Нянька для полковника

Размер шрифта: - +

Глава 4

Следующий день я встречала, сидя на подоконнике за той самой шторой, за которой пряталась, исполняя заказ Визора. Недели не прошло с той ночи, но привычная для меня жизнь перевернулась вверх дном. Полковник ворвался в неё, всколыхнув во мне неожиданные чувства, оживив воспоминания и разбередив старые раны. Подумать только, наёмница, которая славится среди своих тем, что не жалует полицию, работает на полицейского. Да ещё и притворяется его пассией, позволяет одевать себя в красивую одежду, как куклу, а сейчас сидит и старается даже не дышать, чтобы не разбудить мужчину. Мужчину, который по неизвестной причине манит, а оттого пугает. Где, спрашивается, мои гордость и хладнокровие? Хотя ответ очевиден – помахали ручкой, едва вдалеке забрезжил лучик свободы.

Визор заворочался, всхрапнув, и я вздрогнула. Слишком сильно погрузилась в мысли, даже не заметила, как солнце выплыло из-за горизонта. Небо окрасилось в нежный розовый цвет, кое-где виднелись сиреневые сполохи. Я уже и забыла, каким красивым бывает рассвет. Не сравнить с тем, что я видела дома, в горах, но так даже лучше, меньше ненужных воспоминаний.

Скрип кровати оповестил о том, что полковник проснулся. Кинув быстрый взгляд через штору, я разглядела едва различимые очертания сидящего и протирающего глаза мужчины. Широкий зевок заставил зевнуть и меня, хотя сна не было ни в одном глазу.

– Доброе утро, Ксена, – низко и не очень внятно произнёс Визор, почёсываясь.

– Доброго утра, босс.

Почему-то, глядя на растрёпанного после сна и двигающегося на ощупь полицейского, я не могла не улыбаться. Даже решила сварить кофе, пока мужчина умывается. Готовить я, конечно, не умею, но уж на кофе-то способностей хватит, там же делать нечего.

По крайней мере, я так думала, пока кофейная пена не побежала на плиту, и на кухне не завоняло гарью. Откашливаясь и глядя сквозь дым слезящимися глазами, я пыталась понять, что сделать сначала: открыть форточку, чтобы проветрить, или снять турку с плиты. Ситуацию спас полковник, прошёл широким шагом мимо меня, схватил, обжигаясь, турку и бросил её в раковину. Я в это время метнулась к окну и встала под открытой форточкой, жадно вдыхая свежий воздух. Не сказала бы, что очень в нём нуждалась, просто поворачиваться к полковнику было стыдно. Я видела его осуждающий взгляд в отражении на окне.

Визор покачал головой и вздохнул.

– Вы что же, не могли дождаться меня? – а после, не дождавшись от меня ответа, махнул рукой. – Ладно, идите сюда, научу вас варить кофе.

Я послушно слезла со стула, на котором стояла, чтобы доставать до форточки, и, стараясь не встречаться с полковником взглядом, подошла к плите. Мужчина же принялся отмывать, кажется, безнадёжно испорченную турку. Я, чтобы хоть как-то реабилитироваться, тоже взяла губку и флакончик моющего – плита, так же как и турка, была угваздана кофе. И пол, кстати, тоже, его позже протру.

Но не успела я отчистить даже корпус плиты, а Визор – отмыть несчастную посудину, в спальне задребезжал телефон. Трель его напомнила мне тот первый услышанный звонок Аарона, и шестым чувством я поняла, что причина всё та же – новый труп.

Полковник, вздрогнувший от резкого звука, пришёл к тому же выводу, нахмурился, сжал губы, побледнел и стал словно на десяток лет старше. Я же вновь убедилась в том, что дело о маньяке для него – не просто работа, а нечто личное. Визор ненавидел преступника, это читалось в его взгляде, устремлённом перед собой.

Когда трель раздалась повторно, мужчина сорвался с места, я, отбросив губку, – за ним. Полицейский взял подрагивающей мыльной рукой трубку и сжал её так, что послышался треск. Информация от Аарона, как и ожидалось, была нерадостной. Не знаю, что нового хотел увидеть Визор на месте преступления, но он, как и всегда, решил лично всё осмотреть. И это стремление работать самостоятельно тоже выдавало его особенную заинтересованность в поимке серийного убийцы.

Спустя три минуты после звонка мы уже неслись по городу, заставляя водителя игнорировать правила дорожного движения. Я не понимала причину такой спешки – труп и улики, если они есть, никуда не убегут, но полковнику не перечила – люди с манией бывают опасны, если встать на их пути к цели.

До реки добрались в рекордные сроки. Кинув таксисту купюру и не дождавшись сдачи, Визор выпрыгнул из машины. Мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним по пологому склону к реке. Там, всего в метре от неё, дежурил заспанный и уже не пышущий энергией Аарон. Парень хмуро смотрел на укрытый тканью труп и даже не поздоровался с подошедшим полковником. Просто откинул ткань и позволил рассмотреть девушку с белоснежными волосами, такими же ресницами и бровями. Те же самые порезы испещряли полноватое тело, но на голове спеклась кровь. Я прищурилась, разглядывая не вписывающуюся в привычную картину рану. И пусть мне довелось всего раз увидеть жертву орудующего в Лауре маньяка, было достаточно знания о неизменном почерке, чтобы понять, что что-то здесь не так.

Визор же, по вечерам медитирующий на снимки жертв, вовсе с первого взгляда определил:

– Это не он.

Аарон вопросительно вскинул голову и приготовился слушать.

– Порезы не такие ровные, края не такие рваные, смотри, на запястьях линии несимметричны.

Полковник был прав, помимо раны на голове было ещё множество несоответствий.



Наталья Лисина

Отредактировано: 17.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: