Нянька для дракона

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

в которой зима тревоги нашей приносит нерадостные известия, а чей-то любопытный нос переживает не лучшие времена

 

Как выяснилось на следующий день, Берек не прознал о том, что я использовала на Динке любовное зелье.

Дело было вечером, после очередного рабочего дня в конюшне. Я переоделась в спортивный костюм и пошла к полю, где уже собрался народ. Большую вытоптанную площадку со всех сторон окружали трибуны, где стайками расселись болельщики. На входе я столкнулась с Береком, и мне не удалось проскользнуть мимо, но он только поздоровался со мной, из чего я заключила, что он ничего не знает и на меня не злится.

Это не могло не радовать. О свидании Берека и Динки (как хотите, но я считаю это свиданием) знают только четыре человека, и ни у одного из них нет причин разглашать тайну. А потом, я надеюсь, позабудется и то, как я приставала к Динке с зельем, и мое присутствие в библиотеке. Никто не сложит два плюс два, а сама я поведаю эту историю только на фарфоровой свадьбе Динки и Берека. Вот уж посмеемся. Особенно Тим.

Он, кстати, держался молодцом. Я присоединилась к болельщикам на скамейках, оказавшись рядом с Динкой, и когда Тим подошел к нам, то чуть не лопнул от обуревавших чувств, но сдержался. Он смотрел то на Динку, то на меня и пытался что-то выдавить. Даже пропало все желание подшутить над ним.

– Как там на поле? – помогла ему я.

Он благодарно выдохнул.

– Мы выбираем судью и подсчитываем участников. – Тим показал толпу студентов и преподавателей, скучковавшихся на поле. Они находились в процессе жаркой дискуссии. – Только со стороны преподавателей нет болельщиков, так что меня просили отправить половину студентов на ту сторону.

Он повторил свою просьбу громче, обращаясь ко всем. Студенты начали переглядываться, но всем хотелось болеть за друзей. Ушло лишь несколько совестливых девушек.

– Что, никто не хочет поработать на зачет автоматом? – хмыкнул Тим и тут же закричал: – Эй, эй, ну, не все ведь, а! Имейте совесть, кто за наших-то будет болеть?!

В итоге студенты кое-как распределились между собой, и примерно половина перешла на скамейки с другой стороны поля.

– Ну и народ, – фыркнул Тим.

– Да уж, – согласилась я, хотя сама чуть не подскочила, готовая перебежать на ту сторону. Только присутствие Тима остановило меня, хочется за него поболеть. Вместо этого я вытолкнула со скамейки Динку – пусть идет болеть за команду Берека.

Тим вернулся на поле, где продолжалась дискуссия по поводу судьи. Кто-то предложил кандидатуру пожилого преподавателя истории миров, но студенты вежливо отказались. Еще бы, у него все списывают только так, за мячом он тем более не уследит.

Отдавать того, кто разбирается в спортивных играх, не хотелось – такие нужны на поле. Однако человек «со стороны», как я, например, не уследит за всеми тонкостями игры. В итоге выбрали студентку-семикурсницу, которая хорошо играла в футбол. Девушек решено было не брать в игру в виду отсутствия у преподавательниц желания побегать на поле, и семикурсница согласилась быть судьей, взяв в помощницы свою не менее спортивную подругу. В случае чего, бдящие зрители не останутся в стороне.

Некоторые из преподавателей, оказывается, вернулись с каникул – все-таки до начала семестра осталось меньше недели. Но все равно в итоге набралось только пять человек: замректора Лиор Гир, Тео Хеиван и трое других преподавателей. Но на их стороне также выступили Берек, Лерой и… принц Кримон с Эрилоном. Когда последние появились на поле, девчонки с трибун приветственно закричали, а у меня глаза на лоб полезли. Конечно, я не сомневалась, что они оба хорошо играют – посол был в прекрасной форме, а гоблин… ну, он таил много сюрпризов, и без умения играть он бы на поле явно не вышел. Однако меня удивило то, что благородные особы вообще присоединились к игре. Видимо, даже им тут стало скучно.

В итоге на стороне преподавателей играло девять человек. Среди студентов капитаном назначили какого-то семикурсника, и он быстро выбрал еще восьмерых участников, среди которых я заметила Тима и Лопатыча. А Кристофа отфутболили на скамейку запасных.

Игроки распределились по секторам, зрители утихомирились на скамейках. Запасные игроки сели рядом со мной. Вдруг на поле появилась лаборантка в футболке и облегающих лосинах и засеменила к капитану команды преподавателей, Хеивану. Тот ее выслушал, поджав губы, и нехотя объявил, что у них есть десятый участник.

Во дает, эта лаборантка. Такая тихоня, прямо как Динка, а играет в футбол. Я вспомнила, как она постоянно семенит по коридорам в юбочках и на каблуках, словно благородная леди, и решила, что ее спортивные умения остаются под вопросом.

Тем временем команда студентов собралась в кучку у скамейки, чтобы посовещаться.

– Нам нужен десятый игрок, – услышала я голос капитана. – Но за них играет лаборантка, так что будет честно взять девочку.

– Давайте Риту возьмем, – предложил Тим.

Я резко обернулась в их сторону. Нет, я, конечно, предлагала свою помощь, но не думала, что до меня и правда дело дойдет.

– Может, лучше… – Я огляделась, ища глазами более спортивную девушку, но меня схватили за руки и потащили на поле.

Таким образом, я вдруг оказалась на вытоптанном поле, в среднем правом секторе вместе с Тимом и Лопатычем. От другой команды присутствовали лаборантка, Берек и Хеиван.

Я не большой фанат спортивных игр, но точно знаю, что футбол Эльса несколько отличается от земного. Поле здесь разделено на четыре сектора – два средних и два крайних, у ворот. В каждом секторе – два-три участника от каждой команды, и за границы переходить нельзя. Сложная система штрафов карает тех, кто касается мяча руками, выходит за пределы сектора или использует магию. В зависимости от разных проступков, могут удалять игрока, назначать пенальти, сдвигать границы или менять игроков местами.



Александра Караваева

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться