Нуманция

Глава 18

 

   Прошло несколько дней. Марций всё это время обитал у неё, и хоть и спал под своим одеялом, дважды попытался поцеловать, притискивался, скользя рукой по бедру. Все его поползновения Ацилия резко пресекала, грозясь выгнать вон или уйти самой. На третий раз не выдержала, снова сдалась. Он как и в прошлый раз был необычайно нежным и заботливо аккуратным, подарив одну из тех ночей, в которые она сама себе признавалась, что готова простить ему всё.

   Второе одеяло было уже лишним, и засыпала Ацилия безмятежно в горячих мужских объятьях. Утром, уходя на службу, Марций поцеловал в губы, и Ацилия проводила его рассеянным взглядом сквозь ресницы. За эти дни они ни разу больше не поругались, а уже с обеда она начинала ждать его прихода, волновалась, а, когда приходил, раздевался, умывался, ужинал, просто сидела в стороне и наблюдала за ним, иногда даже не проронив ни слова, ни разу не заговорив ни о чём. Потом он уходил в лагерь, наверное, к своим дружкам по играм или ещё куда, спать Ацилия ложилась одна, а ночью он, холодный, подбирался к ней, виновато улыбался и быстро засыпал, уткнувшись носом в её затылок. Потом уже окончательно засыпала и она.

   В тот день, проснувшись первым по звуку букцины, – армейской трубы, – Марций поцеловал Ацилию в ухо, завозился вставать.

   – Вы что? – Оглушённая поцелуем, Ацилия прижалась ухом к подушке, глядела удивлённо. – С ума сошли!

   А он только улыбался, отвечая:

   – Это, чтобы ты слышала, что я рядом.

   – Я и так это знаю... Теперь не слышно ничего... – буркнула недовольно, глядя снизу.

   – Ну ладно-ладно, не сердись... – Улыбался, как ненормальный. – Скоро увидимся, а ты ещё спи, тебе можно.

   Ушёл. Ацилия ещё в полусонном состоянии слышала, как собирался, ругался на Гая, что-то выговаривая ему. Потом всё стихло. Неужели она в самом деле смирилась с ним? Неужели поддалась ему окончательно и уже не будет сопротивляться? Неужели пойдёт у него на поводу, станет женой и будет жить с ним, мотаясь по военным гарнизонам?

   Ответа на вопросы эти так и не нашла. Заснула.

   Проснулась резко, кто-то ругался в атриуме, и голос казался знакомым.

   – Где он сейчас?!

   – Я не знаю. – Это старик Гай, его Ацилия узнала. – Наверное, где-нибудь в лагере, он ничего не говорил...

   – А может, он на работах в городе?

   – Может быть...

   – Как это, может быть?! – Ацилия вздрогнула, она узнала его, конечно, кто же это мог быть ещё, кроме Лелия, оскорблённая натура которого искала мести. – Ты – его раб и не знаешь, где твой хозяин?

   – Я... господин... Я...

   Ацилия уже поднялась, только-только успела натянуть свою тунику, даже пояс не завязала, подошла к шторе, чтобы увидеть, как Лелий вцепился рабу в горло, говорил ему в лицо:

   – Что ты мелешь, старый пень? Я ничего не слышу!..

   Отшвырнул старика от себя в угол, и здесь Ацилия уже не выдержала, резко отдёрнула штору, выходя вперёд:

   – Что вы делаете? Кто вам дал на это право?

   Лелий перевёл на неё удивлённый взгляд, вскинул рыжие брови:

   – Ты? – Глаза скользнули снизу вверх и обратно, охватывая её всю: взъерошенный после сна вид, неподпоясанную тогу, босые ноги. – С добрым утром, деточка... – Довольная улыбка растянула губы.

   – Что вам надо? – Ацилия старалась держать себя в руках, смотрела в лицо непрошенного гостя прямо, а в душе всё замерло в ожидании неприятностей. – Вам же ясным языком сказали, что господина здесь нет, и где он – никто не знает, поищите его сами, лагерь не такой уж и большой, чтобы можно было не найти одного человека. Что вы здесь командуете? Что – руки распускаете?

   – Ух ты, ничего себе! Это где это ты такого нахваталась? Интересно, интересно... – Он подошёл ближе, даже слишком близко, чтобы не почувствовать опасности, но Ацилия только вызывающе вскинула подбородок.

   – Господина здесь нет, поищите в другом месте.

   – А он мне и не нужен, это даже хорошо, что его нет, это просто отлично, больше и желать нечего.

   «Беги! Беги! Беги!» – кричало испуганное сознание, сердце стучало на дюжину колоколов, но ноги не сносили с места.

   – Что вам надо? Уходите... – прошептала сухими губами, не сводя глаз с его чужого опасного лица.

   – Зачем? – Поймал за запястье, подтягивая к себе. – Зачем мне уходить? Не хочу я уходить... Не хочу, теперь я уже никуда не уйду, пока своего не получу... – Ухмыльнулся в лицо, обнажая крупные зубы. – Помнишь, я обещал тебе? Прошлый раз Марций помешал нам, но сегодня, сейчас, нам никто не помешает... Вот увидишь, я буду на высоте... я сумею тебя удивить...

   – Нет! – Ацилия прянула назад, вскидывая вторую руку для пощёчины, но Лелий перехватил её за пальцы, сдавил так, что суставы хрустнули. Ацилия скривилась от боли, присела на подогнутые ноги. – Пустите... Мне больно... О, боги...

   – Мне тоже больно, и всё из-за тебя... Помнишь, если бы ты не дёргалась в  прошлый раз, всё бы прошло гладко, и Марций не помешал бы мне, а теперь терпи... А если будешь дёргаться, будет её больнее.



Александра Турлякова

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться