Няня для пижона

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Разговор с шефом следующим утром прошел крайне печально. Учитывая, что Виталий Данилович терпеть не мог перемен и сложно сходился с новыми людьми, беседа была та еще. Познакомившись с секретарем, что должна была заменять меня до открытия галереи, я немного выдохнула. Девушка оказалась сообразительная, в меру обаятельная, не сильно болтливая и неплохо разбиралась в делопроизводственных нюансах. Показав ей рабочее место, я стала проводить инструктаж, затем подарила блокнот, который писала почти всю ночь с пометками о привычках босса и местах, которые ей следовало выучить наизусть, а также его особых увлечениях.

- И как ты все это запомнила? – удивилась Оля, пролистывая мои заметки и над некоторыми зависая с недоумением.

- Ты к этому привыкнешь. Там все довольно просто. Главное, чтобы его ничто не раздражало. И еще, постарайся не быть всегда разной, он это плохо воспринимает.

- В смысле?

- Если сегодня ты пришла с легким макияжем и ровными волосами, то не надо завтра красить губы яркой помадой и делать высоких причесок. Перемены сбивают его с толку.

- А если мне надо на свидание?

- Дамская комната всегда в твоем распоряжении. И потом, парни любят естественность, - добавила я с самым уверенным видом, потому как выбора у меня попросту не было.

Оставляя шефа на Ольгу, я чувствовала себя словно молодая мать, впервые отдавшая ребенка в детский сад. Выйдя из здания офиса, поехала домой, постаравшись выбросить из головы мысли о шефе. Он справится. Надеюсь.

Что касалось моего нового статуса, то день знакомства с подопечным был назначен на завтра. Стефан сказал, что в городе у них есть дом, где художник живет со своей семьей, там он и планировал представить меня Станиславу. Что ж, сказать, что я волновалась ничего не сказать. Пол вечера выбирала одежду, проверяла свой английский на всякий случай, штудировала основы мировой художественной культуры. Мне представлялось, что я буду кем-то вроде учительницы, буду вести с Бикичем-младшим уроки и покажу ему мир художников таким, каким сама его вижу. Стефан сказал, что характер у сына сложный, поэтому я мысленно готовилась отражать любые атаки нерадивого ученика. Да, пожалуй, я заранее начинала относиться к Бикичу-младшему с покровительственной заботой и вниманием.

Но он превзошел мои ожидания. Когда водитель Стефана привез меня к дому, я спокойно вышла, поправив желтое льняное платье, откинула волос назад и пошла к встречавшему меня художнику.

- Рад видеть, Елизабета, -  в своей привычной манере улыбнулась знаменитость. Рядом с ним стояла новая супруга, ее я узнала сразу – в фан-группе Бикича было не одно их совместное фото. – Знакомьтесь, Оксана, моя жена.

- Очень приятно, - девушка вполне мило растянула губы в улыбке, позволив мне отметить свое симпатичное лицо, почти не тронутое пластикой. Она не выражала никакой враждебности и это меня воодушевило.

- Проходите в гостиную, я заканчиваю работу в мастерской, дайте мне двадцать минут. Оксана, займись гостьей.

- Конечно.

Вместе с женой художника я прошлась по дому, отметив его отличный дизайн, выдержанные тона и картины самого мастера на стенах. Заметив знакомое полотно, на миг замерла, как тогда у «Бури»:

- Это же…

- Да, она самая. Стефан любит эту картину, поэтому она висит у нас дома. – Пояснила Оксана, проводив в комнату для гостей с камином и кожаным коричневым диваном. – Чай, кофе?

- Чай, спасибо, - я нерешительно присела на диван, когда супруга Стефана вышла из комнаты в кухню. 

Мне не сиделось. Пока разглядывала бревенчатую стену, каминную полку с фотографиями и широкую плазму на стене время тянулось крайне медленно. В итоге я встала и подошла к окну с белой плотной занавеской. Аллея у дома была ухоженной, с забавными деревянными гномами вдоль кустов жасмина и ярких розовых пионов. Тут я услышала шум мотора и отодвинула занавеску, с любопытством поглядывая в окно. Сбоку от аллеи появился черно-серебристый мотоцикл, практически проехал по ухоженной зеленой траве, что покоробило даже меня, представляю, как обрадуется тот, кто отвечает за красоту дорожек в этом доме. Припарковав мотоцикл на подножке, гонщик перекинул одну ногу через сиденье, слезая, затем снял шлем, взъерошив волосы после езды. Погода стояла жаркая, но парень был в черной футболке и кожаной спортивной куртке с рисунком пламени на левом плече. Когда незнакомец повернулся, мы встретились взглядами. Он нахмурился, а я попыталась улыбнуться. Темные глаза под ежиком русых волос, волевой подбородок, чуть выпирающий вперед, слегка торчащие уши – это точно был сын Стефана, я почти не сомневалась. Одновременно симпатичный и в то же время какой-то по-юношески немного нескладный, хотя для его возраста это было скорее непривычно. Если бы я рисовала портрет, то точно бы сделала акцент на подбородке и этом взгляде, очень выразительный. Я продолжала наблюдать за парнем, когда тот решительно направился к дому. Буквально пару секунд, и он предстал передо мной, застав все там же, у окна. Я растерялась. «Какого черта ты здесь забыла?» так и читалось в его взгляде и облике в целом.

- Ты кто?

Первое, что меня удивило – он говорил по-русски практически без акцента. А еще при ближайшем рассмотрении я убедилась, что парень все же симпатичный. Нестандартный, но привлекательный. Интересно, какой он увидел меня?



Виктория Райт (Victoriza)

Отредактировано: 25.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться