Нумизмат

Размер шрифта: - +

ЖЕКА

Стефания  – вот как звали новенькую. Она зашла в отдел, когда я раскладывал монеты по годам, и кашлянула, привлекая внимание.

– Привет.

 Я поднял голову и увидел высокую девушку с резко выпирающим подбородком. Тонкие крысиные губы, гордо вздернутый носик и одежда из лучших брендовых магазинов обнимала ее худосочное тело. На запястье посверкивали дорогущие часы из модной коллекции.

– Салют! – ответил я любимым приветствием Ивана.

Мы немного поболтали. Из разговора я понял, что моя собеседница глупа, как пробка. Она в восторге от того, что устроилась на работу в «Нумизмат и филателист». И от Руслана Альбертовича в частности.

Прошло время, и Стефания уже вовсю общалась с командой Вязникова, презирала Ивана и жаловалась на меня из-за любой мелочи и оплошности, которую я допустил. Поначалу, к ее жалобам не относились с вниманием, но когда я со смешком отверг подарок: старинный крест на латунной цепи, за меня взялись всерьез. Вслед за Иваном меня поместили в оппозицию – значит, делали все, чтобы испортить мне жизнь.  Когда я вышел на работу в основной отдел, перед Новым Годом, (покупателей было много и один человек  уже не справлялся),  Вероника Савельева без зазрения совести свалила на меня всю грязную работу – разбор и выкладка товара, пересчет планшетов, холдеров и капсул.

– Я буду общаться с посетителями, а ты занимайся инвентаризацией, – сказала любовница Вязникова, посмотрев на меня нехорошим, оценивающим взглядом.

 К закрытию магазина в отдел заглянул Руслан Альбертович. Я закрывал кассу, на которой практически не работал, и каково же было мое удивление, когда я узнал, что в кассе не хватает двух тысяч.

– Чья это касса? – просмотрев чек, нахмурился нумизмат.

– Руслан, а на этой кассе сегодня работал Алекс. Он весь день очень плохо выполняет свои обязанности, я даже не знаю, почему… Уж как я старалась – даже инвентаризацию сама провела, но все бесполезно.

– Ты провела? – возмутился я.

– Ну, конечно. У тебя, что, совсем память отшибло? И как ты умудрился ошибиться на две тысячи, Алекс? Это непростительный промах.

 Заглянув в ее подведенные черным, смеющиеся нахальные глаза я понял, что меня подставили. Я отвернулся и встретился с требовательным взглядом Альбертовича.

– Ну? – сказал он хмуро, желваки на лице играли. – Как ты это объяснишь? Где мои деньги?

«Где твои деньги? Спроси у своей любовницы!» – хотел огрызнуться я, но промолчал. Впервые за все время я задумался об увольнении. Конечно, Ивэн говорил, что из этой организации пути обратно нет, но почему? Он мне не объяснил. А я все любил проверять  самостоятельно.

– Я жду объяснений, – Вязников сидел хмурый и насупленный.

Я уже открыл было рот, чтобы осчастливить его своим увольнением, но тут дверь с грохотом открылась и внимание от меня было отвлечено. В дверях стоял спортивный мужчина. Короткая стрижка ежиком,  лицо открытое, ясные голубые глаза.

Он мне кого-то неуловимо напоминал… И, переведя взгляд на директора, я понял, кого.  Стоящий в дверях мужчина был улучшенной версией Вязникова, желтоволосой и светлоглазой. Вот каким мог бы стать Руслан, убери он с себя все розовое и блестящее, приведя тело в порядок… разве что брюзгливое выражение лица, так бы и осталось брюзгливым.

 Мужчина меж тем уверенным шагом преодолел разделяющее нас пространство и кивнул Вязникову, сурово и с вызовом.

– Ну, здравствуй, Руслан.

Вязников долго изучал вновь вошедшего, его лицо стало хмурым и каким-то испуганным. А потом будто бы окаменело. Но за маской безразличия проступала ярость, ненависть и даже зависть, вот какие сильные чувства возбудил в нумизмате неожиданный посетитель!

– Что надо, Евгений?  Мы уже давным-давно все обсудили, и повторять я не собираюсь…

– А я вот собираюсь! – рявкнул новоприбывший Женя и ударил кулаком по столу, заставив Вязникова вздронуть. – Да, мы все обсудили, но это было до того, как я узнал, чем ты тут занимаешься! Пудель! Ну надо же. Подходящее имя для такого мудака, как ты.

Вязников встал. Двое буравили друг друга ненавидящими взглядами.

– И кто же тебе сказал? – почти шепотом спросил Руслан, но этот шепот далеко разнесся в тишине нумизматического магазина.

– Какая разница – кто. У меня есть свои связи. И я уж найду способ понять, кем стал мой сводный брат… В кого ты превратился? Да как ты еще не сгорел со стыда, а, Рус? Неужели забыл то время, когды мы вместе пол страны объездили, путешествуя на товарняках…

– Вот и возвращайся на свои сраные товарняки! – взвизгнул Руслан, покраснев. – Для меня это в прошлом. Я бизнесмен, – сказал он с гаденькой улыбочкой. – У меня есть деньги, связи и власть. А чего добился ты, Евгений?

– В отличие от тебя, я свою душу не продавал!

– Заткнись, – Вязников затрясся, того и гляди приступ хватит. – Заткнись и убирайся из моего магазина. Ты мне не брат. Я не хочу иметь ничего общего с  таким нищим твердолобым идиотом,  как ты.



Гамильнот

Отредактировано: 15.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться