О чем молчат звезды.

Размер шрифта: - +

Глава 9

Виола

Шли дни, недели, месяцы...Неверие в сказочную реальность, полностью совпадавшую с моей розовой мечтой об идеальной жизни студентки, эйфория от каждого учебного дня, счастье просто от того, что учусь в академии, открываю мир магии в её стенах и с головой погружаюсь во вселенную знаний - все эти чувства слегка притупились, превратившись в уверенность в завтрашнем дне, своих силах и чётком понимании своего настоящего. Конечно, в моей жизни была не только учёба. Благодаря дружелюбной и общительной Тори, по природе своей скромная и немного стеснительная, я смогла подружиться с весёлыми девочками. Не то, чтобы мы стали лучшими друзьями за относительно небольшой промежуток времени с поступления в академию, но они всё же были для меня хорошими знакомыми, с которыми можно было посплетничать за чашкой ароматного утреннего кофе в столовой, тихонько пообщаться на парах, посмеиваясь в кулачок над глупыми шутками, посочинять небылицы про одногруппников, пробежаться по магазинам в выходные. Однажды девчонки даже вытащили меня в клуб, где, потягивая слабоалкогольный яблочный пунш, в окружении смеющихся подруг я чувствовала себя гораздо взрослее.
Единственным, что несколько омрачало мои безмятежные будни, был тот самый эпизод в столовой, когда я случайно испортила костюм незнакомца и теперь чувствовала себя виноватой. И даже пробовала найти пострадавшего и искренне извиниться за свою поразительную неуклюжесть и уму непостижимую случайность, по причине которых пострадал студент. Но, наткнувшись пару раз на ледяной взгляд голубых глаз и совсем не показную отчуждённость вкупе с полнейшим игнором, я оставила свои попытки. Этот парень по имени Дарий вызывал во мне противоречивые чувства: с одной стороны, его безразличие задевало, а с другой - он казался не более чем гордецом с завышенным самомнением, на которого и внимания обращать не стоило. Оправдывали моё негативное отношение рассказы нескольких девочек о разбитых им сердцах и абсолютному наплевательскому отношению к этому. Словом, я вычеркнула его из списка потенциальных друзей и нисколько об этом не жалела.


***
И снова бодрый марш будильника поднимает меня с постели и зовёт на ежедневные утренние малоприятные процедуры. Что же делать, хочется быть красивой и ухоженной! Ну, хотя бы для себя! Но сегодня всё как будто бы специально валится из рук: воздушная пенка для умывания попала в глаза, оставив два красных следа вокруг них, волосы, которые, ленивая я не просушила, превратились в птичье гнездо... Ко всему прочему, ударилась мизинцем об косяк. Издав страшный рёв, разбудила Тори, проснувшуюся с аккуратными локонами и даже без намёка на синяки под глазами. Ну вот, почему некоторым так везёт? Я тоже хочу быть принцессой! А сейчас больше напоминаю чудовище...

-Какой прекрасный день! Учиться мне совсем лень! - пропела Тори, разглядывая себя в зеркало и расчёсывая шелковистые волосы пальцами.

-Что не удивительно, - улыбнулась я (хотя улыбка моя напомнила оскал).

-Эй, не хмурься! Сегодня же праздник - вместо пар физподготовка! Ура! Долой учебники!

-Не знала, что ты так этому обрадуешься.

-Солнышко, парк, нет нудных лекций и строгих преподов! К тому же нас объединят! А на параллельном потоке столько симпатичных парней...- блаженно прикрыв глаза, с придыханием шептала подруга. Эта новость выводила неуёмную энергию Тори на новый уровень!

-Не смею дальше задерживать тебя, о великая! - рассмеялась я.

Мы с Тори очень сдружились в последнее время. Частично - на почве совместных пар и проживания, частично - из-за схожих интересов и разных темпераментов. Я, по природе своей спокойная, уравновешенная, тянулась к весёлой, жизнерадостной и удивительно беспечной Тори. Мы дополняли друг друга и могли говорить о чём угодно, погружаясь в ещё неизведанную мной вселенную современных подростков. Тори просвещала меня на тему модных новинок: сверкающие блески и матовые помады всех оттенков красного и розового, золотистые пудры и тени всех цветов радуги, банты и ободки для волос: Тори считала, что даже её пышное каре можно превратить в красивую причёску, используя при этом не только утюжки. Моё „волнистое безобразие“ она расхваливала и с радостью стала делать причёски и мне, а я не возражала: волосы приобретали божеский вид, переставая называться „творческим беспорядком“. Роскошные янтарные косы, скреплённые на темечке, пышные пучки, украшенные кольцами жемчужных заколок, искусственные цветы, вплетаемые в длинные пряди, - Тори демонстрировала мне всю глубину своей фантазии и таланта. Уверена, ей суждено оставить свой след в мире моды! Иногда преподаватели даже не узнавали меня: так менялся весь облик после утреннего „колдовства“ моей соседки.
-Хей, думала, я не замечу, что ты натворила со своими волосами? Совсем о них не умеешь заботиться! Отличница, а мозгов в голове ноль! И кому, спрашивается, такая ведьмочка нужна?

-Маме, - смеясь, сказала я.

-Только маме и будешь нужна, - молвила Тори, сразу же принимаясь наводить марафет: у неё это получалось изящно и совершенно непринужденно. Эх, вот бы и мне так научиться! А пока буду эксплуатировать новую подругу.

Вскоре мы в тёмно-вишнёвых спортивных костюмах, предоставленных академией, выходили из комнаты, чтобы вместе с остальными студентами отправиться в громадный парк, где проходили учения. Сегодня мы, все первокурсники, практиковали „приёмчики“ самообороны. Эх, нужно будет драться, что я не очень жалую, ибо в детстве жестоко поплатилась за свою драчливость.
А всё почему? Полезла защищать другую девочку - нежный цветочек, которую все постоянно норовили обидеть и оскорбить. Так вот, один малолетний пацан со всего размаха ударил мне в глаз. Я потом ревела весь день и вечер, хватаясь за синяк. Фиолетовое пятно пропало, а воспоминание так и осталось, навсегда (или на очень долгое время) отбросив всякую охоту вступать в бой. Но из страха напороться на гнев умудрённой годами преподавательницы, которую за глаза величали „ведьмой“ , я, как на каторгу, шла на каждое занятие. Кажется, профессор Инда, как она сама просила себя величать, работала здесь с момента основания академии. А это было где-то около века назад...Правда, долголетием в наше время уже никого не удивишь. Жили люди двести-двести пятьдесят лет...
Инда своё дело знала превосходно. Студентов гоняла на радость всем остальным преподавателям, получавшим на пары учеников, которые вели себя тихо и смирно по причине вселенской усталости после недолгих, но очень и очень физически активных занятий.



Полина Михайлова

Отредактировано: 04.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться