О чём поют цикады

Размер шрифта: - +

Глава 13

Непристойное предложение

Вопреки всем неурядицам, домой я вернулась в откровенно приподнятом настроении.

У дороги, сворачивающей к родному лесу, ютилась круглосуточная АЗС в которую, исходя из объявления требовался заправщик. Так как наличие опыта работы роли не играло, а без стабильного заработка мы с Яром зиму не протянем, я решилась попытать удачу и там. Что-что, а опыт дело наживное. И всё же, памятуя о том, что суеверные работодатели не брали меня даже дворником, на положительный исход собеседования особой надежды не было. Уж не знаю, кого благодарить, толстокожесть местного начальства или высокую текучесть кадров, но меня в итоге приняли, с испытательным сроком в один месяц. График работы сутки через трое – это не так уж и долго, чтобы понять, подходит ли нам с Яром такой распорядок. Вот только заступать я должна уже завтра, в 6 часов утра.

***

Эта ночь сильно отличалась от предыдущих глубоким и спокойным сном. Не было ни кошмаров, ни шорохов и, что самое удивительное, в сердце поселилось уже подзабытое чувство защищённости, которое не угробила даже обнаруженная в ходе утренней уборки пропажа Никитиного телефона. По крайней мере, в шкафчике его больше не было. Я лишь покачала головой, решив, что Яр взялся за старое и снова рыщет по моим вещам в поисках воображаемого клада. А раз так, спокойно продолжила заниматься домашними делами: застелила постель, протёрла пыль, наполнила водой небольшую лейку для полива цветов, в последнее время беспечно преданных забвению.

Недавно пересаженная в новый горшок герань поникла. Края её нижних листьев пожухли и стали буро-коричневыми. Пришлось их удалить, впрочем, без особой надежды вернуть ей прежний цветущий облик. Когда с фито реанимацией было покончено, на зубчатом листе растущего по соседству алоэ, тревожным звоночком всколыхнулся чёрный птичий пух. А на полу у самого изголовья кровати, обнаружились два пера, того же цвета. Вчера вечером их там точно не было, я бы заметила, когда ползала в поисках потерянного Яром самолётика.

Выходит, ночью прилетали гости.

От этого открытия стало не по себе. До самого вечера мне не давал покоя вопрос, как так получилось, что враг сумел пробраться незамеченным, и самое главное, почему на этот раз он не стал меня ни пугать, ни мучить?

Зачем тогда прилетал?

***

Стоя ранним утром на веранде, я вдохнула рассветную свежесть. Вдохнула полной грудью. До головокружения. Надежда – вот чем пах этот новый день. У меня появилась работа, а значит, теперь мы с Яром прорвёмся! Когда-нибудь я обязательно увезу его отсюда. Из глухого леса, где ему не завести друзей. Из проклятого места, в котором обитает древний ужас забытых преданий. А пока, я оставила брату подписанные контейнеры с едой и строгий наказ никому не открывать дверь.

Абсолютно никому. Особенно Никите.

Всю дорогу до заправки мне чудился чей-то прожигающий спину взгляд. Тяжёлый, нервирующий... и волнующий. Как бы то ни было, вскоре страхи покинули сонную голову, за надобностью приступать к выполнению рабочих обязанностей.

До этого момента мне никогда не доводилось заправлять машины, поэтому Виктор, мужчина которого я должна сменить, вызвался провести мне краткий инструктаж.

– Запоминай, – Виктор указал на воображаемое авто. – Первым делом здороваешься, спрашиваешь каким топливом заправлять. Затем, на цифровой колонке набираешь нужный вариант и литраж или сумму. Вставляешь пистолет в бак. Аккуратно! – тут он театрально выпучил глаза и сделал грозное лицо, отчего его пышные усы встопорщились как у струхнувшего кота. – Важно не капнуть на автомобиль топливом. Да, и курить нельзя!

– Я не курю.

– Вот и не вздумай начинать, – со знанием дела покивал мой строгий наставник. – Утром тебя сменит Степаныч. Всё, мне пора, счастливо!

– Хорошего вам дня!

– Ах да, чуть не забыл, чаевые твои! – подмигнул мне Виктор.

Потенциальные чаевые грели душу, но за первую половину дня, мне не перепало ни гроша. Поначалу было трудно. Как только подъехала первая машина, я растерялась и сунула пистолет в бак, забыв предварительно узнать, что заливать. Осознав свою ошибку, я поспешно исправилась и впредь старалась быть внимательнее, упорно оттачивая свои действия до автоматизма.

Когда утренний час пик минул, и поток машин заметно схлынул, я, наконец, перезнакомилась с немногочисленными сотрудниками заправки. Это был охранник средних лет, Аркадий, и оператор Валентин, возраст которого сложно было определить из-за закрывающих лицо, крашенных в чёрный цвет волос. Последний был не очень разговорчивым, и, сухо представившись, уткнулся обратно в пухлую книгу по хиромантии.

Со слов Аркадия, они вели затяжную войну за право выбора музыкального канала на работающем в углу помещения телевизоре. Пока что, по праву старшего (и более наглого) выигрывал доблестный представитель охраны, поэтому любой вошедший мог послушать музыкальное откровение о том, как сильно душу исполнителя радуют пресловутые, золотые купола. Я, как человек, не являющийся особым поклонником шансона (да и вообще музыки в целом), предпочла отсиживаться на улице, изнывая от жары и с завистью поглядывая на работающий внутри здания кондиционер.

К вечеру пришлось признать, что работёнка-то оказалась далеко не такой лёгкой, как могла показаться в самом начале. Выданная утром форма – темно-синий комбинезон с белой футболкой и бейсболка, была сшита из слишком плотной ткани, отчего постоянно липла к взмокшему телу. Однако я не жаловалась: широко улыбалась водителям и даже заработала свои первые чаевые от милой женщины за рулём красных Жигулей.

После полуночи стало легче. Машины ездить перестали, и я с любопытством следила как суровый Валентин с чувством подпевал каким-то лохматым типам в коже и масках, пока Аркадий упившись просроченным кефиром, прохлаждался в уборной.



Яна Лари

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться