Ну, здравствуй, Питер! И прощай...

Глава 20

Атмосфера вагона разительно отличалась от той, что царила  в нем во время приезда. Погрустневшие и удивительно тихие парни и девушки в большинстве своем сидели с наушниками в ушах, заваривая дешевый чай.  От былой бравады и гама не осталось и следа.

Алиса бросила ручку чемодана и устало плюхнулась на сиденье.

– Помочь? – неожиданно перед ней возникло лицо Пашки.

– Чем?

– Чемодан положить под полку.  – Он ухмыльнулся. – Чего, хахаль твой сдрейфил?

– Хочешь помочь – бери и помогай. А если тебе хочется уколоть меня  - вали! – Она злобно посмотрела на него и отвернулась в окно.

Пашка молча поставил чемодан под полку и уселся напротив.

– Говорил я тебе, не связывайся с ним.  – Пашка недовольно скривил лицо. – Да у него на лбу написано –  бабник, –  его голос практически перешел на крик.

– У меня нет ни сил, ни желания с тобой спорить. Шел бы ты… –  Алиса безразлично посмотрела на него.

– Я-то пойду. А ты бы посмотрела вокруг, может, и нормального бы парня нашла. – Он еще пару минут помялся около ее купе, развернулся и ушел.

– Угу. – Алиса только кивнула головой, устремившись взглядом в горизонт за окном, давясь подступающим к горлу комком.

Слезы душили. Она злилась на себя за это, старалась изо всех сил прервать поток эмоций в сознании, сжимала кулаки и зубы, но не могла.  Нос предательски начал хлюпать.

– Ты что, простудилась? – дрожащий голос подруги вывел Алису из оцепенения. Она вздрогнула и повернула к проходу голову.

– Я говорю, ты простудилась? – Кира смотрела на нее заплаканными глазами, сжимая в руках маленького плюшевого медведя, которого ей, по всей видимости, на прощание подарил Артем.

– Я смотрю, ты тоже. – Алиса приподняла в усмешке уголок рта и понимающе посмотрела на подругу.

– Да уж.

Кира плюхнулась на полку и забилась в угол к окну.  За окном на перроне виднелась удаляющаяся фигура Артема. Она помахала фигуре рукой и задернула шторку.

– Не звонил? – спросила Кира, вытирая рукавом слезинку с щеки.

– Нет.

– И не писал?

– Нет.

– Сволочь.

– Да.

Вагон заскрипел, заскрежетал своими ржавыми костями, потянулся и резко тронулся. Перрон за окном медленно поплыл, догоняя палящее обеденное солнце, которое, как на зло, вылезло из-за туч.

Алиса сняла сырую от дождя джинсовую куртку, повесила ее на крючок и резво забралась на верхнюю полку.  Свернувшись в клубок, как побитый щенок, Алиса закрыла глаза, стараясь задремать под мелодичное постукивание колес поезда.

За окном мелькали уже знакомые пейзажи, а в голове вертелись мысли о доме, о любимой кошке и любимом баре на проспекте, в котором она утопит свою боль в многочисленных бокалах вина.

Из состояния этой меланхоличной дремоты ее вывел телефон, который совершенно неожиданно пронзительно зажужжал, упершись в железную цепь, на которой висела полка.

«Мама», – подумала Алиса, открывая сообщение.

«Прости. Я не смог. Я не вынес бы», –  эти слова заставили ее глаза широко распахнуться, как будто ее взору предстало одно из восьми чудес света. Она резко подсела, больно ударившись головой о потолок.

– Что случилось? – Кира, дремавшая было в обнимку со своим плюшевым подарком, также резко подскочила с места. Ее глаза вопросительно смотрели на подругу снизу вверх.

– Он. – Алиса, почесывая больно зудящий затылок, протянула ей мобильник.

 Молча прочитав смс, Кира снова подняла глаза на подругу.

– И что это значит? Как это расценивать?

– Я не знаю. – Алиса и правда не знала.  – Что мне ответить?

– Ничего. – Кира деловито сложила на ее полке руки и оперлась о них подбородком. – Да как он может так поступать? Не помочь любимой девушке дотащить тяжеленный чемодан до поезда, прикрываясь слабостью характера, может только сволочь. – Ее тон был безапелляционным.

– Ты права. – Алиса отодвинула подальше от себя телефон.

– Ну, конечно, права. Он сразу мне не понравился.

– Боже, ну зачем? – Алиса уставилась в потолок в надежде увидеть там ответ на свой вопрос. – Ведь уже все стало ясно. А теперь что? Опять ничего не понятно! – Она резко схватила телефон и с размаху швырнула его на пол.

Хрупкая китайская конструкция из пластмассы разлетелась по коридору вагона на мелкие детали.

– Ты чего буйствуешь? – Кира с удивлением посмотрела на подругу и начала ползать по вагону, собирая детали телефона.

– Слава Богу, цела! – Она вылезла из-под нижней полки, зажимая в руках выпавшую сим-карту.

– Извини, пожалуйста, эмоции зашкаливают. – Алиса слезла с верхней полки и, устыдившись своей злости, начала помогать подруге  с поиском деталей.

Собрав телефон, Алиса зажала его в руке, устроившись у окна.

 – Не вздумай! – Кира строго посмотрела на подругу и погрозила указательным пальцем.

 – Не буду я ему ничего писать.

 – Я схожу за чаем.

 – Хорошо.

Как только фигура подруги скрылась из вида, Алиса дрожащими пальцами начала набирать текст. В голове роилась целая стая мыслей, и ни одной стоящей. Она набирала буквы, затем стирала и снова набирала. Чертыхалась, бросала телефон на стол и снова брала его в руки.

«Я знала, что так будет. Я слишком хорошо тебя узнала. Спасибо за все», – набрав эти слова, Алиса минуту подумала и нажала кнопку отправки сообщения.



Ирина Лакина

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться