О чем молчат звезды.

Размер шрифта: - +

Глава 6

Виола

Просыпалась я под мелодичные трели, больше похожие на рёв диких животных...Тори, моя соседка по комнате, только с четвёртого раза попала подушкой по злосчастному будильнику, после чего со спокойной душой завалилась спать. Я же к тому времени не могла и глаз сомкнуть. Пришлось подниматься и, переваливаясь с ноги на ногу, отправиться в душ. Стоя под горячими струями воды, я пыталась предугадать, каким будет мой первый учебный день. С волнением и душевным трепетом ожидала, когда, наконец, прозвенит первый звонок на урок, вернее, теперь уже на пару. Проторчав в ванной по меньшей мере минут двадцать, я заплела волосы в толстую косу, переоделась в форму академии - тёмно-синюю средней длины юбку, прозрачные чёрные чулки, бархатные мягкие балетки, белую рубашку и пиджак в тон юбке с алой эмблемой. Стильненько, ничего не скажешь! Войдя в комнату, я увидела Тори - она стояла перед зеркалом, накручивая прядь коротких цвета тёмного шоколада волос. Юбка едва доходила до середины бедра, а пиджак она держала двумя пальцами левой руки, перекинув его через плечо. Завидев меня, она сказала:

-Хай! Мне сказали показать тебе здесь всё, взять на себя ответственность за студентку-первокурсницу.
-Но ты ведь тоже только приехала. Разве нет?

-Не, я тут давно живу. Моя мама работает в академии. А сейчас собирай свои вещички и топай за мной. Первая пара - всеобщая история. Препод - ректор. Опоздаешь - и всё!

-Что „всё“?

-Да ничего. Будешь слушать длинную лекцию о такте, уважении к старшим и так далее.

-Ладно, я тебя поняла. Пойдём!

И мы отправились в путь длиной в один спуск по лестнице и три шага до пункта назначения - нужного кабинета. Войти в „обитель зла“, как величала его Тори, мы успели за минуту до появления профессора, маленького, но очень энергичного старичка в огромных очках, строгом костюме и со звучным голосом. Разложив на массивном из чёрного дерева столе многочисленные разноцветные папочки и кипу конспектов, преподаватель, прокашлявшись, сказал:


-Ну, приветствую всех вас в Межгалактической Академии, господа студенты! Я, профессор Стэнфорд, буду преподавать у вас всеобщую историю. Надеюсь на ваше хорошее воспитание, вежливость и уважение к старшим! В противном случае мне, как ректору, придётся...

„Начинается...“ - протянула Тори, лопнув пузырик жвачки цвета розового жемчуга. Я же достала тетрадку и принялась записывать за профессором каждое слово, изредка делая наброски на полях, которые с течением монолога ректора Стэнфорда превращались в маленькие иллюстрации, связанные с текстом лекции, - так я всегда лучше запоминала громадные объёмы информации. А ещё я - художник-самоучка, который пользуется любой свободной минуткой, чтобы чиркнуть в блокноте или в тетрадке...

Монотонный голос профессора убаюкивал даже меня, бесспорного жаворонка, и только внезапный тычок в бок от Тори спас от возможности заснуть на первой же своей паре. И когда я успела стать такой неорганизованной? Наверное, когда окончательно утонула в своих „ванильных мечтах ботана“, как выражались мои друзья с Каэрана, когда я на всех парах неслась к только что привезённым космолётом книгам...

-Ты рисуешь?

-Ага.

-Красиво! А можешь...нарисовать меня?

-Мм...Не знаю. Я ещё не рисовала людей.

-Ну, пожалуйста! Всегда хотела повесить свой портрет над кроватью и каждое утро любоваться собой. Да не смотри ты так! Я шучу! Просто мне понравились твои рисунки.

-С-спасибо!

-Не за что. Ну, так что? Берёшься? А я тебя на вечеринку первокурсников свожу.

Вечеринка меня не особо привлекала, но из желания подружиться с Тори, я согласилась.

-Вот и славненько! - улыбнулась она и одним махом изящной руки сгребла учебники и бросила в портфель - окончание лекции напомнило о себе мелодичным перезвоном колокольчиков, доносящимся откуда-то сверху.
А мы с Тори, окружённые плотным кольцом счастливых вследствие окончания длинной лекции студентов и студенток, отправились в следующий кабинет - на урок естествознания, дающий необходимые всем магам знания о природе и строении живых существ.
Весело, незаметно и непринуждённо прошли все оставшиеся лекции! Ну...не для всех. Похоже, я одна с энтузиазмом копалась в покрытых толстым слоем пыли старинных рукописях, обмотанных шершавой золотистой бумагой, (о да!), переписывала вслед за учителем формулы и алгоритмы с доски (что может быть интереснее?), изучала и анализировала полученные данные об истории нашего многогранного мира (это вообще божественно!) и в результате к обеду обзавелась отличными результатами - академия выставляла своим ученикам баллы, по количеству которых в конце семестров формировались оценки.

-Да ты монстр: так бойко отвечаешь! Просто мечта моей мамы! Отныне я сижу на парах только с тобой! - веселилась Тори, когда мы, стоя в многоголосой людской толпе, дожидались своей очереди, мысленно пуская слюни на сочные мясные фрикадельки, золотистые ленточки макарон, покрытых бордовым томатным соусом, нефритовые листья салата и неестественно яркие овощи, ароматные сыры и толстые колбасы...Ну, всё, прощай фигура! Не попробовать такую вкуснятину - грех!
Да! Да! Да! Наша очередь пришла! Своими загребущими ручищами я моментально опустошила начищенные до блеска витрины с едой, расталкивая локтями своих соперников - таких же голодных однокурсников. Тори, забыв о мнимой диете, не отставала: такая маленькая, она уже несла поднос с идеально построенной пищевой пирамидой. „И как, интересно, ничего не уронила?“ - предательская мысль закралась в голову, а зря я даже думала об этом...

Ничуть не стесняясь количества еды на подносе, я, гордо задрав подбородок, с царственным видом (или только я так думала?) отправилась к столику. И почему я была награждена такими ногами, а? Зацепилась за край дорогого ковра с витиеватыми надписями на мягкой поверхности...Как будто бы в замедленной съёмке, прямиком в суп к шедшему за мной невысокому однокурснику полетел кружок сыра, огурцы и помидоры стайкой птичек взметнулись к потолку, опустившись затем на головы, пиджаки и колени студентов, макароны решили стать живописно смотрящимся на бритой голове небезызвестного преподавателя по истории париком из золотых локонов...Падая, я приметила изумленные широко распахнутые цвета голубого льда глаза какого-то парня-брюнета. И что, спрашивается, он так на меня вылупился? Ой! Кажется на кого-то упала...Похоже, на него приземлилась...Ай да Виола! Какая молодец! Что? Юбка задралась выше колен? Отлично! А мозги твои ещё на месте? Да? А где они были, когда ты подбитым истребителем неслась к бренной земле? Что о тебе теперь все подумают? Эй, вставай уже!
Поднялась, со смущенной улыбкой отряхнулась, падала руку парню - жертве обстоятельств моей природной неуклюжести:



Полина Михайлова

Отредактировано: 04.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться