Нулевой рубеж.Начало.

Размер шрифта: - +

глава 28

Повсюду земля сырая. Земля, еле держащаяся на сетке, практически падающая на голову и низкий душный тоннель над головой - вот это первое, что я увидела, открыв глаза. Что это, где я? Я не могла понять. Вокруг в небольшом тоннеле, метров 12 площадью, стояло ещё четыре кровати. Они были настолько близко, что находились почти вплотную. У каждой из них располагались подготовленные капельницы, и я сразу поняла - это отделение лазарета. Только где оно? Я такого раньше нигде не видела. Тут был низкий полукруглый сводчатый потолок, метра полтора  высотой, и ещё на стенах, в защищенных от воды сосудах, висело несколько тусклых лампочек, а с потолка прямо на необработанную, сырую землю, служившую тут полом, капала непрестанно вода. Из-за того, что вода не прекращала никогда литься, на полу из земли образовалось месиво грязи. Медсестра, стоявшая надо мной, была одета в специальные резиновые сапоги, но даже это не помогало, и когда она хотела сделать шаг, ей приходилось с силой выдергивать ногу из жижи. Кроме того, здесь пахло ужасной сыростью, и на стенах была плесень, и даже подступал мох. Если бы под землёй водились лягушки, они бы тут нашли лучшее пристанище и с удовольствием бы сидели в этой грязи и квакали. Но тут никого не было, вокруг окружала тишина, и только редкий стук воды иногда разрезал ее.

Неужели был человек, который мог вылечиться в таких условиях? Хотя… я же, наверное, на рудниках, а это местный лазарет. Хм, тогда все понятно - лечить меня явно не будут! Умер пациент и ладно, кормить больше не надо.
Медсестра тем временем увидела, что я уже проснулась, спросила, как я себя чувствую, дала мне какую-то таблетку для придания сил и сказала, что я уже в норме и могу приступать к работе.

К работе? К какой работе, мне даже встать тяжело, как кружится голова, и ноги меня не держат! Неужели мне придется куда-то идти?

Да, да и еще раз да! Отбиваться не было смысла, и взгляд ли медсестра оставляла мне варианты — или я иду, или мне… кирдык! Собравшись с последними силами, я встала с кровати, и сразу пошатнулась назад.

- Скоро подействует таблетка, и будешь как новенькая - жизнеутверждающе произнесла медсестра, и вывела меня из лазарета. Но лучше бы я не выходила, чем увидела это...
Огромный гигантский земляной тоннель, полностью заполненный людьми. И нет, я не права -  не людьми, а скелетами. Людьми  их просто назвать не поворачивался язык - худые настолько, что их кожа обтягивала кости и все ребра можно пересчитать без особого труда, а их серый цвет лица и кожи настолько слились с цветом земли, что казалось,  они стали с ней одним целым. И, хотя, я знала, что они все были молодые - они больше походили на стариков и старух, которым уже лет 80-90. Их лица и руки были  покрыты глубокими морщинами, под глазами у каждого были мешки, а у некоторых, на спине успел вырасти горб! Их  глаза не выражали никаких жизненных эмоций, а читалось в них только бесконечная боль и страх. Они были настолько поглощены в работу, что даже не заметили моего появления, да и не до этого им было.  На спине они несли огромные  каменные глыбы, которые весили как трое взрослых людей. Мученики постоянно превозмогали боль, их лица были искаженны от постоянных страданий. С них ручьями непрерывно тек пот, все мышцы  тела находились в жутком напряжении и были натянуты как струны, готовые порваться в любой момент. В минуты нестерпимой боли они останавливались, а надсмотрщик подбегал в тот же миг и, находясь на расстоянии метра от провинившегося, брал кнут, прицеливался, размахивался со всей силы хлестал бедолагу.

Я почти даже вскрикнула, увидев это зверство, но в последний момент сжала посильнее зубы, опустила голову к земле и постаралась себя успокоить.

«Неужели мне это предстоит делать?» - с ужасом подумала я и увидела, как надсмотрщик быстрыми шагами приближается ко мне.
- Так значит эта новенькая...- произнес он, оглядел меня, словно я новая кобыла и продолжил - Хороша! Да жалко такой товар губить. Ммм, а какие нежные ручки - хватая меня резко своими грязными, черными, земляными пальцами сказал он, и мороз пробежал по коже. - А мордашка, мордашка то. Ух!

 В таких обстоятельствах быть с премьер-министром меньшее из зол. Он хоть был чистый, опрятный не то, что этот - настоящий неандерталец. Даже  один его вид вызывает рвотный рефлекс. Он был высоченный, метра 2 ростом, широкоплечий, но при этом с абсолютно лысой головой, кроме того, в его полу гнилом рту  не было половины зубов, и оттуда доносился смрадный запах гнили, да и сам он пах не лучше. Его одежда  была дырявая, в крупных пятнах и источала зловонию.

 «Неужели, он хочет того же самое, что и премьер-министр, что же мне тогда делать? Нет, я этого не выдержу. Лучше умереть!»- подумала я, но при этом постаралась не выдать свой страх и сохранить безэмоциональное лицо.
- Значит так, переоденьте ее и пусть отправляется к остальным - скомандовал он, закончив мой осмотр, и велел вывести меня.
Меня привели в небольшую комнатку метров 10 площадью с четырьмя двухъярусными кроватями. Первый ярус лежал практически на земле и стоял на маленьких ножках сантиметров 10 от пола. Второй находился чуть выше в сантиметрах 30 от головы первого человека лежащего на кровати. И, наверное, второй, если бы лежал чуть ниже, с легкостью мог бы задавить нижнего. Кроме кроватей в комнате не было никакой мебели, а по виду она была ничем не лучше лазарета - такая же мокрая, вся в земле и пахнущая сыростью.
На одной из коек  аккуратной стопкой лежали серого вида тряпицы. Оказывается, это серые штаны на резинке и безразмерный балахон. Ткань хоть была и хлопковая, полностью натуральная, но видно было, что скоро это одежда износится и надолго ее  не хватит. Как только я оделась, меня грубо вытолкали из комнаты, и отправили в тоннель. Вооружив меня киркой, мне приказали долбить камни.  И это было чудовищное задание, ведь приходилось дробить камень не на мелкие части, а откалывать огромные глыбы.
А что бы я ни филонила, добрый надсмотрщик предпочел встать рядом. Понаблюдав за мной пару минут, он вдруг заорал и сказал, что если через 5 минут я не отломлю, наконец, глыбу - он меня высечет. Увеличив свою скорость до максимально возможной, я  с еще большим остервенением продолжила колотить ее. Когда я уложилась в 5 поставленных минут, он ухмыльнулся мне, и произнес: » Можешь, когда хочешь. У тебя теперь ровно 5 минут на каждый из камней и ни минутой позже, а то знаешь, что произойдет...“



Mari

Отредактировано: 30.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться