поймал мой взгляд. – Завтра утром мы пойдем через горы. Нужно приструнить твоих друзей. Ты не обидишься, если мы попросим тебя никуда не уходить?

            Сбегать от них было не куда, предупреждать о прибытии пяти рептилий и русского учёного необязательно – с пятью черепахами люди должны справиться. А вот с этим Петром Алексеевичем потолковать интересно. Думаю, про него рассказывал Геннадий. Петрушка. Я уж и забыл о загадочном учёном.

            До конца дня оставалось немного, я сложил небольшой матрац из листьев и просто наблюдал.  Рептилии переделали все дела, отдыхали, переговаривались. Они и правда, отличались друг от друга, нужно только быть внимательным. Глаза одной из черепах были подернуты голубоватой дымкой, она напомнила мне Ошош.

            Вечером сложили небольшой костёр.

- Рептилии спокойно относятся к огню. Не боятся, но и не любят. Нам же, людям, у костерка уютнее, - Пётр Алексеевич крякнул и потер друг об друга ладошки.

            Черепахи разошлись по близлежайшим джунглям. Я не видел, чтобы они чем-нибудь питались, мы же с аппетитом разделались с моим запасом фруктов. За время вынужденного отпуска, мой желудок привык к небольшим порциям пищи и я чувствовал себя вполне сытым.

- Неделю назад я ел в Макдональдсе, - заявил ученый, доедая кусок манго. – Соскучился по свежим фруктам.

- В Макдональдсе? – меня словно шарахнули электрическим разрядом.

- Ага. В Москве, - Пётр Алексеевич наслаждался моей реакцией. – В России сейчас холодно и снег.

            По моим расчетам близился конец января. Мы были вдали от дома уже полтора месяца, и я стал забывать о том, что вокруг может быть не только солнце и джунгли.

- Получается, вы можете свободно перемещаться?

- Конечно.

- Очередная привилегия? – я вспомнил наших довольных жизнью надзирателей.

- Скорее вынужденная необходимость. Я помогаю рептилиям изучать наш мир. Мир людей. Они значительно продвинулись в этом вопросе. Еще пятьдесят лет назад их знания о своих конкурентах на планете были плачевно ничтожны.

            Пётр Алексеевич работал с рептилиями больше двадцати лет. Он был самым настоящим ученым, состоял в каком-то Министерстве, но коллеги по ведомству не знали об его истинных научных изысканиях. Чуватин был гидрологом, он помогал черепахам составить карту подземных вод, они тщательно фиксировали все пункты сбора и перераспределения питьевой воды.

- И вам нравится на них работать?

- А почему бы и нет? Извини, конечно, что вопросом на вопрос. Они разумные существа, организация их общества выгодно отличается от нашего, и они не уничтожают родную планету.

- Какой у вас план?

- Мы вернем власть над островом. В поселках начался бардак. Ситуация выходит из-под контроля. Я сразу был против этого эксперимента.

            Об эксперименте говорил и мутный Барон. Но как этот Чуватин мог следить за ситуацией на расстоянии? Почему он уверен, что они смогут вернуть власть над людьми, которые успели почувствовать вкус хоть и ограниченной территорией острова, но всё-таки свободы?

- Восстание было контролируемым, Семён, - жестко и лаконично ответил на мои вопросы Пётр Алексеевич. – Был план, дать людям свободу и посмотреть на результаты. Ты думаешь, чем все занимались?

- Оборону строили, - я знал, что это неправда. Шотландцы рассказывали о построенных баррикадах в первые же два дня, потом в поселках воцарилось безделье.



Евгений Чернобыльский

Отредактировано: 15.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться