Нянька для полковника

Размер шрифта: - +

Глава 3

Уже мчась в такси по готовящемуся ко сну городу, задумчивый полковник обратился ко мне.

– Заметили что-нибудь интересное?

– Рваные края раны, будто работали чем-то тупым, – сделав умный вид, весомо изрекла я. И тут же чуть не сгорела со стыда, услышав:

– Скальпелем, очевидно, они и не бывают острыми.

А вот в этом-то я и не разбираюсь. Я вообще трупов мало видела, а врачей знакомых нет, чтобы просветить. Но упорно делаю невозмутимый вид и пожимаю плечами, мол, если вы и так всё знаете, зачем спрашиваете?

– Хотя знаете, вы правы, края кажутся уж совсем неаккуратными. У скальпеля пила меньше, не должно быть таких лохмотьев.

С лохмотьями, конечно, Визор преувеличил, но лучше помолчу я в тряпочку, пока ещё какую глупость не сболтнула. В конце концов, кто тут следователь – он или я? Моё дело охранять, а не тела осматривать.

Тем временем полицейский строил предположения.

– Как будто взяли нож с пилой на обухе и резали обратной стороной. Насколько это вероятно?

Мы с мужчиной переглянулись и единодушно скривились, выражая скепсис.

– Тогда из вариантов пила в форме ножа или нож с зазубринами, или…

Снова та же гримаса. Хотя…

– Садовый раскладной, – выдохнули мы одновременно и одновременно же приуныли.

Садовые ножи с пилой столь же доступны, как и кухонные, и сузить круг подозреваемых не получится.

От мыслей отвлекло ощущение опасности. Я вскинула голову, осматривая двор знакомой многоэтажки (когда мы успели приехать?), но взглядом ничего не нашла. Однако я ведь эйва, и внутреннее чутьё подсказывает мне, что на крыше соседнего здания снайпер. Вот и блеснуло там что-то в свете заходящего солнца.

– Не выходите, – дёрнула за руку полковника, уже открывшего дверь автомобиля.

Мужчина кивнул и дверь захлопнул, а вот я вылезла. Во-первых, цель не я, во-вторых, даже если в меня выстрелят, от пуль я увернусь. Чёрт, не увернусь, позади стекло, если оно разобьётся, заказчик пострадает. Непривычно защищать чью-то задницу кроме своей, но пули в случае чего придётся ловить. Желательно не собой. А у таксиста преотличная книга на переднем пассажирском лежит, толстенькая, в твёрдом переплёте. Дорогая, наверное, но Визор может аналогичную купить.

Как мне не хотелось поворачиваться спиной к снайперу! Но пришлось, чтобы не вызывать подозрений. Если стрелок поймёт, что его засекли, может повести себя непредсказуемо.

Открывать дверь я не стала, потому что таким образом уйду с линии выстрела и подставлю полковника. Постучала в окно – в этой модели «Фьёрда» оно должно открываться. И открылось, слава богу!

Визор опустил стекло сантиметров на семь, но этого было достаточно, книга пролезет. Объяснила свою задумку и уже через несколько секунд держала тяжёленькое чудо типографии в руках. Таксисту и полицейскому приказала пригнуться и закрыть голову руками.

Снайпер, заметивший, как цель сползает в промежуток между креслами, понял, что его рассекретили, и выстрелил. Попал в книгу, разумеется, подставляться я не собиралась.

Через несколько секунд всё было кончено. Я, будто мешок с картошкой, несла на плече мужчину с проседью на висках, помахивала дырявой книгой и пыталась понять, куда делось оружие. Без него серьёзных обвинений выдвинуть мы не сможем. Ну да ладно, пусть полиция сама ищет.

* * *

На разборки со стрелком времени ушло немного. Полиция приехала в течение двух минут, ещё три занял диалог полковника и, как ни странно, капитана Фишера. С каких пор он выезжает на вызов? Неужели встреча с Визором не прошла бесследно, и моего старого приятеля, который моё имя вместо ругательств использует, понизили?

Впрочем, решив, что это меня не касается, я послала на прощание воздушный поцелуй капитану и зашла за работодателем в парадную. Несмотря на моё предложение идти впереди и разведывать обстановку, полковник приказал прикрывать спину. Я его недовольства моей инициативностью не поняла, но хозяин-барин.

Уже в квартире Визор внёс мою ауру в охранное заклинание, для чего самым наглым образом уколол мой палец булавкой и приложил к незамеченной мной пластинке у двери.

Я проследила за тем, как напитывается магией артефакт, и сунула израненный палец в рот. Интересная в Аль-Иргоне политика относительно всякого рода волшебства. Оккультные науки – под запретом, магией можно заниматься строго по лицензии, которую выдают единицам, и вообще в народе магов не жалуют, зато артефакты используются повсеместно. И больше всего – в полиции и армии, хотя именно эти структуры занимаются отловом магов.

– Проходите, Ксена, – приглашающим жестом указал на просторную гостиную Визор. – Вы ужинали?

Я подхватила сумку с моими вещами, валяющуюся в прихожей, и потащилась за полковником. Несмотря на то, что в его квартире мне бывать уже приходилось, она повторно поразила меня богатством и одновременной безликостью. Блестящий паркет на полу, мягкая мебель, обитая дорогим бархатом, плотные шторы из парчи, из-за которых выглядывал тончайший тюль. Всё в сдержанной гамме белого, золотого и коричневого. С высокого потолка свисала люстра из чистейшего розового хрусталя, а дополняли интерьер пейзажи и натюрморты в позолоченных рамах. Я словно окунулась в прошлое, в котором Аль-Иргоной правили не военные, а аристократы. Вот только это великолепие словно никому не принадлежало, в квартире самим Визором даже не пахло. В прямо смысле. Ни его шампунем, ни парфюмом ткани пропахнуть не успели, и создавалось стойкое ощущение, будто я пришла в музей. Даже моя однушка могла рассказать истории её жителей, в том числе и мою. За четыре года я оставила много трещин в стенах и свой запах, который выветрится нескоро.



Наталья Лисина

Отредактировано: 17.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: