Нянька для дракона

Глава шестая

в которой мои 33 несчастья продолжаются: я копаюсь в земле, не вовремя блещу стихотворным талантом, а в моей комнате появляются еще одни незаконные жильцы, приведшие к пожару

 

Утром, проснувшись, я почувствовала на себе что-то тяжелое. Открыв глаза, увидела дракона, растянувшегося на мне, причем филейной частью к лицу. Пузо он прижал к моей ключице, мордой доставал до живота. Ну и наглость.

– Буран, а хотя бы мордой к лицу никак? – спросила я у его задницы. Дракон тоже проснулся и вильнул хвостом, ударив меня по носу.

– И тебе доброе утро, – отозвалась я.

Сбросив наглеца на одеяло, я заметила, что за ночь наросты на его спине раскрылись, между косточками стали видны перепонки. Буран тоже заметил обновления и довольно сжал и разжал маленькие крылышки.

– Скоро и летать сможешь, – хмыкнула я и погладила дракончика. Он радостно запищал, и во рту показались маленькие зубки. Растет он действительно не по дням, а по часам.

Я встала и серьезно обратилась к дракону:

– Буран, сиди тут. Я схожу за едой.

Я изо всех сил попыталась послать дракону телепатические сигналы своих намерений. Не знаю, получилось или нет – может, Зимний Буран просто стал освоился со вчерашнего дня. В любом случае, он потянулся за мной и запищал, но не жалобно. Я забежала в ванну, потом совершила набег на кухню. Прикарманила чей-то йогурт из общего холодильника (не подписано – значит, общее; закон нашего общежития. Я тоже иногда попадаюсь, забыв подписать). Себе сделала яичницу и налила чай, понесла все это в комнату, где застала следующую картину.

Зимний Буран еще до моего прихода сумел запрыгнуть с кровати на подоконник и пошел водить знакомство с мухомашкой. Та прикинулась невинным цветочком и замерла, наивный Буран с любопытством потянулся к желтой сердцевине. Я открыла дверь, как раз когда мухомашка бессовестно захлопнула белые лепестки на морде дракона. Я сильно сомневалась, что небольшое растение съест крылатого ящера, пусть и маленького, но оттяпать что-нибудь может.

Я бросилась на помощь малышу, но пока бежала из одного угла комнаты в другой и ставила еду на стол, Буран вывернулся и сожрал плотоядный цветок – только стебель грустно поник, скорбя о содеянном. Я обалдело уставилась на дракона, а тот лишь пискнул в ответ. Ну, и кого тут еще надо было спасать?.. Мда, Тиффани меня убьет. Впрочем, когда она увидит, что у нас живет дракон, ей будет не до почившей мухомашки.

Буран с удовольствием позавтракал не только цветком, но и йогуртом, отхватил кусочек моей яичницы и сунул длинную морду в кружку с чаем, чуть не опрокинув ее. И впрямь дите малое. Вот только у меня нет времени возиться с ним.

– Прости, Буран, мне надо идти. – Я взяла малыша на руки и почесала пока еще нежный подбородок. – Обследуй комнату и веди себя хорошо. Вот орешки – съешь, если проголодаешься. Вот катушка ниток – можешь поиграть с ней. Но не перепутай, что для чего!

Буран выслушал меня так внимательно, что я не сомневалась – он меня понял. Я опустила малыша на пол, и он обнюхал миску с размельченными орехами. Есть не стал – видимо, после вчерашнего переедания про запас он догадался, что голодуха ему не грозит и съедать все разом необязательно. Потом Буран прошлепал к предложенной катушке синих ниток. Не знаю, играют ли драконы, как собаки или кошки, но ничего другого я не нашла. Буран, тем не менее, остался доволен: толкнув лапкой катушку, он пришел в восторг от того, как она покатилась прочь, и с радостным писком запрыгал вокруг. Толкнул в другую сторону, потом еще.

– Вижу, что тебе нравится, – подытожила я. – Не скучай.

Я прихватила пропуск и тихонько вышла за дверь, не забыв запереть ее на ключ. В коридоре столкнулась с Тимом, и мы пошли вместе. Как и я, он надел спортивный костюм.

– Куда ты? – поинтересовалась я.

– К земляничкам. А ты?

Я собиралась на конюшню, но, подумав, решила пойти с Тимом. Вместе веселее.

– Как там… – Тим оглянулся по сторонам и громким шепетом закончил: – …Буран?

– Растет, и очень быстро. Уже более самостоятельный. Только не знаю, чем кормить, сама скоро буду питаться солнечным светом.

– Бери еду в столовой, – предложил Тим и пояснил, увидев мое скривившееся лицо: – Да не для себя, для Зимнего Бурана. Сама говоришь, он всеядный, так что и таракана с удовольствием слопает.

Идея мне понравилась – заодно и проверим, как там обстоит дело с насекомыми и действительно ли ото всех непрошеных гостей избавились.

 Мы с Тимом подошли к огороду, поприветствовав Апогея. Гигантский пес радостно облизал нам руки. На грядках уже собралась кучка должников, человек восемь, и рассредоточилась по огороду, занимаясь каждый своим делом. Любителей чистить стойла было явно маловато. Парень, который окликнул меня, когда я искала улики, внимательно наблюдал за их работой, как надзиратель.

– А, еще одни, – с кислой миной протянул он, увидев нас. – Идите сюда. Да не топчите культуру! По тропкам, по тропкам!

Мы гуськом приблизились к нему.

– Меня зовут Лопатыч, – сказал он, – и первый, кто засмеется, не разогнет спину до заката.

Я прикусила губу, чтобы не засмеяться, и напрягла живот. На Тима я даже не глядела, иначе бы точно не удержалась. Я могу начать смеяться, даже если он мне палец покажет. Или посмотрю на его лицо – вспомню что-нибудь смешное из наших разговоров и не могу остановиться. Но мы отвернулись друг от друга, и Лопатыч, внимательно осмотрев наши лица, счел их достаточно серьезными.

– Это кличка, но все зовут меня только так, – пояснил он. – Ну, мелкота, термоустойчивые щиты создавать или обновлять умеем?



Александра Караваева

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться