Нянька для дракона

Глава четырнадцатая

в которой человек-невидимка предъявляет свой облик, и в лесу встречается большая компания

 

Наступил понедельник. Я проснулась с тяжелыми мыслями о новом семестре, начавшемся без меня. Если вчера на мои поиски мог никто и не отправиться, то сегодня-то одногруппники заметят мое отсутствие на парах и забьют тревогу. Не то чтобы я могла похвастаться регулярным посещением оных, однако в данном случае мое отсутствие выглядело подозрительным.

Эта мысль подгоняла меня. Успеть вернуть Бурана его родителям – вот все, о чем я могла думать, и ноги сами несли меня вперед. Я чувствовала себя так, словно иду уже месяц и буду идти всю оставшуюся жизнь, но не позволяла усталости брать верх. Запасы еды заметно таяли, но и об этом я старалась не думать.

Однако, в сложившихся далее обстоятельствах, мне не пришлось заботиться о еде и отдыхе. Жаль только, что не получится сделать приписку «к счастью», ибо такового совершенно не наблюдалось.

После воссоединения с Плюшем мы шли целый день. Медведь снова куда-то пропал и вернулся во второй половине дня. Пройденное мной расстояние оставляло желать лучшего, но я не сдавалась. Чтобы отвлечься от посторонних мыслей, по дороге я припоминала различные заклинания, чем изрядно повеселила Бурана: он зачарованно наблюдал за искорками в воздухе, за разросшимся до размеров лошади папоротником, за шариками воды, извлеченными из бьющего ключа, и прочими результатами моего творчества. Вечером безо всяких происшествий мы легли спать у костра.

Произошло все на следующий день.

К тому времени как солнце прошло половину небесного маршрута, мы уже давно были в пути: пересекли вброд небольшую речку и просторный луг, снова оказались под сводами деревьев. Буран время от времени подавал недвусмысленные знаки: он чувствовал свою родню. Где-то в глубине души я начала надеяться, что он ошибся, драконица за ним не прилетит, и я возьму Бурана обратно. Но умом я понимала, что так дело не пойдет.

Около полудня мы остановились на привал. Точнее, я рухнула на землю без сил, и мои спутники, обладавшие завидным запасом энергии, вынуждены были остановиться. Переведя дух, я села, прислонившись спиной к стволу дуба, и выдала холодный паек – себе и Бурану. Плюш вполне успешно добывал пищу сам. Буран, впрочем, тоже по дороге охотился на мелкую пакость и жевал растения, но от лишнего куска хлеба он не откажется. Однако переварить обед как следует мы не успели.

Среди деревьев что-то хрустнуло. За время нашего похода я уже успела привыкнуть к самым разным шорохам дикой природы: то сова пролетит, то мышка прошмыгнет. Ничего крупнее, к счастью, не попадалось. Поэтому на хруст я хоть и обратила внимание, но ничего не предприняла. Однако подскочила до небес, услышав знакомый голос:

– Прогуливаем пары?

Буран и Плюш тоже обернулись в сторону говорившего. Он вышел из-за деревьев на небольшую полянку, где мы обустроились на обед, и не спеша, с грацией льва, загнавшего моську в угол, привязал поводья вороного коня к низкой ветке.

Проглотив удивление, я постаралась напустить на себя важный и спокойный вид.

– Эрилон, – сухо поздоровалась я, но голос дрогнул.

– Рита. – Он насмешливо кивнул в ответ и подошел ближе, остановившись в нескольких метрах от меня.

Эрилон принарядился по случаю слежки: в великолепный костюм для верховой езды с вышивкой на курточке, высокие черные сапоги и длинный плащ почти до земли. На поясе висел свернутый кнут. Посол принял небрежную позу, перекинув вес на одну ногу и засунув большие пальцы за ремень.

Мы просто смотрели друг на друга, делая вид, что ничего необычного не происходит. Всего лишь два мало знакомых человека встретились в лесной глуши и обменялись приветствиями. Конечно же, каждый в это время обдумывал план дальнейших действий.

В моей голове все присутствовавшие мысли в панике носились туда-сюда, сталкивались и размножались ускоренным почкованием, но ничего стоящего так и не появлялось на свет. Чтобы оттянуть время, я произнесла:

– Я знаю, что это вы контрабандист.

– А я знаю, что ты знаешь, – парировал он.

– А я знаю, что вы знаете, что я… – Я попыталась продолжить эту игру, но запуталась.

– Я и об этом знаю. Только, пожалуйста, не продолжай, – поморщился Эрилон.

Я сглотнула. Мое удивление при появлении посла было искренним – однако правда и то, что я догадывалась о его роли в происходящих событиях.

В тот вечер, когда я решилась уехать с Бураном, я перебирала в голове все, что случилось за последние недели. Кто мог привезти яйцо на территорию института? Кто мог выкупить его? Я не хотела верить, что это может быть кто-то из наших, но ведь не все из присутствовавших были «нашими».

Тогда я припомнила слухи, что дворяне приехали еще до бала. Сколько длилось это «до»? Вполне возможно, что несколько дней, которых было бы достаточно для перекупки драконьего яйца. Кто именно приехал раньше бала? Невозможно выяснить. Это мог быть любой.

Конечно, преподавателей и студентов я со счета не списывала, но в ход моих размышлений вмешалось подозрительное поведение Эрилона. Во-первых, только он и принц остались после бала – и кое-какая охрана, периодически замечаемая вместе с ними. Но решение остаться на территории института принимали Эрилон и Кримон, а не их стража, поэтому «массовку» я не принимала в расчет.

Вряд ли контрабандист покинул бы институт без добычи, поэтому я вычеркнула из списка и всех уехавших дворян. Остались двое вышеупомянутых. Их причина остаться была странной: как будто высокопоставленным лицам больше нечем заняться, кроме как куковать в институте до начала семестра, если можно вернуться в любое другое время.

Честно сказать, я подозревала обоих, но по их манере общения друг с другом – в ней чувствовалась некоторая неприязнь – решила, что они не могут работать вместе. Да и что связывает посла Дарона и принца Арленсии? Только институт магии, где они учились в совершенно разное время. Нет, только один из них был контрабандистом.



Александра Караваева

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться