Нуманция

Глава 5

   На нём всё поразительно быстро заживало, как на собаке, через два дня он уже вышел в строй, а за это время даже ни разу не заговорил с Ацилией, лишь взгляд мельком, да безразличие из-под ресниц.

   Она ненавидела его, за его упрямство, не понятное ей, за жадность в деньгах, за жестокость и чёрствость души ненавидела. И от этого ещё больше горела желанием вырваться, придумать хоть что-то, хоть как-то обойти его, пока не поздно.

   Она хорошо помнила, где он хранил свои документы, и где стоял этот секретный сундучок, долго собиралась с мыслями, пока не спросила старика Гая:

   – Ты случайно не знаешь, как отправляют почту из гарнизона?

   – Это можно узнать... Вестники часто ездят в Рим с донесениями... Но они потребуют за это деньги...

   Ацилия прищурила глаза, припоминая, в какое место она припрятала свои серьги с рубинами.

                                      

*      *      *

 

   – А вы знаете, центурион, что по последним данным ваша центурия при взятии Нуманции потеряла больше всех? – спросил легат Валенсий, нахмуривая седые брови.

   – Нет, господин легат, я этого не знал.

   – А зря... – Легат обошёл вокруг стола, закладывая большие пальцы обеих рук за пояс. – Зря! Вы, как командир центурии, как никто другой могли бы это знать.

   – Потери моей центурии исчисляются в основном ранеными, в легионе, даже в нашей когорте, есть центурии, где потери в убитых даже больше, или равны потерям моей центурии...

   – Да бросьте, Марций, несмотря на потери, эти центурии продолжают оставаться укомплектованными на 75 процентов... А ваша?

   Марций дёрнул подбородком, медленно прикрыл глаза, смаргивая усталость.

   – Нам придётся добавлять в вашу центурию молодёжь, новобранцев. Более, чем на 50 процентов. Разве это будет боеспособная центурия?

   – Я обучу её. Вернутся раненые.

   Легат усмехнулся, отворачиваясь, прошёлся опять за стол, глядя вниз. Его коротко стриженные седые волосы светились, казалось, насквозь в свете горящего светильника. Легат любил вот так вот сам лично беседовать с подчинёнными, даже с простыми центурионами.

   – Я начинаю сомневаться, сможете ли вы это сделать. Эта центурия уже попадала к вам, составленной в основном из молодёжи, и что? Вы не смогли её обучить, раз такие потери.

   – Но, господин легат...

   Командующий поднял руку, останавливая его:

   – Наверное, мы поторопились, назначая вас центурионом, вы ещё не готовы стать командиром...

   – Но, господин легат, выслушайте меня! – он порывался сказать и перебил командира, и встретил укоризненный взгляд, но сейчас ему уже было наплевать на последствия. – Я получил эту центурию два месяца назад, она только-только была после укомплектования, там были одни новобранцы, сплошные гастаты! Мне даже не хватало триариев-ветеранов, чтобы учить их! Я сам с ними бился...  

   – Центурион, все это делают.

   – Я знаю! Но, господин легат, никогда такую слабообученную молодёжь не бросают в самую гущу сражения! Они ведь даже не воевали ни разу по-настоящему! Я же говорил трибуну Фаску, когда получил приказ на наступление... А мы ещё и попали по приказу на сектор Главных Ворот – там же было самое ожесточённое сопротивление...

   – Вы ставите под сомнения разработанный общим советом офицеров план наступления? План, утверждённый самим консулом Сципионом? – Марций опешил, в миг перегорев. Такого он не ожидал. – А не слишком ли для центуриона шестой центурии?

   – Господин легат...

   – Я понимаю, что вы хотите сказать. Вы совсем умалчиваете о том, что ваша центурия бросилась грабить дома, не имея на это приказа, что по вашему разгильдяйству вы оказались застигнутыми врасплох... Это вы, центурион, не сумели организовать оборону, это вы распустили свою центурию... Разве вы можете быть командиром?

   – Тогда наши потери были вбольшем ранеными, мы потеряли безвозвратно четырёх, а на Главных Воротах – сорок восемь!

   – Перестаньте, Марций! Хватит! Хватит искать виноватых.

   Центурион опустил голову, поджимая губы, упёрся подбородком в кирасу.

   – Мы соберём совет и решим, что с вами делать. Либо вас понизят в звании, вы станете шестым центурионом шестой когорты, либо вообще лишитесь этой должности... Вам не хватает опыта.

   – А кому вы отдадите мою центурию?

   – Посмотрим, какие будут предложения. Я буду выдвигать кандидатуру центуриона Овидия, его центурия хорошо себя показала и потерь совсем немного...

   – Так там сплошные триарии! – Вскинул голову с огромными горящими глазами.

   – Идите, центурион, идите... Юпитера ради!

   Он шёл на подкашивающихся ногах, в груди всё кипело, как в жерле Везувия, глаза ничего не видели.

   – Подождите! Центурион? – Обернулся, глянул исподлобья на легата, ничего не сказал. – Я тут хотел отдать вам.



Александра Турлякова

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться