Нужный враг

Размер шрифта: - +

Глава 16. Чем дальше в лес...

«Что мне делать с собой,

Князь мой, враг мой,

Моя боль, мой свет,

Если жизни нет,

Если ночь темна,

Велика цена?

Мне не уйти —

Ты прости, прости,

Прости мне…» (1)

 

Утро было не просто ужасным, оно было… Отвратительным! Раздражало все — солнце, собственное отражение в зеркале, ноющая голова, Лексий, как всегда брутально-шикарный, но убила бы скотину, за его подколы! Ни капли сочувствия к бедной мне!

— Давай-давай, активнее ножками перебирай, Искра!

Сволочь! Ничего, я еще отомщу!

Лошадь мы так покупаем, ага. Лошадь… И лошадей тоже ненавижу!

— Пить меньше надо, — изрек Лексий, глядя на мою несчастную физиономию.

— Какие мы умные!

У меня даже огрызаться сил не было — Тиш утром тоже читал мне лекции о вреде пьянства. Совсем распустился! Нет, сдам Леру на воспитание! Этак меня и табуретки скоро воспитывать начнут!

Лошадь мы купили… Точнее Лексий сторговался, устав слушать: «Ой, а почему она у вас такая костлявая? А сколько дней ей до смерти?»

Хорошую лошадку сторговал, ага! Рыжую! Вдвойне сволочь!

— Искра, хватит ворчать, — Лексий явно веселится.

— Не перестану.

— Как ребенок, ей богу! Я тебя отшлепаю тогда.

— Держи свои фантазии при себе! — ляпнула я и прикусила язык. Дурааа…

Наверное, оборотень нашел бы что сказать, только он вдруг побледнел и сжал пальцами виски.

— Лексий!

— Подожди… — Лексий перевел дыхание и, не глядя на меня, коротко бросил:

— Уезжаем.

У меня хватило ума не спорить. Потом расспрошу.

Только мы отъехали от деревни, как я стала теребить Лексия.

— Искра, отстань! Я сам не понял!

— В смысле?!

— Толком не понял, но что-то жуткое. Темное и страшное.

— Старушка с косой и парочка чертей?

Оборотень поморщился.

— Не знаю… Если все верно, скоро узнаешь.

— Эй-эй, Лексий! Ты избавиться от меня хочешь?!

— Не валяй дурака! Я ни черта не понимаю во всех магических заморочках и обрядах, место я тебе покажу, а дальше сама думай.

Я притихла. Такого Лексия я еще не видела. Серьезный, даже суровый, черты лица словно стали резче, даже слегка изогнутая прядь, выбившаяся из низкого хвоста, стала сдержанной, резкой, хотя еще утром ничего, кроме легкомысленного желания заправить ее оборотню за ухо, не вызывала.

От таких перемен даже Тиш притих. Обернулся совой и устроился у меня на плече.

Дорога вильнула, а Лексий свернул в лес, по едва заметной тропинке. Минут через сорок я вдруг стала понимать. Точнее чувствовать. И это мне совершенно не нравилось.

— Стой! — я исхитрилась затормозить Лексия как раз возле кромки чуть пожухшей травы.

Так и есть — ровный круг, а в центре… Сейчас проверим.

— Лошадей привяжи, только подальше, — сказала я, отдавая поводья оборотню, — и не вздумай за мной сунуться, с того света больше тащить не стану.

— Искра!

— Со мной ничего не будет, — заверила я.

Ну да, только потрепет слегка.

За кромкой сразу стало хуже. Хвала богам, на мне болтается очень интересный и неприметный камушек, сродни той хне, которая возвышается в центре круга. На мне вообще много чего болтается, полезного и не очень.

Однако, каждый шаг давался все тяжелее. Уже возле самого центра я пошатнулась, чуть не упав. У меня за спиной охнул Лексий, но следом не полез. Хороший половик, хвалю.

Ага, а вот и камушек. Черт бы его побрал! И черти жрали!

Черный куб и фиолетовыми прожилками. Ничего особенного, правда? Только при попытке прикоснуться меня хорошо тряхнуло. Правильно — темное и светлое не совместимо. Да и вытянуть силу из меня нельзя, наоборот — делиться приходиться, вот и бесится, Марвово отродье.

Ладно, главное я поняла, пора уходить. Черт… Сложно! Силу эта дрянь забрать не может, но пытаться удержать — вполне. Радовало одно — чем дальше от центра, тем легче. Последний рывок и я повисла на оборотне.

— Может просветишь меня, грешного? — тише, чем нужно спросил он, не торопясь меня отпускать.

— Только отъедем и подальше! Ты дорогу потом найти сможешь?

— Смогу. Все так серьезно?

— Потом, ладно?

Лошади нервничали, что не мудрено. Пришлось отвести их подальше и только потом забраться в седла.

Порядком отъехав от гостеприимного камушка, я пустила лошадь шагом и полезла в сумку.

— Письма писать буду, любовные, — ответила я, заметив недоуменный взгляд оборотня. Вру, но только наполовину.

— Тиш, послужи на благо Родины?

— А куда я денусь? Ты ж от меня не отстанешь, — проворчал висник, позволяя привязать ему к лапе послание.

— Не отстану. Давай, вперед! Девиц не обольщай, с незнакомцами не пей!

Тиш фыркнул и взлетел с моей руки, мгновенно набирая высоту.

— Теперь расскажешь? -спросил Лексий.

— Расскажу. Только поехали, а то темнеет быстро, а меня не манит тут ночевать.

Оборотень кивнул, даже возражать не стал.

Хотя, чего возражать? В Лавии осень, как-никак. Пусть теплая, но осень и день стал короче, да и под утро холодает.



Александра Эльданова

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться