Нуманция

Глава 28

- …Ты с ума сошёл… Ты не представляешь себе, во что ты ввязался,- настала уже очередь Фарсия выговаривать ему.- Нет, я чувствовал, я догадывался, что здесь что-то не то, но…- Он качал головой удивлённо, кривил губы, но Марций слушал его, смотрел в лицо, думал, сам в себя, и ничего перед собой не видел.

Он не отдаст её, никогда не отдаст, кто бы и что ему ни говорил. Только бы этот день пережить, все эти нападки вытерпеть.

Он отвернулся, запуская пальцы обеих рук в волосы надо лбом. Как же он устал за сегодняшний день. А то ли ещё будет…

- Всё, Гай, я всё это понимаю, а сейчас перестань, хватит, мне надоело, я устал… Ты не первый говоришь мне всё это за сегодня, и я думаю, что и не последний…

- Ты просто не понимаешь, с кем связываешься, ты же простой деканус. Куда ты замахнулся? Давно тебе надо было отправить её от себя…

- Всё!- Марций выставил руку, прерывая речь возмущённого друга.- Я знаю… Я всё это знаю… Но я не отступлюсь…

Фарсий так и остался стоять с приоткрытым от удивления ртом, когда Марк развернулся и ушёл.

Конечно же, её дома не было, придётся раздеваться самому, долго возился с кирасой, всё равно не смог, просто устало сел на лавку у входа, уставился в точку на полу. Пусто здесь одному. К вечеру уже, а свет нигде не горит, мрак лежит по углам, пробираясь в душу. И Гая нет… Никого нет…

Никого!

Один!

Проклятье!

Поднялся, рывком дёрнул ремень кирасы, стараясь распустить пряжку, одному это сделать тяжело, такая вот у него кираса, придётся заводить другую, проще, дешевле, и, может быть, менее надёжную, потом… А почему, собственно? Только потому, что останется один? Да не останется он один! Нет и нет! Он не отдаст её ни за какие деньги…

Пусть сейчас она с ним, пусть наговорятся, насмотрятся друг на друга, их дело, пока, но пусть не надеются ни на что… Ни на что! Будь они прокляты!

Он нервничал, и руки дрожали. Кирасу он так и не снял, а когда зашёл дежурный центурион, вызывая к легату, Марций встретил его красноречивым взглядом.

Так он и думал. Вот, уже и легат.

Пришлось снова затянуть пряжку ремня, лишь бы со стороны смотрелось нормально, всё же к командующему идти.

Легат долго смотрел в лицо, жуя губы, словно думал, о чём хочет спросить, хмурил седые брови. Марк знал, он только вчера приехал из Рима, а что ему, собственно, здесь делать, когда весь легион распустили по домам, остались одни офицеры, да и те, у кого никого нет, как Марк вот, например.

- Стоило только уехать… Уже бардак развели.- Голос легата был серьёзным, но где-то в нём угадывались подспудно усталые нотки.- Это в первую очередь вас касается, деканус.- Марций устал так же, как и легат за весь этот день, поэтому тоже тяжело прикрыл глаза, готовясь всей душой к продолжению, которого он ожидал.- Вы меня удивили.- Валенсий повёл чисто выбритым подбородком: сейчас все бреются. Эта мода пошла от консула Сципиона Эмилиана, он-то брился каждое утро… Вот и все за ним… Тоже.

Эти мысли пронеслись в голове за долю секунды, Марк неотрывно следил за глазами легата.

- Я не хотел, господин легат.

- Ваша рабыня в самом деле дочь сенатора Ацилия?

- Если верить ей и её брату.- Даже глазом не повёл.

- Да-а.- Легат покачал головой.- Её брату сложно не верить, согласитесь.

Марк стал объяснять терпеливо:

- Я выиграл эту рабыню в кости ещё в Нуманции, она стоила больших денег. Мне много раз предлагали купить её, я…- Он сделал паузу, переводя дыхание.- Знаете, господин легат, я… я привязался к ней и не хочу продавать никому.

- Вот как?- Валенсий удивлённо приподнял седые брови, прошёл несколько шагов по штабному помещению, заложил большие пальцы обеих рук за пояс, задумчиво смотрел в пол.- Когда покупали её, вы не знали, что она дочь сенатора?

- Нет!- Марций резко повернул голову на легата, опустив подбородок, глядел исподлобья.

- А потом знали?

- Она что-то говорила… Да мало ли что говорят рабы? Можно верить, можно – нет!- Он обходил прямые ответы на вопросы. Нет, он не врал прямо, он делал так, как делал всегда: умалчивал правду, а это не ложь. Он всегда так думал, по крайней мере.

Легат помолчал.

- Вы знаете, кто её брат?

- Трибун…

Легат покачал головой согласно:

- Старший трибун консульского легиона, приближённый консула Сципиона – Гай Ацилий Минор. Я когда-то знавал его отца…

Плечи Марция поникли сами собой при этих словах. Кто будет связываться с таким «большим» человеком, да ещё и сыном хорошего знакомого, будь замешано тут хоть десять рабов?

- Продайте её, Марций, верните её в семью. Говорю вам, не приказываю, как человек человеку, а не легат… деканусу…- Он сделал паузу, выталкивая из себя это последнее слово, это звание собеседника, и стало ясно: не часто легат разговаривал вот так наравных с подчинёнными, да тем более такого звания. Для подобного разговора прибегают к услугам центурионов, как минимум, как посредников.- Для вас эта рабыня – прихоть, а для трибуна – дело чести, стоит ли сталкиваться лбами не за ради чего?..

- Господин легат…- Марций попытался вставить слово, но Валенсий продолжал как ни в чём не бывало:

- Я не хочу скандалов; кто бы ни был её отец, можете мне поверить, Сенат простит её, не без помощи консула, конечно, это не имеет значения. Эта шумиха и так стала уже достоянием легиона, вы хотите, чтобы сам Сципион прилагал к этому руку?..

- Господин легат…- Ещё одна попытка выразить своё мнение.

- Деканус, у вас на пути слишком влиятельные люди, куда вы замахнулись? Да и полетит не только ваша голова.- Усмехнулся, вернулся обратно к походному складному столу, заваленному свитками и табличками с приказами.- Знаете, деканус, я тут подумал: вы же у нас в разведке были, выводили легион из Испании, справились с заданием хорошо, как насчёт того, чтобы вам повысили звание? Вы были центурионом шестой центурии, а как вам звание центуриона первой?



Александра Турлякова

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться