Нуманция

Глава 23

- Вчера был совет, утвердили приказы, а тебя – в разведку.- Фарсий хмыкнул, глядя ему в лицо.- Ты доволен?

Марций молчал некоторое время:

- Не знаю… Это было давно в последний раз.

- Ты же начинал с разведки, все это знают, если бы не ранение, ты до сих пор был бы там. Разве нет?- Фарсий покачал головой, всматриваясь в рассеянное лицо друга.- Вспомнишь, опыт у тебя есть… Главное, соберись. Где ты в последнее время находишься? Где твои мысли? Чем ты соображаешь?- Марций в ответ только ухмыльнулся левой половиной губ.- Баб начал прямо в палатку водить?- Марций дёрнул бровями: откуда знаешь?- Да видел я тут девчонку твою, рабыню…

- Жаловалась?- Усмехнулся.

- Да нет, я сам понял… Довёл до слёз, на ночь глядя выгнал на улицу… Знаешь, местные волчицы солдатам быстро приедаются, всё время хочется чего-нибудь новенького, или тебе стало всё равно? Было бы всё равно, продал бы уже, так?

- Какое тебе дело, Гай?

Центурион усмехнулся негромко, но глаз не отвёл, заговорил доверительно:

- Не понимаю я тебя, что ты мучаешься? Я тоже думал, авантюристка, окрутила тебя чарами своими, они это умеют… А увидел… Ревёт, как девчонка-малолетка… Чего вы друг друга мучаете? И она, и ты… Влюбился, так веди себя, как человек; собрался жениться – женись!.. А то…

Марций перебил его, нетерпеливо выставив ладонь:

- Теперь послушай меня!- Сделал паузу.- Не надо меня учить, слышишь! Я ничего не хочу слушать о ней, тем более, от тебя. Ты столько раз предлагал мне продать её, а теперь что? Не вмешивайся. И что за чушь о любви?

- Тогда продай её и лиши себя ещё одной головной боли! Я смотреть на тебя не могу…

- И не смотри!- перебил резко.

Центурион помолчал, глядя в глаза.

- Правда?- спросил спокойно.

- Твоё дело.

Ведь понимал, понимал, что пожалеет о сделанном, о сказанном, а остановиться уже не мог, понесло его – уйди с дороги!

- Ну как хочешь.- Фарсий дёрнул подбородком и отошёл от коновязи.

  • не смотрел на него, глядел в землю. И здесь она… Он даже с другом поссорился из-за неё, будь она не ладна.

Проклятье!

 

* * * * *

 

Ацилия лежала проснувшись, и слушала разговор Марция с торговцем.

- Сейчас ещё я могу предложить вам неплохую сумму, пройдёт даже десять дней, и никто уже столько вам не предложит, вы же сами всё понимаете.

- Я ничего не собираюсь продавать, и никого, всё, что у меня было лишнее, я уже продал. Я уже избавился от лишнего барахла, вы опоздали.

Ацилия осторожно дышала через полураспахнутые губы, боясь перевести дыхание, боясь выдать себя невольным звуком, ведь речь в этом разговоре шла о ней, именно её хотел купить этот неведомый торговец рабами.

- Деканус, вы же знаете, что дорога до Рима долгая и трудная, месяц, а то и больше, многие не дойдут, идти через Галлию, пересекать перевал, Альпы…

Перебил тоном человека, чьё терпение уже на грани, но ещё под контролем:

- Я знаю! Год назад я сам проделал этот путь!

- Она не выдержит. Похудеет, устанет, потеряет вид, может заболеть лихорадкой, вы уже не продадите её так, как куплю у вас её я. Она останется в Испании, я найду ей место и здесь.- Ацилия при этих словах вздрогнула, с шорохом прикрывая глаза, ресницы скрипнули по одеялу, прижатому к щеке.- Зачем вам обязательно тащить её в Рим? Там рабов – море, они дешевле, вы найдёте там себе любую наложницу, и получше…

- Вот и найдите себе! Дешевле! Лучше! Какую хотите! Оставьте меня в покое! Я и понятия не имею, что за доброхот отправил вас ко мне! Я никого не собираюсь продавать.

- Говорят, она играет на флейте, я накину вам лишнюю сотню сестерциев…

- Уходите!- перебил резко. Молчание.

- Ну как хотите, потом вы вспомните мои слова, да будет поздно. На подобный товар у меня нюх, я умею продавать женщин, я умею показать их достоинства и прикрыть недостатки, вы этого не можете. Вы только потеряете в цене… Особенно в Риме…

- Убирайтесь!

Ацилия как увидела вытянутого в напряжённую струну Марция, он бывал таким, когда злился, когда выходил из себя.

- Как пожелаете…

Ацилия сомкнула губы, отворачивая голову, перевела глаза и встретила взгляд хозяина, направленный сверху, через распахнутые шторы.

- Опять подслушиваешь?- Резко, холодно. Исчез.

Ацилия медленно села, подтягивая колени к груди.

- Вы так громко говорили, что оставалось?- Вздохнула. Он ничего не ответил, и она подумала, ушёл уже, но он чем-то громыхнул в атриуме палатки, и Ацилия спросила:- Почему?..- Голос получился тихим, нерешительным, откашлялась и повторила:- Почему вы не стали продавать меня?

- А ты бы этого хотела? Сама – хотела?

Она пожала плечами, как будто он мог видеть это:

- Не знаю…- Помолчала немного.- Может, с ним я сумела бы договориться, он отпустил бы меня…

Её прервал холодный смех Марция из-за шторы:

- Отпустил?.. Наивная!.. Думаешь, он делает себе в убыток? Как бы не так! Он не похвалился, он и в самом деле умеет продавать женщин…- Примолк.

- А ваша выгода? Вы же цените деньги. Как вы говорили, «моё – это моё»! Вы жалели деньги, потраченные на меня, хотели вернуть. А разве это не подходящий случай?

- Слушай, ты?- Он резко отдёрнул штору, и Ацилия вздрогнула, вскидывая к нему лицо.- Ты, наверное, плохо представляешь себе, что бы с тобой сделалось? Думаешь, он отправил бы тебя на обычный рынок, откуда тебя купили бы, например, в какой-нибудь дом нянькой, или служанкой, да мало ли куда, пусть даже простой ткачихой?- Усмехнулся.- Он перепродаёт женщин в дорогие публичные дома, бордели для элиты! Это не простой лупанарий за пару сестерциев, а…- Она перебила его:

- А вам разве не всё равно?

Он замолчал, глядя ей в лицо, убрался, резко задёрнув штору. Ацилия поджала губы. А в самом деле, разве не так? Разве он не вёл всё время себя именно так? Деньги всё жалел, убивался? А теперь, что случилось? Ему же выгоду предлагают…



Александра Турлякова

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться