Ну, здравствуй, Питер! И прощай...

Глава 25

Календарь на стене был исчеркан красными крестиками вдоль и поперек.  Шли дни и недели. Точнее они тянулись, словно расплавленная карамель, на сладкий аромат которой слетались бесконечные мухи. Одной из таких назойливых мух продолжал оставаться Сергей. Комната была завалена свежими и уже засохшими букетами, избавляться от которых не было времени. Алиса не отвечала на его звонки и проходила мимо, увидев в институте. Весь этот гербарий ей привозил либо курьер, либо Кира, не оставлявшая попыток свести ее с ним.

Она лежала на своем уютном диване  в окружении  бесчисленных тетрадей и книг. От предстоящей сессии кругом шла голова. Сосредоточиться было совершенно невозможно. Он не звонил уже неделю. Забыв даже поздравить ее с днем рождения. Она не звонила тоже. Гордость настоятельно требовала возвести, наконец, на пьедестал чувство собственного достоинства и дать мужчине свободу самому решать, что делать. Но голос разума с каждым прожитым днем звучал все тише и робче, заглушаемый голосом тоски в сердце.

За окном огромными хлопьями падал декабрьский снег, который в свете фонаря казался похожим на вату, созревшую на огромном хлопковом поле где-то там вверху и рассыпавшуюся из корзины усталого сборщика.

Крупные снежинки приземлялись на окно и через некоторое время таяли, стекая по стеклу большими холодными каплями воды.

Завороженная этой картиной, девушка вздрогнула, услышав телефонный звонок.

В груди учащенно забилось сердце, и она, отбросив в сторону свои учебники, сорвалась с места.

Затаившаяся было надежда тут же угасла, это снова был не он.

– Да, – ее голос не мог скрыть разочарование.

– Привет, учишь? – Кира, напротив, судя по голосу, пребывала в отличном расположении духа.

– Пытаюсь, но не могу себя заставить.

– Не звонит?

– Нет.

– Да и пошел бы он.

– Угу.

– Какие планы на Новый год? – в голосе появились хитрые нотки, которые не ускользнули от внимания Алисы.

– К родителям еду, а что?

– Так не интересно. Давай с нами.

 – С кем вами?

– Ну, с моим братом, мной, Сергеем, в общем, будет куча народа и весело.

– Еще три недели, я подумаю. Честно говоря, желания нет. – Алиса не собиралась веселиться в эту новогоднюю ночь.  Единственным ее желанием было завернуться в теплый плед и с бокалом шампанского всю ночь смотреть новогодние представления по телевизору под звучное мурчание любимой кошки.

– А ты подумай! Пора уже прекратить страдать по нему! Он тебя уже извел, съел изнутри всю твою душу. От него только одни расстройства! Даже с днем рождения не поздравил! – Голос подруги перешел на крик, было слышно сквозь трубку, как она сжимает зубы от злости.

– Я сама разберусь как-нибудь, ладно?

– Тогда не звони мне и не плачься в жилетку!

 – А кому же мне еще звонить, как не тебе? Терпи, родная! – Алиса смягчила тембр голоса, чтобы успокоить разбушевавшуюся подругу.

– В общем, так,  даже и не думай сидеть в своей каморке и хныкать о судьбе-злодейке, в новогоднюю ночь надо зажигать, веселиться и прочее. Так что без разговоров, ты отмечаешь с нами. Это во-первых. И во-вторых, обрати уже внимание на Сережу. Он влюбился в тебя по уши, хочет свадьбу. Об этом мне брат рассказал.

– Свадьбу?  – Алиса округлила глаза.

– А чему ты удивляешься? Не все мужчины такие же сказочники, как твой ненаглядный Рома. Есть и порядочные, и даже с серьезными намерениями. Причем рядом с тобой, а не за тысячу километров, а ты никого и ничего вокруг себя не видишь.

 – Обалдеть… – Алиса в эту минуту потеряла дар речи. – Но ведь я даже не смотрю на него, на что он рассчитывает?

– Его твое поведение только подзадоривает. Он настоящий охотник, теперь точно не оставит тебя в покое, пока не получит.

– Бесполезно. У меня к нему только дружеская симпатия, которую я даже и показывать не хочу, чтобы не давать надежду. И попроси его уже перестать транжирить деньги на цветы. – Алиса важно села на диван, приняв королевскую осанку. Как бы там ни было,  а факт наличия такого поклонника грел душу и самолюбие.

– Это мы еще посмотрим.

– Посмотрим-посмотрим.

– Ну все, я тогда говорю всем, что ты с нами отмечаешь и без возражений!

Алисе уже совершенно не хотелось возражать. Он не звонит. Он не позвонил ей ни разу за все это время. Более ста исходящих звонков в памяти ее телефона сияли ярким пятном на ее самолюбии.  Каждый день, четвертый месяц подряд она набирала его номер в одно и то же время и, затаив дыхание, ждала звуков его голоса в трубке.

В потрепанной книге по истории, которая пылилась на книжной полке над ее постелью, аккуратно были сложены купюры, которые она старательно собирала каждую неделю, отказывая себе в развлечениях, обновках, а зачастую даже в еде.  Эти деньги она собирала на поездку к нему, продолжая выполнять свой ежевечерний ритуал, перечеркивая очередную дату на большом календаре.

– Ты знаешь, я не звонила ему уже неделю. Я думаю, это достаточный срок, чтобы понять, что со мной что-то случилось. Два варианта – или ему все равно…  – Алиса взяла паузу, обдумывая слова, – или ему все равно.  Ну вот, вариант оказался один. – Алиса глубоко вздохнула, пытаясь тем самым остановить подкатывающий к горлу ком.

– Не грусти, подруга. Ты хочешь журавля в небе, но упускаешь синицу. Посмотри вокруг, счастье ближе, чем кажется. – Голос Киры расплылся мягким бархатом, она умело обволакивала своей поддержкой кровоточащую рану в сердце Алисы.

 – Проблема в том, что мне нужен журавль.



Ирина Лакина

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться