Ну, здравствуй, Питер! И прощай...

Глава 9

Глава 9.

Замедлив шаг за несколько метров до условленного места встречи, издалека она увидела его.

Роман мерил шагами взад-вперед пространство перед лавочкой. В его руках был букет ромашек. Точнее уже не букет, а скорее веник. Очевидно, что он совершенно о нем забыл, и поникшие цветки были безжалостно искалечены асфальтом и пылью.  Алиса остановилась, чтобы привести в порядок свое дыхание. Она нервничала, перебирая пальцы рук.

Сделав несколько глубоких вдохов и дождавшись, когда молодой человек развернется в ее сторону,  она двинулась ему навстречу.

 Роман, увидев ее, расплылся в улыбке. Его улыбка сводила ее с ума. Успокоившееся было сердцебиение вновь разогналось с немыслимой скоростью.

Вдруг, вспомнив про букет, он замешкался и смутился. Неуклюже спрятав его за спиной, он выбросил ромашки и отодвинул их ногой. Чтобы скорее выйти из неловкого положения, он поспешил отойти с этого места. Через пару шагов он уже стоял на расстоянии вытянутой руки от Алисы.

– Привет! – от звучания его голоса мурашки, бессовестные и колючие, рассыпались по всему телу.

– Привет, – Алиса выдохнула и, поймав его взгляд, уже не могла отвести глаз.

– Я уже начал волноваться, боялся, что ты не придешь. Иди ко мне! – Он протянул ей свою большую и сильную руку.  Он с силой притянул девушку к себе, обняв ее одной рукой за талию, а второй начал гладить ее волосы.

«Он боялся», – эта мысль, как назойливая муха, стучала в висках у Алисы. Человек не будет бояться, если ему нечего терять. Значит, ему было что. Точнее было кого – ее! Осознание этого грело и окутывало невидимым пледом счастья ее плечи.

Алиса смотрела в его бесконечные голубые глаза, которые благодаря сумеркам и свету фонарей  сменили свой оттенок с нежно-голубого на глубокий и даже немного синий цвет.

Она смотрела и тонула. И, казалось, она уже никогда не дождется спасательного круга, чтобы вырваться из этого омута.

– Ну как же я могла не придти, ведь я… – у Алисы с языка чуть не сорвалось, что она секунды считала до этой встречи, но он не дал ей вымолвить больше ни слова. Его губы с жадностью впились поцелуем в ее рот.

Алиса никогда не «пробовала» ничего более вкусного в жизни, чем его губы. Этот вкус был одновременно похож на нежнейший воздушный зефир, клубничный мармелад и молочный шоколад.

Он целовал ее, то нежно и томительно, то страстно и грубо, не отпуская даже на мгновение, в то время как земля уходила из-под ног.  Казалось, что этот поцелуй длится уже целую вечность.

Наконец, он остановился, нежно провел ладонью по ее щеке и немного отпустил.

– От тебя невозможно оторваться! – прошептал Роман ей на ухо.

– Тогда как тебе это удалось? – к Алисе вернулось спокойствие, и она могла шутить.

– Признаюсь, это было сложно. Я колоссальным усилием воли заставил себя остановиться. – Он улыбнулся и чмокнул ее в лоб.

– Пойдем, прогуляемся до одного тихого местечка, где нам никто не помешает.

Он взял ее за руку и повел за собой. Они вышли за территорию городка, прошли порядка трехсот метров по вымощенной плиткой дорожке, и перед Алисой предстал маленький полузаброшенный парк. Когда-то ухоженные кусты теперь походили на заросший терновник. На центральной площадке парка зарастало тиной небольшое озеро, из которого на цементном постаменте ввысь устремлялась точная копия кукурузника.

– Парк авиастроителей, – сказал Роман.

Алиса усмехнулась, какие авиастроители – такой и парк.

– Нам туда. – Молодой человек указал рукой вглубь парка.

Они прошлись вокруг озера и свернули на одну из примыкающих к центральной площади парка тропинок. Дорожка была разбита, местами не хватало кусков плитки. Заметно было, что дворника эти дорожки не видели уже очень давно.

Через несколько шагов Алиса увидела большие качели, по всей видимости, много лет назад украденные с одной из детский площадок, так как краска на них давно выцвела и опоры прочно вросли в землю.

– Пришли. Это мое любимое место. Отсюда прекрасный вид на ночное небо. – Рома жестом предложил ей присесть и сам сел рядом.

– Ты знаешь, какое необычайно красивое небо в Питере? Это север, и звезд здесь гораздо больше, они кажутся крупнее и ближе. Это завораживает!

 Алиса подняла голову наверх и увидела мириады звезд, до которых, казалось, можно достать рукой.

 – Как красиво! – она опустила голову и с нежностью посмотрела на Романа. – Спасибо, что привел меня сюда.

Роман вместо ответа начал целовать ее. Нежно, касаясь каждого миллиметра ее лица, его губы скользили вниз. Казалось, еще секунда, и она забудет свое имя, забудет, где она и зачем она здесь. Останется только это чувство бесконечного блаженства и мириады звезд. И его губы…

Но спустя мгновение Алисин слух уловил какое-то движение в зарослях за спиной. Она рукой отстранила Романа, мысленно проклиная свою чувствительность к звукам.

 – Подожди, пожалуйста. Мне кажется, здесь кто-то есть, – она внимательно всматривалась в сумерки.

– Тебе показалось. Здесь никого нет. Это ветер. – Он взял ее за руку и притянул к себе, но Алиса была вынуждена снова отстраниться.

 – Тссс…– Она приложила палец к его губам. Шорох повторился вновь, и на этот раз отчетливо было слышно, как с хрустом сломалась сухая ветка под чьей-то ногой.

– Ты слышишь? Слышишь это хруст? – она вопросительно посмотрела на него.

Неожиданно, куст стал расти и приобретать человеческие очертания. Показалась голова, потом туловище, явно мужское. Лунный свет попал на лицо, и Алиса ахнула. Это был Юра.



Ирина Лакина

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться